Игорь Лебедев (kot_begemott) wrote,
Игорь Лебедев
kot_begemott

Categories:

Реформы в сельском хозяйстве и традиция


Исключительно важное рассуждение тов, настоятельно рекомендую к прочтению (сформулировано в комментариях). Весьма объясняет проблемы реформирования сельского хозяйства. Вообще, много что объясняет в русской жизни.

«Одинокий хутор в США. Американец занимается выращиванием кукурузы.

Одинокий хутор в России. Русский жрет водку и умирает от цирроза печени.

Почему????»

То, что никакого одинокого хутора ни в США, ни в России нет, а есть системы сельхозпроизводства с финансированием, кредитованием, страхованием, системами сбыта и т.д. и т.п. – очевидно. Впрочем, дискуссию можно посмотреть по ссылке. Я выложу ответ на другое замечание, потому как недавно лично ознакомился с исследованием, о котором речь ниже.

«Рядом со мной КФХ занимается разведение индейки. Они купили развалившиеся коровники развалившегося колхоза. Почему им все удалось? А ведь рядом деревня и им нужны были работники. Так с этой деревни ни одного работника не взяли, а чтобы хоть как то работниками себя обеспечить были вынуждены завозить с сопредельных регионов.»

Я могу сказать не по российскому, а по белорусскому селу. Исследовали сельскохозяйственные предприятия разных типов, направленные на рыночную эффективность по принципу описанного вами КФХ, просто приличные на плаву сельхозпредприятия – бывшие колхозы и такие же предприятия убыточные и тонущие (о них я говорить не буду).

1-й тип как бы эффективен как экономическая единица, однако результаты следующие: крестьяне не в состоянии поддерживать личные подсобные хозяйства (ЛПХ), личного скота не имеют, дом и подворье запущенные, работает в селе только часть трудоспособных и работает интенсивно, как рабочие на заводе. Нахождение пьяным на работе жестко пресекается, но после работы и в выходные пьют по-черному. Культурного досуга практически нет. Массово несчастливы и желают уволиться. Держит только отсутствие любой другой работы в округе, впрочем, у предприятия нарастающие проблемы с кадрами и приходится завозить работников.

Суть в том, что такой способ труда разрушает традиционный образ жизни крестьян, не позволяет вести ЛПХ, превращает их в чистых капиталистических батраков.

Иначе со «средними» предприятиями – бывшими колхозами. Они не так эффективны, как 1-й тип, однако позволяют крестьянам (в том числе и помощь со стороны предприятия) вести приличные ЛПХ, держать скот, большие огороды и т.д. Дома куда более ухожены. Заработная плата меньше, но общий доход вместе с ЛПХ выше. Люди более довольны и доля занятых выше. Гордятся своим предприятием и своей работой. Пьют меньше, и имеют досуг в более культурных формах.

Более того, если рассматривать не чисто рыночную эффективность экономических агентов, а эффективность т.с. общественную, то выясняется, что 2-й тип по этому счету более эффективен. Т.е. общее производство хозяйства + ЛПХ по валу выше чем тоже самое в 1-м типе при сопоставимой численности и направлении сельхоз производства.

Вообще «Ванька на печи водку жрет» с социологической точки зрения означает следующее. Ванькам предложен новый социальный институт – рыночное сельское хозяйство. Любой социальный институт, это совокупность определенных ролей, в данном случае новых ролей, статусов, легитимизированных новыми нормами, ценностями и т.д. Ванька ложится на печь и принимается за водку тогда, когда эти новые роли его не устраивают. Не хочет он их разыгрывать в своей жизни, не желает поднимать свой статус в новой системе статусов, поскольку не считает предлагаемые статусы достойными и вообще высокими.

Почему не желает? Потому что новые нормы и ценности вступают в непримиримое противоречие с традиционными, принятыми Ванькой «с молоком матери», т.е. полученными в результате социализации. Печь и водка это протест против навязываемых и чуждых социальных институтов. Такие институты, которые не имеют массовых рекрутов сами собой отмирают. Но вместо того, что бы думать, как изменить институт, наш интеллектуальный мир размышляет, как бы посильнее нагнуть Ваньку, дихлофосом его потравить, что бы он все таки принял новый социальный институт.

Мне скажут, что де ничего страшного, любая реформа есть преодоление традиционных практик, но вот в чем дело. Любая реформа, которая сталкивается только с элементами традиционности, не покушается на мировоззренческое ядро людей и открывает для людей реальные новые возможности, идет обычным образом. Сначала трудности, пускай и серьезные, социальное насилие, но через всего несколько лет процесс «прорывается», становится самоподдерживающимся, появляется немалая и интенсивно растущая группа людей – опоры нового института, людей, получивших высокие статусы в нем, количество рекрутов растет по экспоненте и т.л.

Что-нибудь подобное с фермерством в России произошло? Нет! Очевидно, новый институт столкнулся с чем-то очень серьезным, с чем то, задевающим ядро народного духа – и Ванька пьет на печи, хоть тресни.

Но вместо того, что бы срочно менять институт вы перекладываете с больной головы на здоровую. Вы уже 20 лет говорите – вот будет у нас рыночное хозяйство – хоть пускай все крестьяне передохнут. Тем более и аргументы есть, вроде того что на Западе хватает 5% населения для
сельхозпроизводства. Впрочем, передохнут все, ничего страшного – индусов завезем. Ага?

... Насчет приемлемой сельхозполитики – избавиться от подхода под названием «рыночная эффективность». Не полностью, конечно, но не делать из него фетиш, поскольку есть и иные «эффективности». Например, рассуждая о том, что на селе хватит 5% не стоит забывать, что растущей промышленности, которая бы поглотила массы выдавливаемого из села населения у нас нет. Забыть о странной идее, что мы должны экспортировать зерно. Мы его сейчас экспортируем постольку, поскольку погубили свое животноводство, а ведь это нелепо – продавать зерно и покупать мясо, когда последнее есть продукт с более высокой добавленной стоимостью. Если в России иметь полный цикл сельского хозяйства, обеспечивающий основные нужды страны при нормальном потреблении, никакого хлеба на вывоз у нас не будет и не надо. Скорее докупать будем.

Наиболее приемлемая с.х. организация, по моему, это те же колхозы, но еще дохрущевского типа, а именно, взаимозависимая и взаимодействующая система колхозного производства и крупного (в районе 1 га, а можно и больше) подворья. Колхозы организовывать заново государством, а не ждать самоорганизации кооперативов. В местах особо углубленной разрухи организовывать аналоги МТС. Отношения колхозов с государством близки к советским, только вместо обязательной поставки – гарантированная закупка по твердым ценам и естественно несколько снижена (но не исключена) административно-плановая составляющая. Охота продать дороже – иди на рынок. Все это не исключает и других форм – было бы желание.

Эта система должна быть положительно воспринята крестьянством именно по причине близости к привычным и традиционным способам организации. В некотором смысле это и община, и свое тут есть в виде крупных подворий, но это товарное производство.

...«Но ведь есть еще сектор услуг, где квалификация мало востребована. Например... если село находится вдоль трассы... автомойка машин. Сейчас я сказал абстрактно, но по сути варианты найти можно». Извините, но это совсем эльфизм. Сфера услуг создает стоимость весьма косвенно, что бы там не утверждали Робертсон или Менгель. Верно и то, что чем большая доля услуг по отношению к производству, тем меньше коэффициент этого косвенного создания стоимости. В этом смысле они скорее перераспределяют общественное богатство. А наше общество совсем не богато. Поэтому для сколь-нибудь значительной части сельского населения найти себя в сфере услуг – не реально, не говоря уж о том, что они вступают в конкуренцию с горожанами, для которых, особенно в провинции, с занятостью тоже глухо. Это не выход и выжимание большей части сельского населения из с.х. производства лишь пополнит армию городских социальных низов, еще увеличит смертность и преступность.

«Во-первых если мы потребляем 60 млн. тонн зерна в год, а производим 80 млн. тонн., то почему бы не продать 20 млн. тонн????». Вы полагаете, что у нас достаточное потребление? А, кроме того, если просто сказать, то какого черта мы продаем зерно и покупаем макароны? В принципе, если бы у нас и правда был излишек в производстве продовольственного зерна, то его т.с. обмен на фуражное разумен, но я сомневаюсь, что в нашей, по большому счету приполярной стране такой избыток будет при нормальном потреблении, тем более, если рассчитывать на рост населения, а не на вымирание. Впрочем, тут я не буду настаивать, но полагаю, что экспорт в данном случае должен идти от излишков, а не как главная цель. Кроме того, фуражного зерна не хватает даже при разгроме скотоводства, что прямо связано с запустением земель 2, 3 категории. Вот вам куда деть крестьянство.

«Я не вижу выгоды колхозов. К 1998 году все предприятия Ленобласти были ЗАО, а в Республики Карелия, что находится рядом, все предприятия были на 100% ГУПы».
Э-эээ. Я ведь о колхозах, а не о совхозах, и соответственно колхозы это все же ЗАО, а не ГУП.

«Министр там фиксировал цены и указывал куда сдавать продукцию и за это получали субсидии».
Я ведь совсем о другом. Я о том, что государство должно не принудительно закупать, а гарантировать покупку по некой твердой цене, а хочешь выше – продавая кому угодно.

«Посему вопрос, как вы считаете крупнотоварный производитель в виде ЗАО, где акции принадлежат коллективу может быть принят как традиционный по своему укладу?».
Тут дело не в юридическом статусе, а во внутренней организации. Одно дело сельхоз-предприятие как завод, где работают чистые батраки, а другое – эдакая кооперация с распределением видов деятельности между общим полем и ЛПХ. Я не зря столь много об ЛПХ говорю. Дело в том, что приличное ЛПХ препятствует пьянству, с которого начался разговор, ибо попей тут когда скотина. Наличие большого ЛПХ демографически продуктивно, а именно в хозяйствах, где у работников большие ЛПХ, где хозяйство помогает детей на семью больше. Как минимум один ребенок остается в хозяйстве, а не уезжает в город, ибо на кого хозяйство оставишь и т.д.

...Сказать можно много, но мало что возможно без существенной реформы всей экономической системы страны. У нас ведь в финансовой сфере даже денег своих толком за 20 лет не создали, и как следствие дорогой кредит замораживает всякое экономическое развитие. В нынешней ситуации имеет смысл попробовать повторить опыт с низкопроцентными кредитами с товарным покрытием. Т.е. трактор стоит не деньги, а N тонн зерна, например и отдает кредит производитель именно натуральной поставкой. В этом случае проценты могут быть кардинально ниже, например, в районе 2, 3% годовых. Риски на государстве. И куда меньше дыр для коррупции, поскольку деньги в системе как бы особо не крутятся.

Или вот пример – уничтожена система аграномической поддержки на местах, селекционного дела (и в Беларуси) и даже на своих подворьях крестьяне выращивают не картофель, а какую-то «мелкосортицу», куда хуже чем в советские времена. Т.е. само селекционное дело сохранили, но на места это не попадает, ибо таки рынок – а ждать, что деревенская масса поедет в город покупать
посевной материал картофеля… продвигать тут нужно, навязывать.

Наличие личного скота (крс) прямо связано с закупочными ценами на молоко. Вот где необходима дотация. Возможна организация на колхозном уровне маслобоен и сыроварен. А ведь личный скот с точки зрения общегосударственной эффективности – золото. Сейчас не помню точные цифры, но поскольку личный скот приличную часть сезона на подножном корму, он потребляет куда меньше кормов, чем скот на крупных комплексах.

В общем говорить можно бесконечно по очень широкому кругу проблем. Но суть – нужно возвращаться с колхозам, которые совместили в себе и товарный характер, и общинность и даже, через крупные подворья, личную инициативу в приемлемых для русского крестьянина масштабах.

...Процентная ставка в 18% и 14% - это катастрофа. Должно быть 3-5%. У нас вообще нет самостоятельной денежной системы и дело не в капитализации. Мы, каждый из нас, каждый экономический агент платит налог в американский бюджет. И это не ошибка – это предательство. У Хазина на этот счет было.

«Пришлось ориентироваться на импортный семенной материал... Печально но факт!!!» Да Бог бы с ним, если бы возможно было донести это дело до села, до самого низа. Даже не до аграрных предприятий, а до подсобных хозяйств, до крестьян. В СССР большая часть картофеля производилась на приусадебных участках. Например, в 1985 г. в СССР было произведено 73 млн. т картофеля, а государственные закупки составили 15,7 млн. т. Сейчас же крестьяне сажают не то что советские, а многократно выродившиеся советские сорта.
Если наладить агрономическую и посевную работу на местах, то появится широкий спрос на селекционное дело, и его опять можно будет восстановить в полном объеме.

«Согласен, что личный скот на подножном корму и употребляет куда меньше кормов, чем на крупных комплексах. Но например по надоям почти двухкратная разница в пользу комплексов и тут нужно считать уже экономику ))».
Тут опять же простор для селекционеров. С породностью нужно работать, и насколько я знаю, в России такой опыт есть в регионах. Кроме того, личный скот не заменяет, а дополняет крупное производство.

«Сыроварни... в Ленобласти это не реально. 1 кг. сыра стоит 250-300 рублей. На производство 1 кг сыра уходит 10-14 литров молока. Я каждую субботу иду во двор и покупаю в бидон молоко соседнего производителя за 27 рублей за литр... Ну какой тут сыр???».
Я тут лишь размышляю. Не обязательно сыр. Все же не стоит путать цену, по которой вы покупаете, и закупочные на молоко. Что бы крестьяне заводили скот, цены закупки должны быть приемлемые.
Вот цитирую: «Эксперт уточнил, что на данный момент закупочные цены на сырое молоко находятся на уровне 12-16 рублей за килограмм.
Однако сегодня, по словам Даниленко, переработчики пытаются закупать молоко у населения "очень дешево". Кроме того, в ряде случаев закупщики, даже из таких крупных компаний, как Danone и PepsiCo, стремятся заключать договоры ниже индикативной цены, указанной в соглашении». http://ria.ru/economy/20110614/388266110.html
Впрочем, пока финансовую политику диктуют энергетические экспортеры и торчит дорогой рубль, все так и будет. Рубль нужно девальвировать.

Источник: http://byzantine-way.livejournal.com/269481.html
Tags: Русская Идея, цитаты, экономика
Subscribe
promo kot_begemott декабрь 12, 04:34 119
Buy for 50 tokens
Если можете, помогите хотя бы немного. Номер карты Сбера: 4276 3800 5961 1900. Кошелёк Яндекса: 410011324008123 Счёт Paypal kot_begemot_@list.ru На счёт Яндекс-деньги: Помощь в любую сумму будет принята с благодарностью.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments