Игорь Лебедев (kot_begemott) wrote,
Игорь Лебедев
kot_begemott

Шаг, который в принципе невозможно исправить


(Материалы конференции "Пути развития России в условиях международной напряженности", Барнаул, июнь 2017 г.)

...Резкие изменения произошли в 2014 году. Мы имеем принципиально иной политический режим. Если до 2014 года систему можно было назвать корпоративистской, теперь она сдвинулась в сторону "султанизма". Произошли масштабные изменения в элитах.

В ближайший год мы увидим изменения в модели, поскольку кризис вызывает запрос на модернизацию, а система была выстроена так, чтобы стоять на месте. Резервы стояния на месте близки к исчерпанию, придется двигаться, по Кудрину или Глазьеву – значения не имеет. Как только система начнет двигаться, она покажет, что меняться не в состоянии. И тогда на ходу придется проводить серьезные коррективы, – предполагает профессор Николай Петров.

Что случилось с элитой? В 2014 году произошло изменение базы легитимности режима – переходом от электоральной легитимности к вождистской. Снизилась зависимость элиты от граждан. Произошел сдвиг к номенклатуре: влиянием пользуется не личность, а позиция, на которую человека можно назначить или убрать. Фигура в номенклатурной системе встроена в вертикаль, зависима от начальников. Логика действий политика в этой системе иная, чем в элитной. Роль элиты как самостоятельного актора уменьшается. Происходит подавление потенциального сопротивления в элите любым изменениям политического курса. Репрессии уже не точечные, но и не массовые. Уже пять губернаторов сидят, причем в нескольких случаях, как и в МВД, речь идет об ОПГ.

Принципиально то, что процесс централизации шел так, что при Путине вместо федерации ханств мы получили федерацию корпораций, когда ФСБ или "Газпром" выглядели как государство в государстве. Сегодня и эта схема ломается. Регионы не получают власти, а центр берет на себя функции корпораций, – отмечает Николай Петров. – Модель элиты уже не "Политбюро-2.0", а "царский двор". Лидер очень удален от слуг, а не от соратников, как раньше. Репрессии, которые мы наблюдали два года, и жестко проведенная декорпоративизация с уголовными делами, привела во многих случаях к замене прежнего руководства людьми извне. Уже не работают старые правила для региональных лидеров: надо давать хороший результат на выборах, избегать конфликтов, тогда не будешь иметь проблем. Но никто не знает, а каковы новые правила. И чрезмерная репрессивность без ясных правил парализует систему. Оказывается, что лучше вообще ничего не делать.

Политическая система: произошло ослабление и без того слабых публичных институтов: ликвидация арбитражного суда, прямых выборов мэра. Осталась одна вертикаль власти. Но жесткая структура хороша, когда все стоит на месте. Она не приспособлена к переменам. Примат контроля, который мы наблюдаем, входит в противоречие с задачами развития, которые надо решать. Сейчас мы видим переходное недолговременное состояние системы, через год она будет иной, и нет уверенности в том, что она станет лучше.

...Если не получается замириться с Западом, может быть реализован сценарий изоляционистский, с усилением репрессивной составляющей. Власть боится реформ, так как опасается, что от любых перемен их система рухнет.

...Переход на смешанную систему выборов, ставка на низкую явку, управляемая партийность привели к зачистке политического поля.
...По пропорциональной части власть гарантировала "Единой России" более половины голосов. Власти делали ставку на низкую явку в городах, фальсификация составила около 12 миллионов голосов, из них 5 миллионов якобы голосующих на дому, в больницах, спецучреждениях. В итоге произошло искажение представительства, когда в Думе стали лучше представлены регионы с аномально высокой за счет приписок явкой (Кавказ, Кузбасс, нацреспублики).

Департизация стала основным трендом, влияние партий снизилось, самоуправление уничтожено, все площадки, где выступают новые силы, – уничтожаются. Состав Думы изменился: стало больше бывших мэров, бюджетников и членов команд губернаторов. Меньше профессиональных политиков и бизнесменов. Это Дума спящего конфликтного потенциала: при ослаблении контроля возможны конфликты между бизнесом и бюджетниками, ставленниками губернаторов и городов, представителями крупных городов и национальных республик, получивших на 25 мест больше положенного за счет аномальной явки. Пока Дума спит, спят партии, возник политический вакуум, и эту пустоту заполняют радикальные внепарламентские политики, – указывает Александр Кынев. – Власть усугубила ситуацию слишком неконкурентными выборами. Чувство меры отказало. Можно было провести выборы нормально, а сделали как всегда. Это ошибка, мы наблюдаем массовое отчуждение групп и граждан от Думы и партий – система их не представляет.

Акции протеста говорят о глубокой фрустрации в обществе, люди теряют надежду, что их кто-то защитит. Идет распад ткани общественной жизни. Граждане, которые объединяются вокруг Навального в коалицию, – это часть процесса отчуждения. Умная власть должна была бы в ответ создавать легальные институты, восстановить то, что разрушено. Если ответ Путина будет не умный, а жесткий, вытесненная часть общества будет расти, возникнет сценарий сноса. Вопрос – когда?

...У нас возник султанат, есть не элита, а двор, и есть спящие политические институты. Политики нет, остались только политтехнологи...

до 2014 года 60%, которые одобряли деятельность Путина. После Крыма эта цифра выросла до 86–88%. Это 20 миллионов человек. Это сторонники преобразований в России. Они бы их поддержали, но события на Украине и взятие Крыма лишили эту часть общества видения перспективы, и эти люди примкнули к большинству, которое концентрируется вокруг Путина на позиции антиамериканизма (70%) и "Крым – наш" (78%). Сегодня 81% – поддерживает Путина. Их логика: "Когда мы взяли Крым, мы поступили как великая держава". Присоединение Крыма приравнивается к победе в 1945 году.

Большинство считает окружающие Россию страны не как раньше – "партнерами и конкурентами", а с 2015 года уже "конкурентами и врагами". Ситуация страны-изгоя в глубине души россиян беспокоит, но и воодушевляет: "Если враги тебя не любят, ты поступаешь правильно и хорошо". Россияне понимают, что санкции влияют на их доходы, но это не отменяет требования 60–70% продолжать то, что делаем, стоять на своем

...Мы видим, прежде всего, моральный протест. Это нежелание молодежи жить в состоянии унижения. Они требуют публичной, а не закулисной политики. У участников манифестаций не было страха, а была злость. Мне говорили: "Лучше 15 суток, чем 20 лет в нищете".

...Много говорилось о перспективе развала экономики в результате кризиса и в связи с санкциями, но выяснилось, что Россия может жить в состоянии застоя, с темпами роста ВВП с 2009 года в среднем ниже 1% в год. Идет длительный период отставания России от мировой экономики...

Когда взяли Крым, сделали шаг, который в принципе невозможно исправить. У инвесторов создали впечатление, что Россия является "горячей точкой", а не развивающейся страной, и инвестировать в нее слишком рискованно, в мире есть много мест много лучше. Некоторым недавно казалось, что Путин вот-вот договорится с Западом о снятии санкций, но теперь ясно, что так вопрос в обозримой перспективе не стоит. В итоге Россию на долгие годы ожидает стагнация.

Полный текст: https://www.svoboda.org/a/28560633.html
Tags: Навальный, Россия, политика, проблема развития, феномен власти, цитаты
Subscribe
promo kot_begemott december 9, 2014 04:34 75
Buy for 50 tokens
Номер карты Сбера: 4276 3800 5961 1900. Кошелёк Яндекса: 410011324008123 Ещё есть карта ВТБ-24: 4714 8700 0112 1255 На счёт Яндекс-деньги: Помощь в любую сумму будет принята с благодарностью.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments