Игорь Лебедев (kot_begemott) wrote,
Игорь Лебедев
kot_begemott

Метафизика русского развития



Беседа с Алексеем. Расшифровка диктофонной записи.

И: Нам предстоит сформулировать такую общественную систему, чтобы она развивалась. Не как на Западе, но чтобы развивалась. Давай сейчас это сделаем? Значит слушай: вот я тут начал думать о старообрядцах. Старообрядцы, если не ошибаюсь, занимали ключевые роли в экономике до Революции? Ну не ключевые, скорее серьёзные. Они очень интересно вели дела, очень добросовестно. Практически все миллионеры, если не ошибаюсь, были старообрядцами.

А: Нет, там хитрее было. Старообрядцы определенный кластер представляли в экономике, наряду с евреями, с иностранцами, наряду с чиновниками, которые скажем так, получали "добро" от государства. Не всё так просто, но определенный кластер да, составляли. Пятую часть от всех точно.

И: Если не ошибаюсь, у них это было связано с консолидацией по религиозному признаку, как у евреев.

А: Ещё у них играл фактор того, что они накопительством занимались, чтобы как-то самоутвердиться.

И: То есть за счёт их противостояния официальной религии у них была дополнительная мотивация?

А: Да. Потому что в армию они не пойдут. Значит закрывается один лифт. В церковную деятельность они не пойдут, у них своя религия, много денег с этого не поимеешь. В государственную службу их тоже практически не брали. Да и они сами считали что с Антихристом дело иметь не стоит. Поэтому вот, остается только утверждаться через экономику.

И: И вот получается так, что кроме государства, которое дает "волшебный пендель", у нас оставался практически единственный актор развития - старообрядцы. Это условно, потому что слишком голая схема. Важный момент: они были актором развития потому, что противостояли государству, которое считали сатанинским. Понимаешь к чему я клоню?

А: Уже да.

И: Смотри что мы имеем. А мы имеем в России только три составные части. Как в Индии были: шудры, вайши, брахманы. По сути дела мы имеем государство, то есть чиновничью пирамиду, мы имеем народ, и мы имеем интеллигенцию, которая противостоит и тому и другому. Важно то, что интеллигенция знает, как надо развиваться, но она не может, у неё нет ресурсов. А государство и народ имею ресурсы, но не знают. Интеллигенция знает, но не может, государство может но не знает, а народу развитие нафиг не нужно. Народу нужно "жить хорошо".

Народ любит Запад и хочет чтобы мы развивались. Но ему нужно, чтобы развитие имело определённую долю комфорта, а не развитие как таковое. Мы с тобой говорили, мне кажется это в определённом смысле даже доказано, что развиваться в России может только некий актор, противостоящий государству, либо государство, то есть чиновничья пирамида, если бы она была в этом заинтересована. Но она в этом не заинтересована, потому что она так устроена, что каждый начальник хочет "прикрыть свою задницу". Он не хочет рисковать, а в данном случае развитие было бы связано с риском. С готовностью каждого данного начальника идти на риск.

Важный момент: у нас есть соблазн пойти по пути минимализации государства, как на Западе. А пусть оно в стороне стоит, даст обществу полную свободу и общество будет правильно развиваться. Это любимый лозунг либералов. "Нам мешает государство, оно плохое, а самый плохой это Путин, уберите Путина, всё сразу будет другое, всё сразу будет развиваться!"

На самом деле нет. Надо это признать: России необходимо сильное государство и чиновничья пирамида, потому что иначе начинается бардак 90-х годов. Это уже проверено. Нам нужно государство и чиновничья пирамида, которая по факту мешает развиваться. Прохоров в книге "Русская модель управления" очень хорошо пишет, что в СССР чтобы шуруп завернуть в другое место в выпускаемом устройстве, приходилось проводить согласование министерства, Госплана, главка, собирать тысячи бумаг. Эта система вообще не могла развиваться.

Что происходит в нашем случае? В нашем случае получается, что каждый начальник не хочет рисковать своим местом. Он предпочитает получит подпись вышестоящего начальника, а потом уже ставить свою. И Прохоров пишет, что эта система до сих пор сохранилась. Получается так, что все начальники ждут самого высшего. Высочайшего имени, которое даст команду. И вот когда оно дало, когда начальник получил бумагу с печатью и подписью государя, тогда он думает: "раз государь подписал, значит я ничем не рискую". Но Государь же не может подписывать все документы, которые ходят в стране? Это абсурд.

А: Есть даже такая интересная история: Сталин же стремился всё контролировать. Ему приносили огромные пачки, которые неделями лежали, и подписывать их быстро, особенно в том состоянии, которое было у него после войны было невозможно.

И: Здесь получается такая вещь: а почему, собственно говоря, эта чиновничья пирамида не хочет пожертвовать своими интересами и начать думать о развитии общества? Почему чиновничья пирамида по сути дела работает только на себя? Ведь что мы имеем? Мы имеем, что из трёх акторов, о которых мы говорили, каждый работает только на себя. Понятно, что народ создает общественные блага, но чиновничья пирамида только на себя работает! Она контролирует то, что сейчас есть, и ей не нужно чтобы это менялось. Она не хочет рисковать.

И возникает вопрос: с чем это может быть связано? И вот я начитался Черняева, он там достаточно подробно расписывает как всё это работает, понял очень простую вещь, я скажу о ней снова: это связано с тем, что у нас абсолютная монархия. Все чиновничьи пирамиды завязаны на высочайшее имя. Невозможно развитие без инициативы и в нашем случае без инициативы чиновников. Мы имеем, что чиновничья пирамида работает только на себя, а должна работать в сотрудничества с народом и с интеллигенцией. Они должны оставлять единое развивающееся целое.

Здесь возникает вопрос: почему чиновничья пирамида замкнута на себя? Это связано именно с абсолютностью власти, потому что у нас абсолютная монархия. У нас государь является по сути дела сакральной фигурой, сразу между ним и чиновниками создается огромная дистанция, и получается так, что каждый следующий чиновник смотрит на нижестоящих как на тех, кого можно чморить.

Мне не дает покоя одна интересная история. Описывает парень. Он собирался лететь в Европу. Он заранее купил себе место у окошечка. К нему подходит какой-то замминистра, причём республиканский. Он тоже с дочерью летел в ту же страну на том же самолете. Подходит к этому парню и начинает наезжать чтобы он уступил ребёнку место, потому что ребёнок привык летать у окна. Этот парень на него разозлился: "я купил это место, я здесь и буду лететь!" А чиновник начал: "да я тебя в порошок сотру" и так далее. Но парень его тем не менее послал. Чиновник утёрся, пошёл, сел на свое место. Далее парень подумал: "я не понимаю, почему когда ты в России, вот так выпендриваешься? А как только приехал в Англию, то шёлковый.

И вот возникает вопрос: почему он чувствует за собой силу и право чтобы сморить "рядового юзера", когда в Англии он этого делать на стал? Почему? Первое это то, что он входит с ним в единую систему. Он чувствует этого русского пассажира как включенного с ним в одну систему. Он чувствует себя стоящим над ним.

Но самое главное не это. Я понял в чём особенность чиновничьей пирамиды, из-за чего она работает сама на себя. Дело в том что наш чиновник - это тот, кто имеет силу. Это тот, кто "сила есть - ума не надо". Наш чиновник рассматривает всё с точки зрения силы - "чем выше я стою по чиновничье пирамиде, тем я сильнее, и тем больше я имею возможностей чморить нижестоящих". А это приятно, это захватывает как наркотик. И вот я утверждаю что чиновничья пирамида работает сама на себя, потому что она основывается на идее силы. И идея силы связана прежде всего, с идеей величия.

Я утверждаю что идея величия России - это не просто идея, это архетип. Идея - это то, можно принять, а можно не принять. Вот была у нас коммунистическая идея. Её приняли. А потом от неё отказались. Это идея. Архетип - это, что нельзя отменить. Например в России есть "архетип справедливости", что справедливость выше, чем закон. Это нельзя отменить.

И архетип величия - такая же штука, которую нельзя отменить. Идея величия у нас связана и в архетипе народного сознания и в сознании чиновника именно с силой. Для нас величие и сила как бы тождественны - "великий - это тот, кто сильный".

И вот именно поэтому система не развивается. Она не развивается потому что мы все наслаждаемся величием нашей страны и думаем только о её силе, а не о развитии. А ведь сила и развитие - это разные вещи. Если ты помнишь свою школу, то помнишь что самые сильные ученики, (в смысле физической силы) они как раз отличниками никогда не были.

Наше государство основывается на принципе что "сила есть - ума не надо". Так вот у нас получается что идея величия, точнее архетип величия, связан с абсолютной монархией и идеей силы. И здесь возникает вопрос: является ли идея силы архетипической?
В чём проблема величия как силы в её русском понимании?

Её проблема заключается в том, что она готова пожертвовать простым человеком. Вспомни пушкинского "Медного всадника". "Медный всадник" однозначно велик, он затеял великие преобразования. Пушкин пишет об этом, он восхищается его величием. Ты "поднял Россию на дыбы", но "простой человек"? Ты же им пожертвовал! Смотри, ты же получишь потом ответку за это! Евгений говорит: "постой строитель чудотворный, ужо тебе!" Пушкин уже видел 17-й год. Поэтому получается парадоксальная вещь: если наше государство, чиновничья пирамида, Государь великий затевают преобразования мобилизационного типа и при этом жертвуют простыми людьми, то он потом получает "ответку". 1917 год был такой "ответкой". Там всё было сложнее кончено, но я упрощаю схему, рассматриваю один её аспект.

Получается так, что наше величие как сила, которая готова пожертвовать простым человеком. А на Западе не готовы жертвовать простым человеком. Там простой человек стоит выше всего этого. Индивидуализм. Интересы личности важнее интересов общества.

Важно то, что готовность пожертвовать другим - это чистое язычество. Принесение в жертву другого для собственного благополучия. Что такое язычество7 Когда мы находим какую-то жертву, агнца какого-нибудь, приносим его в жертву богам чтобы получить какой-то бонус, чтобы мы с этого что-то поимели.

А что такое христианство? Это когда я приношу в жертву самого себя. Вот возьмём доброго самарянина. Когда он повёз иудея в гостиницу, заплатил собственными деньгами чтобы его там лечили - он пожертвовал своими собственными деньгами, самим собой. Что сделал Христос? Он пожертвовал самим собой. Что требует от нас христианство? Оно предлагает нам другой архетип: учитесь жертвовать не другим человеком, но самим собой. Я понимаю, что христианство как идея не существует у нас в России, но оно существует как архетип. Я не призываю всех воцерковляться, но хочу взглянуть на проблему с христианской точки зрения.

Получается, что чиновничья пирамида работает по языческому принципу, когда она в любом случае готова принести народ в жертву. Это неправильно. Она должна либо сотрудничать с народом, либо приносить в жертву себя. Величие, которое понимается как сила, всегда приносит в жертву простого человека. Если использовать христианский подход, то величие заключается в том, чтобы заботиться о других. И для этого нужно развитие.

Развитие - это когда простому человеку будет лучше. Это если у нас будут хорошие дороги, будут выпускать хорошие девайсы, у нас будет сельское хозяйство, продуктовая независимость, развитая культура, наука, от этого простому человеку будет лучше если у него будет тёплый туалет и горячая вода, если у него будет хорошая медицина в 20 километрах, а не в 5000 километрах. Развитие нужно для простого человека.

Вот нужно понять важную вещь: развитие нужно для простого человека, для "Евгения", а не для "Медного всадника". А мы получаем что у нас развитие для "Медного всадника". Потому что ему это нужно, он делает всё что хочет, и при этом жертвует народом. Вот он говорит: "я решил построить на болотах город, а вы как хотите, так и выкручивайтесь".

И вот здесь я хочу сделать важную формулировку: идея величия по-русски - это пренебрежение к народу и примат государства. Примат государства и культ силы. Это не очень вдохновляющая вещь.

Но все любят величие, и ранее мы с тобой выяснили, почему. Это древняя, архетипическая вещь, которая предполагает, что с величия мы что-то поимеем. Это в глубине сидит. Ну кроме того, приятно гордиться что мы великие, когда мы на самом деле в жопе. Две таких составляющих. Помогает переносить трудности. Я не понимаю, почему сейчас люди продолжают считать, что мы великая страна? Присоединение Крыма как проявление величия, война в Сирии как проявление величия. Интересно что у Чернява я вчера вычитал, что Громыко подсовывал Брежневу идею продолжать афганскую авантюру чтобы скрыть проблемы в экономике. Это был такой типичный способ заменить телевизором холодильник.

Так вот я утверждаю, что эта система величия по-русски не будет развиваться никогда. Потому что чиновничье величие смотрит на всех свысока, и просто отфутболивает все инициативы. Потому что чиновники тоже считают себя великими. Причем чем выше, тем более великим считает себя чиновник. Черняев пишет: "даже сам Суслов". Он показывает, что от Чернява до Суслова огромная дистанция, хотя он Суслова каждый день видел. А от Суслова до Брежнева ещё больше дистанция.

Эта система развиваться не будет или у неё остается убогий путь: она признаёт вышестоящим начальником Запад и начинает клянчить у него инвестиции и инновации. То, что делает Медведев. Для чего все эти сраные форумы, угадай? Медведев там толкает речи перед западными инвесторами "мы хорошие, приходите к нам и инвестируйте". Это означает что Медведев признает их за свое начальство.

Мы имеем то, что чиновничья пирамида и общество должны работать совместно. Вот в каких формах они должны сотрудничать - я пока не могу сказать. Но они должны работать совместно на общее благо, на развитие. А разделяет их архетип величия.

Архетип величия, который является общим на самом деле разделяет народ и чиновничью пирамиду. Он действует как разделяющий фактор.

А: Интересная мысль. Я тут вспомнил: Сталин в конце 20-х признался, что мы собачьё полное и нам нужно Запад догонять и догонять, и нужно упахиваться 10 лет минимум. Не успеем - нам конец. Редкий случай когда власть признает свою слабость, но при этом призывает эту слабость преодолеть. И вот здесь очень хорошо укладывается твоя идея. Мы не признаем что мы великие. но мы хотим ими стать. А для этого надо поработать. И здесь началось объединение. Какое - это другой вопрос. Для того, чтобы начать что-то делать, нужно отказаться от идеи что мы великие.

И: Мы не можем от неё отказаться, народный архетип - это не то от чего отказываются!

А: Ну вот нужно найти такой шаг, такую ступень.

И: Тогда я подумал что нужно обмануть самих себя. У нас есть постоянная величина - константа. Это потребность чувствовать себя великими. Мы не можем её выбить. Все русские хотят считать себя великими, даже когда они в жопе. Мы всё равно великие, потому что у нас был Пушкин, был Чайковский, Александр Невский, Сталин, Гагарин.

Тогда я придумал идею: архетип величия нужно оставить, но разорвать его связь с силой. А вместо силы подсунуть культуру и науку. Какой хрен гордиться новыми танками, полётом Гагарина и тем что мы первые придумали лазер? Величие, оно и есть величие. Вот здесь есть переменная которую можно поменять. Величие оставить, потому что его нельзя изменить. Но связать его не силой а с развитием. Это самая главная идеологическая база по которой Россия может хоть как-то двигаться.

Обрати внимание на ещё один момент: высокопоставленных чиновников у нас практически никогда не сажают (когда они много воруют). А знаешь почему? Потому что это разрушает в народе идею величия. Потому что они все великие. Именно поэтому, когда едет Путин перекрывают все дороги. Не для того чтобы обеспечить его безопасность, а чтобы показать его величие. Но это величие связано с силой. Это Колосс на глиняных ногах.

Основной вывод - величие мы должный связать не с силой, а с культурой. Это можно сделать. Мы великие, потому что у нас великая культура. Здесь есть чем гордиться. Но самое главное - заставить чиновничью пирамиду работать вместе с обществом. Причем заставить надо не методом кнута, а законодательно. Я думаю что здесь мы снова возвращаемся к гениальной находке Петра, когда чиновник, назначая кого-то, должен нести за это ответственность собственной шкурой. Либо назначение идёт снизу, и рискует народ. И эта система должна касаться всех, включая Государя. После этого они сразу становятся ответственными перед народом. Это абсолютный механизм ответственности власти.

Чиновничья пирамида, которая существовала в России тысячу лет, полностью исключает любую инициативу. Когда кто-то идёт к чиновнику с рационализаторским предложением, то чиновник думает первым делом не о пользе государства, а о собственной шкуре. Он сейчас подпишет, а что он с этого будет иметь? Как может обернуться дело? Какие могут быть неприятности? Поэтому он берёт взятку, чтобы компенсировать возможные будущие неприятности. Он покрывает свой риск.

Это ещё одна особенность русского взяточничества, о которой не пишут. Русское взяточничество - это компенсация чиновником риска который он поимеет, когда подпишет бумажку. Каждая подписанная бумажка ведёт к риску. А тут я получил денежку и я знаю чем я рискую. Именно поэтому существует взятка.

Идеологический базис перестройки общества мы с тобой сформулировали. Теперь осталось сформулировать, что делать с чиновниками, чтобы они были заинтересованы в развитии. Взятка - не очень удобная вещь, потому что если какой-то изобретатель будет делать инновации, если бы у нас начали делать Apple, то его бы задушили чиновники, просто не дали бы подняться. Старт-ап при нашей системе невозможен. Чтобы сделать компьютеры или какую-то инновацию, надо пробивать чиновников. На это уйдет больше сил, чем на саму инновацию.

А: В самих чиновниках сидит эта идея, что надо развиваться, но без стимула она им не нужна. Воспитывать их бесполезно, потому что у них там своя логика. Она очень простая: "чем меньше шевелишься, тем меньше делаешь ошибок, тем дольше будешь сидеть и заниматься своими делами". Мотивировать их есть два варианта, сам знаешь: кнут и пряник. Вводить какие-то премии и поощрения, привязывая их к каким-то показателям...

И: ...значит создать рядом с ними ещё одну чиновничью пирамиду.

А: Усложнять, вводить контролирующий орган, который будет болеть теми же самыми болезнями. Эту палочную систему чиновники подстроят под себя.

И: У нас почему-то все ждут инвестиций, но эта система в принципе не может развиваться.

А: Отношение к инвестициям у нас такое же как вообще к Западу. Почему-то у всех инвестиции связаны только с вложениями иностранных игроков. А свои местные ресурсы никто вообще не рассматривает. Народ беден и всё.

И: Конечно. Потому что Запад связан с высокими технологиями. Потому что если наш мужик вложит деньги, он вложит для того чтобы содрать деньги и тут же умотать в Лондон. Если у него есть личные деньги, он построит себе дворец. Вот эти чиновники, которые воруют деньги - они строят себе дворцы. А чего ты не инвестируешь в производство-то? Давай, придумай какой-нибудь механизм интересный. Нет, не надо, он себе лучше дворец построит. Они все будут строить себе дворцы. Это никому не надо - развиваться.

Нужно начать с того, что признать, что мы неспособны к развитию при нынешней системе. Все почему-то думают что мы будем развиваться только потому что мы великие.

А: Придумывают всегда какую-то волшебную палочку: инвестиции, импортозамещение, как дети малые.

И: Дворкович по телевизору сказал, что в сельском хозяйстве никакого действия от импортозамещения нет. И санкции подействовали негативно, потому что наши колхозники брали деньги на Западе, потому что там более дешёвые кредиты. Наши колхозники только потеряли из-за этих санкций. Нихрена ничего не произошло и непонятно почему государство под такие большие деньги дает. Высокая процентная ставка Центрального банка. Никто не понимает почему процентная ставка такая высокая. Эта система развиваться не будет, потому что она связана с понимание величия как силы.

Это самая большая проблема России. Поэтому мне нравится когда восхищаются танками, а сейчас выясняется, что "Армату" не смогут сделать до 2020 года и ещё неизвестно в какой она стадии разработки. Военная система работает потому что там сплошной кнут. Военная приемка, за которой следит сам Государь. Там сплошной кнут, поэтому она и развивается так быстро. А все смотрят на военную систему, на это "государство в государстве" и думают: "вот оно же развивается, значит и мы можем развиваться".

Нет. Если на Западе создадут новый танк, то все новые технические решения, которые есть в этом танке тут же начнут работать во всех мирных областях. То еж самое касается космических кораблей, любого оружия. А в России наоборот: если создадут новый танк, то всё что там есть, обязательно засекретят.

Получается что наша военная промышленность, которая конкурирует с западной, сосет соки из всего общества. Она не развивает его, а паразитирует на нем. При всей своей внешней полезности она паразитирует на обществе. Черняев пишет сколько процентов занимал военный бюджет. Чуть ли не 40% и он не может быть локомотивом развития. Военная промышленность не будет локомотивом развития, потому что она "государство в государстве".

А вот западная военная промышленность является составной частью экономики. И если есть какое-то решение в военной системе, оно будет полезно и в гражданской системе. Оно дает всему развиваться. Мы совсем не понимаем общество, в котором живем. Может быть даже на основании этой идеи величия. Придумали какие-то мифы и живём в мифологическом виртуальном пространстве. И все удивляются что у нас каждые 50 лет пинок от Государя, который понял что мы отстали катастрофически.

Да у нас просто не будет другой системы. У нас опять через 10-15 лет будут шарашки если всё будет продолжаться. Мы уже сейчас отстали катастрофически, но мы сейчас пока можем жить. Вся проблема именно в идеологической сфере. Идея величия, которая связана с абсолютной монархией и идеей силы, и с чиновничьей пирамидой, которая противостоит обществу. И чиновничья пирамида необходима, иначе в обществе начнется бардак.

Нам нужно государство, которое контролирует. Потому что человек не есть сам себе закон. Он не верит в закон. Ему нужен барин, который реализует этот закон. И чиновничья пирамида, государство должна взаимодействовать с обществом для того чтобы всё это развивалось. Это всё до чего я додумался за вчерашний день и хотел тебе рассказать. Добавляй что-нибудь.

А: Тут смотри какая штука. Ты говорил о том, что между правителе и чиновниками дистанция. Но при этом правитель является для чиновником ключевым фактором. Я так думаю, что предлагать и заставлять что-то делать - это не сработает. Та что тут два варианта: контроль сверху или контроль снизу. Или даже не контроль, а втягивание их в общее дело. А как это сделать пока непонятно. Сверху на них действует авторитет правителя. Устанавливать моду развития, хотя бы моду. Мода при всей внешности очень хорошо настраивает.

И: А чиновники вне моды. На них мода не действует. У них свои дела. Они хорошо сидят, у них всё хорошо. Каждый думает о том, чтобы не рыпаться и подняться этажом выше. Какая там мода? Бог с тобой. В том то и дело что невозможно придумать кнут. Кроме петровского я не вижу кнута. Петр придумал идеальный кнут. Важно ещё то, что ни в коем случае нельзя допустить истинной демократии в России. У нас не может быть народовластия. Это совершенно нормальная система, когда у нас есть господствующая партия в Парламенте. Потому что в противном случае, если бы у нас справедливо всё распределялось, то нашлись внутри или снаружи государства силы, которые бы начали контролировать государство. Государство вынуждено быть сильным. Оно должно иметь господствующую партию в парламенте. Николай II сделал Государственную Думу, и чем это кончилось?

А: Потом он её быстро ввернул в то состояние, в котором она управляема и предсказуема.

И: Народовластие у нас невозможно, у нас возможно конструктивное взаимодействие народа и чиновничьей пирамиды. Народ должен как берёзка к дубу прислониться и вместе расти. Это нужно понимать. У нас этого не понимают. У нас думают что надо допустить настоящую демократию и всё будет хорошо. А вот хрен. Всё будет плохо и снова начнутся 90-е годы.

То есть всё выглядит вот таким вот образом. То есть у нас на самом деле ахиллесова пята - это величие, которое связано с силой. Государство осталось языческим по своей сути. Оно не приняло христианство. Народ принял христианство, а государство - нет. Он готово жертвовать народом. А оно не должно жертвовать народом. Иначе у нас будет очередной Сталин каждые несколько десятилетий. И тогда через сколько-то столетий народ додумается до того, что сейчас делаю я. Всё равно до этого дойдут. Набьют шишек и дойдут. Когда несколько столетий будут наступать на грабли и поймут, что надо делать. Я просто немного вперёд забежал. Как говорят в армии: "не умеешь научим не хочешь заставим", жизнь заставит.

А: У нас ещё вот думают, что сейчас прижмём и будет всё хорошо.

И: Языческое государство и мыслит только категориями затягивания гаек. Раньше когда был либерализм, удерживающим фактором был Запад. А как только у нас насаждают патриотизм, государство начинает хаметь. Раньше боялись Запада как начальника. А теперь мне никто не указ, я могу чморить народ как хочу. Сажать любого, кого захочу. В церкви потанцевал - два года получил. А вот я так хочу, чтоб другим было неповадно. Чтоб народ боялся.

Это и есть пожертвование народом, то самое язычество. Страх - чисто языческая штука. Апостол Павел же писал, что любовь преодолевает страх. Государство осталось языческим, мы стали христианами, а государство нет. Пример: мусульмане - чистый культ силы. Поэтому мусульманские страны не развиваются. У них нет понимания, как нужно развиваться.

Понимания развития нет, поэтому дебильные реформы. Часть заимствована с Запада, часть высосана из пальца. "А давайте с Запада заимствуем, а вдруг оно пойдет". На самом деле это агония, это истерика. Государство над нами всё время ставит эксперименты, оно нами жертвует. И надеется при этом из постоянного пожертвования нами выкрутить развитие. Авось оно как-то получится. Вот сейчас новую пенсионную систему введём, она будет получше. А чем лучше, я не понимаю.


Благодарность Алексею К. за набор текста
Tags: диктофонные записи, проблема величия, проблема развития, феномен власти
Subscribe
promo kot_begemott december 9, 2014 04:34 75
Buy for 50 tokens
Номер карты Сбера: 4276 3800 5961 1900. Кошелёк Яндекса: 410011324008123 Ещё есть карта ВТБ-24: 4714 8700 0112 1255 На счёт Яндекс-деньги: Помощь в любую сумму будет принята с благодарностью.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments