Игорь Лебедев (kot_begemott) wrote,
Игорь Лебедев
kot_begemott

Возникновение и вырождение акции "Бессмертный полк"


"...– В 2012-м – просто вспомнили про разговор и решили: а давайте сделаем, почему нет? Каждый из нас тогда в Томской медиагруппе занимался определенной работой. Я был директором радио, Сергей Колотовкин был директором интернет-направления, Игорь работал в рекламном агентстве нашей медиагруппы. Мы сделали первые информационные материалы, чтобы обратиться к людям.

...В большинстве городов, которые присоединялись к "Бессмертному полку", людям удавалось договориться между собой. Многое определялось простым человеческим ощущением. Разговариваешь с человеком про "Бессмертный полк", и сразу понятно: он как-то эту историю к себе примеривает или нет. Если человек в этот момент вспоминает своего дедушку или прадедушку, то удается говорить на одном языке.

– А вы сразу решили распространить акцию на другие города?

– Когда мы собирали первый "Полк" в 12 году, мы об этом не думали. Было просто желание сделать это для себя, для своих земляков. Но быстро стало понятно, что это очень хорошая человеческая история, которая людей объединяет, независимо от барьеров, которыми они разделены в другие дни. И нам показалось важным вынести эту историю за пределы Томска. Через какое-то время после 9 мая 12 года мы стали показывать "Бессмертный полк" нашим товарищам, региональным журналистам, используя самые разные площадки. Мы говорили: вот, смотрите, если вам это важно – просто берите и делайте у себя.

– И люди просто подключались?

– Ну да. Первые 20–30 городов – это мои друзья-журналисты, те, кого я знал по своей профессии. Люди, которые пришли с первой волной, до сих пор проводят "Полк".

...Но постепенно мы стали наблюдать все больше примеров бюрократизации движения. А потом в 2015 году, осенью появился "Бессмертный полк России". Видимо, в какой-то момент решение наверху приняли следующее: не выстраивать никаких отношений с народным движением, а просто построить свою организацию.

– Попросту говоря, решили отжать у вас идею…

– Ну как отжать? Видите ли, в чем дело: можно отжать что-то, что люди считают своим собственным. Мы "Бессмертный полк" своим собственным не считали. Мы считали его личной историей каждого человека, и по-прежнему продолжаем на этом настаивать. Мы не организация и не конкурируем с БПР как организация, поэтому они не знают, что с нами делать. Мы не судимся с ними, мы ни на что в юридическом смысле не претендуем. Мы только критикуем их в том случае, когда нарушаются смыслы "Бессмертного полка", а не за факт существования данной организации.

– Когда впервые появился повод для критики?

– Когда уже "Бессмертный полк – Москва" стал проводить пикеты в поддержку "Единой России". Затем, в Москве стали происходить еще более странные вещи. В школах стали какие-то мобилизационные акции проводить: нужно было принести в обязательном порядке сочинение про своего дедушку, квоты какие-то распределялись на участие в шествии. Люди писали нам об этом, жаловались, мы это все публиковали на сайте. Есть раздел "Гауптвахта" – мы его решили в какой-то момент открыть, чтобы фиксировать нарушения устава.

Само появление БПР было, конечно, нарушением принципа добровольности "Бессмертного полка". То есть по каналам Общественной палаты РФ и Общероссийского народного фронта были созваны некие активисты из регионов, и эти люди проголосовали за создание БПР. Наших координаторов туда не позвали, ни одного волонтера из народного движения. И вот появился БПР, абсолютно искусственное образование.

Мы даже написали тогда обо всем происходящем письмо президенту. Я, честно говоря, не был сторонником письма, но моим товарищам казалось, что надо использовать все методы. Мы написали письмо о том, что видим угрозы бюрократизации народного движения, что по линии Общественной палаты ведется работа по созданию вот этой бюрократической совершенно конторы. Говорили о том, что считаем главной задачей "Бессмертного полка" утверждение новой народной традиции, а не появление очередной госкорпорации, которая будет осваивать бюджеты. Ответа на письмо мы не получили, более того, я знаю, что его переслали в Общественную палату. Про кого написали – туда и отправили.

– Как создатели БПР стали вести себя по отношению к вам?

Произошла формализация, появилось то, что называют "казенным патриотизмом" – чему "Бессмертный полк" как раз и был альтернативой

– Там разные были этапы. Сначала они заявили, что "мы не собираемся никого отстранять, мы будем помогать там, где нужна наша помощь". Но там, где БПР взял ситуацию под контроль, мы стали фиксировать нарушения устава. На Волге, в Самаре в прошлом году появилось, например, распоряжение о квотах на участие в шествии в школах. А в Нижнем Новгороде студентам стали раздавать транспаранты с портретами неведомых этим студентам людей, чтобы они их несли. В Красноярске зачем-то перенесли на три часа по Москве "Бессмертный полк", отстранив от участия координаторов-добровольцев. Вот это все стало происходить в 16 году. Произошла формализация, появилось то, что называют "казенным патриотизмом" – чему "Бессмертный полк" как раз и был альтернативой.

А в этом году – просто каток катится. Идет давление на символику народного движения, пытаются заставить людей сменить наш символ движения – журавлика на странный символ, который был придуман в БПР – симбиоз красной звезды и святого Георгия Победоносца.

– То есть вплоть до того, что меняются символы?

– Ну конечно, БПР надо же теперь стать единственным движением. Закатать в асфальт все прежние смыслы, убрать прежнюю символику.

А недавно случился скандал на парламентских слушаниях, где сопредседатель движения Василий Лановой обвинил другого сопредседателя Земцова в том, что тот узурпировал власть, принимает единоличные решения и куда-то тратит деньги (15 миллионов, по-моему, Лановой называл). Это говорит о том, что внутри там у них тоже не все гладко. Но с другой стороны, это признак того, что возникла такая классическая организация-насос, которая качает деньги из бюджета. К теме памяти это все никакого отношения не имеет совсем.ть никаких отношений с народным движением, а просто построить свою организацию.

– Сейчас уже всем нам понятно, что эта организация, хотя обещала не мешать, а помогать, будет стремиться выдавить первоначальную историю везде, где только сможет. И мы сказали координаторам на местах: каждому из вас надо принять свое персональное человеческое решение, как вы поступите. И вот, сейчас, мы знаем, что часть людей поддерживают отношения с БПР, но полк в этом городе, например, в Курске, проходит полностью по уставу, там сохранены очень важные смыслы. Есть города, где БПР полностью вытеснил прежних наших координаторов и нашими принципами движения, к сожалению, не очень дорожит. Есть города, где все по-прежнему делается людьми, которые начинали "Бессмертный полк". Это Тула, Калуга, Новосибирск, Волгоград, Барнаул, Томск – таких городов немало. Это практически вся заграница. Там тоже в этом году предприняли атаку, чтобы выдавить наш журавлик и убедить наших организаторов работать исключительно с БПР, но там это сложнее сделать, там у людей больше свободы.

А в Крыму представители БПР ведут себя совершенно беспардонно. Там в этом году наших координаторов заставляли переписывать заявление на проведение полка от имени БПР, и администрация, в отличие от других регионов, это довольно активно поддерживает.

А власти других регионов как себя ведут?

– В основном региональные власти стараются дистанцироваться. Где-то потому что хорошо знают наших организаторов, где-то потому что срабатывает местный патриотизм: чего это Москва будет нас учить, мы и сами все можем сделать.

В общем, все зависит от конкретных властей, от конкретного координатора. Там, где человек крепкий, не получается просто так взять и перевернуть все в другую сторону.

Вот в Севастополе люди уперлись, сказали: мы под журавликом ходили и будем ходить. В прошлом году там было два полка. Власть организовала свой, вывела под символикой БПР, а многие люди прошли своей колонной (более многочисленной) под журавликом. Это противостояние продолжается до сего времени. На людей давят, но чем сильнее давят, тем сильнее они сопротивляются.

Я не знаю, чем это завершится. Я просто надеюсь, что идея "Бессмертного полка", идея личной памяти – это идея, которую совершенно исказить и изуродовать невозможно. Как бы они ни старались собирать эти красивые колонны, школьников подтягивать, одевать детей в военную форму, какие-то квесты патриотические проводить, фейковые проекты затевать – это все не сильнее того личного отношения к своей истории, которое у каждого человека все равно есть.

– Вы не боитесь, что люди начнут уходить от "Бессмертного полка", когда увидят, что он превращается в официоз?

– Конечно, боюсь. Боюсь разговоров, что "все это придумал Кремль", потому что многих людей это отвращает от движения. Но надеюсь, что у людей хватит разума разобраться в происходящем.

Другое дело, что многим сегодня в стране по душе громкий пафос. Есть такой запрос, чего греха таить. Наша пропагандистская машина в этом изрядно преуспела – люди наши склонны объединяться для того, чтобы кому-то противостоять. Конечно, проще объединиться ради ненависти. Гораздо сложнее объединиться ради друг друга. Ненависть – более примитивное чувство, чем любовь, поэтому ненавидеть проще, чем любить.

Вот сейчас из Архангельска написал человек, директор музея Арктики. Курсанты "мореходки" собирались вынести портреты британских и французских моряков, которые погибли во время проводки северных конвоев с ленд-лизом. Ему говорят: не надо, сложное международное положение. Он у меня спрашивает, что делать. Я ему написал: несите. Какое, к черту, сложное международное положение, если это наши братья по оружию? Если они в те же воды легли, что и наши моряки? И может, если об этом чаще вспоминать, международное положение не будет таким сложным.

Мы хотели увести "Полк" от поверхностного, лакированного отношения к Дню Победы, от карнавального празднования, которое унижает память о войне, и повернуть людей к памяти и смыслам. Но к сожалению, то, что происходило в последний год – та же Поклонская, вышедшая на парад с иконой Николая Второго, – говорит о том, что и "Бессмертный полк", увы, может стать инструментом мифологизации истории, если этому не противостоять. Линия обороны "Бессмертного полка" теперь проходит через каждого из нас. Внутри себя нужно понять, что ты считаешь важным, а что мишурой.

Источник: https://www.svoboda.org/a/28468521.html
Tags: культура, на злобу дня, феномен власти, цитаты
Subscribe
promo kot_begemott december 9, 2014 04:34 75
Buy for 50 tokens
Номер карты Сбера: 4276 3800 5961 1900. Кошелёк Яндекса: 410011324008123 Ещё есть карта ВТБ-24: 4714 8700 0112 1255 На счёт Яндекс-деньги: Помощь в любую сумму будет принята с благодарностью.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment