Игорь Лебедев (kot_begemott) wrote,
Игорь Лебедев
kot_begemott

Интеллигенция в любовном треугольнике или Что будет дальше с Россией?



Расшифровка последней диктофонной записи.

И.: Давно смотрел какой-нибудь американский фильм? Вот смотришь американский фильм, ну там, допустим, как раз сейчас идет, смотрел, ел – покушение на президента американского. И знаешь, всё настолько серьезно, настолько продумано, вдумчиво, вот чувствуется, что режиссер этим живет, понимаешь. Вот у нас бы так не сняли. У нас бы… уже в режиссерском отношении мне бы чувствовался элемент иронии. Такая как минимум интеллигентская подъебка. Она вот все равно будет сквозить, даже если он добросовестно снимет.

А почему это получается? Потому что режиссер принадлежит классу интеллигенции. А интеллигенция развернута как по отношению к народу, так и по отношению к власти. Она ни с теми, ни с другими. Можно сказать, что она с Западом, но это на самом деле очень неточное определение. Что интересно получается? Если на Западе, в той же Америке, давай возьмем Америку, она все-таки большая, это не Швейцария, если в Америке получает человек высшее образование, то он становится узким специалистом. Если у нас человек получает высшее образование, то он одновременно почти наверняка становится "совестью нации". Почти наверняка он не будет узким специалистом. Все равно будет с друзьями обсуждать политику, что-то думать, у него будут какие-то представления о развитии России, понимаешь там, о Западе, об отношении к Западу, все равно будут строиться свои какие-то схемы. Достаточно получить высшее образование и все. И человек влип. Он попал в интеллигенцию. Это ведь почти всегда так.

И я вдруг понял, почему хорошо Западу. Западу хорошо, потому что, это первое, интеллигенция не развернута по отношению к нации. Она не является, ну, не пятой колонной, а "вещью в себе". Государством в государстве. Отдельным сословием она не является. У них есть только одно сословие – средний класс.

А у нас интеллигенция – это отдельное сословие. Это совсем другое. Она к среднему классу вообще отношение там очень отдаленное имеет. Ну некоторые да, интеллигенты, они там средний класс, а некоторые – нет, но в большинстве случаев нет.

И мы имеем следующую вещь: у нас интеллигенция развернута по отношению к нации, и это делает всю нацию расколотой. А на Западе такого нет. А знаешь, почему такого нет? Потому что для Запада нет своего Запада. Вот, кстати, для Франции есть свой Запад. Во Франции же очень сильны эти антиамерикаснкие настроения, они там любят завести свой собственный кинематограф, надо бороться с засильем голливудщины, и так далее, и тому подобное. То есть, в принципе, для Франции, например, Запад есть. Но для Америки Запада нету. Они уже Запад.

И получается вот какая интересная вещь. Запад существует, знаешь, как у англичан есть поговорка «flat is beeing», он существует и уже оказывает свое влияние этим самым фактом. Он уже влияет. По факту существования Запада делает все нации, восточно-христианские, порождает в них интеллигенцию. Уже сам факт существования Запада. Потому что Запад бросает вызов всем по поводу развития. Он самый передовой, и если в обществе появляется сословие, ценящее прогресс, а не традицию, то оно само по себе начинает смотреть на Запад. Для того, чтобы этого не было, нужно отвергнуть развитие и образование, и жить одной традицией, как арабы.

Но не только развития. И западных ценностей: свобода, индивидуализм, которые разделяет интеллигенция. Даже если она патриотическая и она совершенно может там Запад не любить (теоретически это возможно, я, например, не очень люблю Запад), вот, всё равно она будет любить индивидуализм, свободу, там, какие-то западные ценности. Все равно будет их по крайней мере уважать.

И вот получается так, что у нас интеллигенция по факту существования Запада уже развернута по отношению к народу. И это не могло быть иначе! Потому что мы же восточно-христианская страна. Нас заставили развиваться по западному типу, и у нас образовалась такое ядро, антинациональное, скажем. Такое ядро…самобытное, скажем так, оторванное от народа. Потому что народ живёт традиционными ценностями, ему всё это западное особо и не нужно.

А второе – это еще более важно – это то, что на Западе интеллигенция не влиятельна. Вот представь себе, что на Западе снимут фильм «Брестская крепость». Или «28 героев панфиловцев». Вся нация будет с удовольствием смотреть. И где-то там в отдельных журналах для специалистов, которые прочитает тысяча человек, спецы будут между собой обсуждать и хихикать. Понимаешь? Обсуждать и хихикать по поводу исторических неточностей, то, что 28 панфиловцев вообще не было – зачем было снимать? Вот эта тысяча человек это всё перемоет, узких специалистов.

У нас же об этом знают все. Все образованные люди. Это совсем другое влияние. У нас интеллигенция не просто развернута по отношению к власти и по отношению к народу, она еще и оказывает влияние на то и на другое. Народ прислушивается к интеллигенции, несмотря на то, что он ее не любит. Но он к ней прислушивается. Потому что больше не к кому прислушиваться. И власть тоже прислушивается, потому что существуют связи между высокопоставленными интеллигентами и властью.

Понимаешь, что получается? Что в Америке общество как бы монолитно, потому что если там снимут этот самый фильм, то общество его нормально примет: кому-то понравилось, кому-то нет, но не будет такого, потому что нет такой вот мощной прослойки образованных людей, которые скажут «гы-гы-гы, это неисторическое говно!».

А у нас такая прослойка есть. И она существует не потому что кто-то ее придумал, она существует по факту существования Запада. Раз мы хотели развиваться, мы были вынуждены создать эту прослойку. И интеллигенция у нас не просто развернута по отношению к народу, она имеет совершенно другую систему ценностей. Мы с тобой говорили о власти, помнишь, у меня был текст в 2012 году, я тебе немножко об этом рассказывал. Почему у нас сносят старые здания, например? Или вот, например, старые таблички в метро в центре города. Вот можно было бы сохранить именно старое, такие бронзовые, и тогда сохранился бы дух времени. Зачем власть меняет их на современные? А здесь власть солидаризуется с народом. Народ, он не ценит историю. Старое, отжившее, что оно? А тут новое, красивое, смотри, оно красившее. Народ идет вперед. А интеллигенция начинает ныть, что вот, дух эпохи, памятник истории, надо было оставить, натуральная бронза. А народ этого не понимает. И власть этого не понимает. Потому что интеллигенция живет в совершенно другом мире. Понимаешь? Она доносит бычок до урны. Она не пьет пиво, она пьет вина. У нее другой образ жизни, она любит спорт. Она знает, что такое диета. У нее другие интересы. Она читает книги. Это совершенно другой мир.

И вот здесь мы получаем очень интересную вещь. У нас существует на Руси любовный треугольник. Между народом, интеллигенцией и властью. Это действительно любовный треугольник, и народ и интеллигенция борются за влияние на власть. Ну согласись, это так!
А.: Ну да, я понимаю.
И.: Да. И вот понимаешь, в чем дело. Если у нас интеллигенция придет к власти, то это будет чистый Керенский. Вот это был интеллигент у власти.
А.: Да.
И.: Чисто интеллигентские решения. То есть интеллигенцию до власти ни в коем случае нельзя допускать. А если у нас допустить народ к власти, что, собственно, и происходит, у нас не будет развития. Интеллигенцию с ее ценностями начинают чморить. Обрати внимание, всегда чморят ведь именно интеллигенцию. Кто у нас выступает за обратную связь власти и народа, каналы выражения недовольства, что необходимо там…это же чисто интеллигентские штучки. А кто сам по себе Навальный-то? Он интеллигент. Ну, по большому счету. Он, может, не великий интеллектуал, конечно, но он же, в принципе-то, интеллигентский западник.

И обрати внимание, вот это соперничество между властью, интеллигенцией и народом, оно даже находит выражение во власти. Вот Медведев кто такой? Он же явно интеллигент. Чистые интеллигентские замашки. Любовь к Западу, все такое…а Путин? Чисто народный, свой парень, понимаешь. И вот получается, что самая главная беда в России – существование любовного треугольника. Если мы уберем интеллигенцию, как, собственно говоря, народ и убрал бы ее с удовольствием, то развития не будет. Страна откатится в 16 век. Ее потом разорвут на части. От интеллигенции зависит развитие. И получается так, что должен быть…как у нас разрешается, при наличии любовного треугольника, в быту как он разрешается? Понимаешь, то есть получается, что кто-то один остается у нас в семье, а кто-то один – он третий лишний. Но я так понимаю, что у нас тут надо создать некую структуру… типа ребенок от всех троих. Пока такая структура не будет создана, будет продолжаться война всех против всех.

Просто вот этот очень важный момент: интеллигенция влиятельна у нас, потому что у нас восточно-христианская культура, восточно-христианская цивилизация. Она сама по себе книжная, а не деятельная, она созерцательная. Восточное христианство призывает нас к созерцательности. К молитве, к углублению себя, к изучению собственных грехов. А западное христианство – оно предлагает деятельность. Марфа и Мария. Вот. И поэтому у нас интеллигенция имеет влияние – именно потому, что мы – восточно–христианский народ. А в азиатских странах, в буддийских, там интеллигенция такого влияния не имеет. В азиатских, в мусульманских в основном, потому что они…у них нет этой интеллигентской традиции. Сама религия препятствует им созданию массивной интеллигенции. У них какие-то отдельные выскочки. Но не мощное сословие, как у нас, имеющее такое мощное влияние.

Эта ситуация выглядит, как безвыходная. Она в значительной степени безвыходна. Потому что интеллигенция она есть, ее никуда не денешь. Она будет прозападной, это уже по факту так, иначе благодаря интеллигенции будет развитие. Получается, мы постоянно имеем внутри себя пятую колонну, которая иронизирует над властью, создает «Матильды» там всякие снимает, и проч. и проч. и проч. Раскалывает нацию. Ослабляет ли она ее – это другой вопрос. Это интересный вопрос. Потому что благодаря ей и осуществляется развитие. Туполев кто был? Интеллигент же. Он же себя относил к интеллигентам. Вот, понимаешь, Туполев и Королев.

Но дело в том, что это самое, эта ситуация – она слишком оригинальна. Из нее надо найти какой-то выход. Потому что вот, на самом деле, мы видим клубок противоречий. И вот у нас, практически с тех пор, как создалась интеллигенция, ну на самом деле чуть-чуть пораньше, может быть, это противоречие и идет. Надо искать выход. Это не просто так.
Получается, у нас все силы что? У нас все силы народные уходят на борьбу. Интеллигенция борется с властью, народ борется с интеллигенцией, интеллигенция пытается образовать народ, привить западную систему ценностей, и так далее и тому подобное. Вellum omnes contra omnes. Всеобщая борьба всех против всех. Понимаешь, вот все силы уходят в гудок, в свисток. Все народные силы в это уходят, в эту борьбу. Вместо того, чтобы что-то придумать такое, чтобы использовать это, ну, эти силы на движение.

Народ же чувствует, что интеллигенция ему противостоит, и народ, на самом деле, он ее не любит. С одной стороны, он уважает то, что интеллигенция делает, уважает что Чехов, понимаешь, вот, у нас великая культура… он любит плоды труда интеллигенции, но не любит саму интеллигенцию. ТОчно так же, как мы, интеллигенты, русские люди в целом любят плоды прогресса, но не хотят участвовать в прогрессе. Нам вот готовенькое подавай. И здесь совершенно то же самое. Та же самая модель. Получить молоко, не обслуживая корову.

Ну и, эта ситуация, на самом деле, по большому счету, именно из-за того, что интеллигенция и власть никак не умеют взаимодействовать, у нас происходят 91 год, 17ый… потому что интеллигенция знает, как, но не имеет влияния. Власть имеет влияние, но не знает, как. Поэтому, по большому счету, просто очевидно, что, поскольку это противоречие не разрешено, то мы двинемся к новому глобальному потрясению. Оно же не разрешено, это противоречие.

Что делает власть, поскольку она не знает, как? Она начинает метаться. Во-первых, она сохраняет стул, на котором она сидит, а во-вторых она идет по пути запретительства, потому что этот путь ей наиболее понятен. Видишь, вот сейчас финансистов не будут выпускать за границу, проворовавшихся. Потом тех не будут выпускать, потом, постепенно, опять…если закроют границу, все – произвол властей будет абсолютный. Вы даже уехать не сможете. Нас начнут чморить по полной. А потом опять новый взрыв. То есть, на самом деле, Россия снова катится к такому, глобальному апокалипсису. К очередному 91 или 17 году. Это очевидно.

И Путин, когда он борется за власть, он думает, что сохранит стабильность (я думаю, он именно так считает) на самом деле, оттягивает конец. Оттягивает взрыв. Вместо того, чтобы приподнять крышку, он ее еще круче приматывает. На кипящем котле.

Благодарность inessa_ph за набор текста
Tags: Восток - Запад, диктофонные записи, к проблеме русской интеллигенции, культура, проблема развития, феномен власти
Subscribe
promo kot_begemott december 9, 2014 04:34 86
Buy for 50 tokens
...Которые своей поддержкой делают возможным мой многолетний независимый блог. Я отдаю всё своё время текстам и материалам, выложенным здесь. Не остаётся возможности где-либо работать. Если можете, помогите хотя бы немного. Номер карты Сбера: 4276 3800 5961 1900. Кошелёк Яндекса: 410011324008123…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments