Игорь Лебедев (kot_begemott) wrote,
Игорь Лебедев
kot_begemott

Category:

Особенности русской цивилизации



Встретил заголовок статьи: "Когда же российский суд станет честным?"

Что такое несправедливость суда? Допустим, чиновник сбивает на дороге ребенка. Ребенок шел на зеленый свет, по пешеходному переходу, но чиновника оправдывают. Это несправедливость.

Как думает нормальный человек? Разумеется, самое тривиальное, первое, что приходит в голову. То, что всем нормальным людям приходит в голову. Российский суд, как институт, принадлежит государству. То есть - обслуживает интересы господствующего класса. К примеру, если мент собьёт пролетария, то весьма вероятно, что будет оправдан мент - он же классом выше. И наоборот, в обратном случае виноватым сделают пролетария.

Обычно полагают, что если суд вдруг каким-то неведомым образом переключится на народ, станет обслуживать интересы простых людей, то обязательно будет судить справедливо. То есть проблему рассматривают как своеобразное переключение: или суд служит народу, или господствующему классу. Или смотрит "наверх", или "вниз". Это, собственно говоря, логика марксизма. Коммунисты предполагали, что если суд (да и вообще всё) будет ориентирован на народные массы, принадлежать народу, то в обществе воцарится полная справедливость. То есть предполагается, что субъектом, носителем справедливости является народ.

Вдруг подумалось, что это неверно. Мало кто со мною согласиться, но тем не менее: суд и сейчас принадлежит народу. Да-да, нынешнее положение дел - как раз результат принадлежности суда народу. Именно сейчас, в либеральной России суд народу и принадлежит.

Больше скажу: у нас самое что и на есть народное правительство. Все эти бесчестные чиновники, вороватые олигархи - это не какие-то присланные из-за океана злодеи, не евреи, выпрыгнувшие как чёрт из табакерки, и ещё не знаю, кто. Не будь евреев на свете - у нас всё равно были бы олигархи. Как были они в XVII веке, когда евреи ещё находились сами знаете где. И был точно такой же беспредел.

Наш суд, и самое наше правительство - это и есть мы. Ранее многократно повторял, что в правительстве точно такие же люди, как и мы. Смени правительство - да хоть на мою супер-пупер патриотическую френд-ленту - будет то же самое. Ну, или постепенно придёт к тому же самому. С рядом незначительных нюансов. Персоналии не имеют никакого значения. И никакая воля, никакое политическое решение не в состоянии ничего изменить.
И даже прорвись в правительство такой человек, как Сталин, избери мы его 4 марта - всё было бы то же самое. Чиновники точно так же воровали, и суд так же бы выносил несправедливые вердикты. Это иллюзия, что суд принадлежит государству!

Пример суда рассматриваю потому, что он очень показателен. Суд у нас принадлежит народу, и несправедливость его – это и есть результат принадлежности народу. Сам по себе народ не является субъектом истины и справедливости, - это одна из самых вредных иллюзий!

Кто вообще доказал, что народ - субъект справедливости и истины? Маркс-Энгельс-Ленин? Смею считать, что суть марксизма не в этом. Государство, конечно, должно быть подчинено народу. Однако и народ, в свою очередь, подчинён высшему - например, идее строительства коммунизма. И суд, и государство должны быть подчинены чему-то высшему (коммунизму, Богу...). А при подчинении народу произойдёт то же самое, что и сейчас.

Избери мы сейчас "нового Сталина", чиновники всех рангов не будут верить, что необходимо исполнять его приказы. Подчинение ведь тоже основывается на вере. Вот и окажется "новый Сталин" в безвоздушном пространстве. Чиновники ведь тоже живут среди нас, знают и чувствуют во что мы верим, дышат этим, с детства впитывают кожей. Лидер и чиновничья пирамида должны иметь одну веру, как сейчас и происходит.

И супротив народа чиновники не пойдут. Они будут грабить нас - но основываясь на той же самой вере, что нас с ними объединяет. Это на поверхности у нас с ними различные экономические интересы, вроде как они подчиняются "вашингтонскому обкому". А на глубине - вера у нас с ними одна, и подчиняются они во имя той веры, которой мы их вооружили. Это мы заставили их слушаться наших врагов.

Именно наша общая с ними вера - в примат удовольствия - позволяет чиновникам грабить Россию. Более того: господствующий класс стал таковым потому, что все мы - поголовно, все - верим в удовольствие. Точно так же, как рэкет 90-х родился из зависти людей и своеобразного понимания справедливости. То есть - опять же из веры. Вера лежит в основе вещей.

Произошла подлинно народная реформа, а мы этого не заметили. Народ прорвался в правительство и суд - и результат налицо. У нас самая настоящая демократия. Другой и быть не может. Из теста не могут получиться солёные огурцы, могут получиться только пироги - пусть и самой разной формы. Самое главное - первоначальная субстанция, тесто, из которого пекут. Наша нынешняя вера и является основополагающей субстанцией.

Народ не может быть высшей инстанцией, субъектом истории. То есть - он не должен таковым считаться. Высшей инстанцией должно быть что-то другое. Что народ должен признавать высшим. Чему должен подчиняться. От слова "чин". Народ должен признавать, что у него не самый высокий чин.

Пока же мы все считаем, что самый высший чин - у народа. То есть получается, что народ поклоняется самому себе, становится для самого себя божеством. Философски это замкнутый круг, не замечаете? Этот круг нужно разорвать. Философски, идеологически. Народ должен поклоняться некоему высшему божеству. Причём это божество не должно быть связано с удовольствиями. Иначе всё будет то же самое, всё вернётся на круги своя.

Причем в том, что будет объектом поклонения – народ или удовольствие, - нет никакой разницы. Это и есть демократия. Народ ведь так же поклоняется удовольствиям.

Народ не должен служить самому себе, жить одними удовольствиями. В христианском богословии принято, что человек никогда не равен самому себе. Нет и не может быть такого человека. Человек либо поклонятеся Богу, и тогда он обожествляется, растёт над самим собой, либо поклоняется самому себе, своим потребностям, становится ниже себя и превращается в животное. И отдельный человек - он никогда не равен себе. Или он выще себя (если он верит в высшее), или ниже себя - если считает, что самое главное в жизни - это удовольствие. То же самое происходит и с целым народом.

Самое главное - во что мы верим. Поскольку мы все тут верим в народ, что именно для народа и во благо народа всё происходит, то ничего не изменится. У нас и так всё народное - в смысле вот этой веры. Мы уже у власти, поскольку и мы, и правительство верим в одно и то же. И результат налицо.

Кстати, поэтому у нас до сих пор и нет настоящей революционной партии. Народ чувствует, что вера у него какая-то неправильная. Даже если сейчас будет создана революционная партия, которая ради народа, высшей справедливости, произведет коренные преобразования, даже самые правильные и необходимые, то в конечном итоге все будет по-прежнему, вернется в прежнее состояние.

Это произойдет потому, что самая революционность, активное достижение справедливости в данном случае будет подчинена благосостоянию, то есть удовольствию. Она оказывается утилитарной. То есть если сейчас произойдет революция во имя справедливого общества, которое таким образом станет процветать во имя нашего удовольствия, то чем такая вера будет отличаться от нынешнего процветания? Мы и сейчас уже живем ради удовольствия, для чего здесь нужна еще какая-то справедливость, зачем нужна эта дополнительная ступенька на пути к удовольствию, если мы уже его можем получить? Это будет возврат назад.

И любые преобразования, в том числе и революционные, должны происходить не во имя народа, неких его интересов, той же самой справедливости - а во имя чего-то высшего. И не будущего процветания того же самого народа - чем таковая вера отличается от нынешней установки на процветание? А во имя некой запредельной, недостижимой цели. Которая позволила бы всему народу расти над собой, возвышаться над сиюминутными материальными потребностями. Именно так можно разорвать порочный круг самообожествления. Божество, которому поклоняется народ, должно быть вне народа, выше народа. Оно должно признавать удовольствия как нечто необходимое, но не главное. Удовольствие должно признаваться низшим, но не высшим. Оно должно, употребляя христианские понятия, "попускаться".

Так в 70-е годы относились к бабникам: на них посматривали снисходительно, видя в них человеческую слабость, немощность, но понимая, что они неправильно живут – мужское дело должно быть в другом. Это потому, что в обществе была принята высокая цель, которая избавляла человека от эгоизма (по крайней мере, делала его общественно предосудительным). Сейчас же наоборот, быть бабником круто. Поскольку удовольствие - это высшее благо, то быть бабником - важнее, чем духовно расти.

Что есть справедливость в понимании народа? Боюсь, народ понимает это утилитарно. Однако воспроизведём. "Правительство станет хорошим, произведёт национализацию, восстановит производство, армию и образование, вообще начнёт развитие, и тогда мы заживём припеваючи. То есть всё опять же сводится к удовольствию.

Пока так думают, верят, ничего не будет. И нынешнее удручающее положение дел - не есть результат тотальной коррупции, антинародного режима, происков Запада... Это всё вторичное. Это результат, причём непосредственный - нашей веры в то, что главное в жизни это удовольствие. Пусть даже в такой формулировке: "хорошо поработал - отдыхай". Это не имеет никакого значения. Именно эта вера, постепенно заполнявшая души русского народа, привела сначала к "перестройке", а затем - к разрушению СССР. Разве не к персональному удовольствию стремились те, кто "приватизировал"? Иначе - какие такие были у них высшие цели?

Особенность русской цивилизации, коренное её отличие от западной - в том, что мы не можем, не должны верить, что самое главное в жизни - это удовольствие. Мы не может быть эгоистами. Запад может так жить, а мы - нет. Именно в этом главная беда нашего мировоззрения. В том, что мы возомнили, что можем жить как Запад. Ну, типа, ещё справедливость добавим, понимаемую по-русски. На самом деле, это ничего не изменит.

Справедливость так же не должна рассматриваться как способ или средство достижения благосостояния. Ибо и здесь она включается в порочный круг самообожествления. Если марксизм (в прежнем его понимании) полагал целью своих реформ ту же самую социальную справедливость, которая есть инструмент достижения удовольствия всех и каждого - боюсь, у нас он никогда не победит. Во имя удовольствий мы и так уже живём. Ну да, справедливости нет, но так это же промежуточная ступень, служебное понятие. А мы сейчас уже через него перепрыгнули. Так стоит ли возвращаться на ступень назад?

И революционные преобразования во имя справедливости как таковой также у нас не пойдут. И будут обречены. Недостаточно одной справедливости. Нужно нечто предельно высшее. Даже запредельно.

Справедливость не может быть высшим божеством. Должно быть что-то другое, некий субъект, чего справедливость является объектом. Я сказал бы - "Бог", но мне не совсем понятно, каким боком можно Его тут приспособить. Как сделать Бога регулятором человеческих отношений, центром реформ, направлением развития, чтобы выстроилась правильная иерархия, чтобы система работала. На Западе идея удовольствия работает, - и это видно. Они даже религию реформировали так, чтобы она обслуживала их потребность в удовольствии.

Пока я не вижу цельной картины, а значит, не могу оценивать и нынешнюю деятельность церковной и светской элиты, их сближение. Ведь пока их деятельность направлена на все то же удовольствие! Церковная элита носит дорогие часы, ездит на спортивных «Мерседесах», значит, служит все тому же удовольствию. Служения высшему мы не видим! Церковь не является ориентиром.

С коммунизмом, кстати, то же самое. Коммунизм во имя удовольствий - не катит. Поэтому у нас народ и не поддерживает КПРФ – она должна звать к высшему. И преобразования ради одной справедливости у нас тоже не пойдут – потому что одной только справедливости недостаточно. Но и народ еще не совсем готов к таким призывам – он еще слишком верит в удовольствия.

Мы получили то, что хотели. Вот эта главная мысль - она как озарение. Всё у нас народное. Зюганов неправ, когда трубит про "антинародный режим". И правительство у нас народное. И оно это знает. И удивляется нашим митингам: "какого хрена вы хотели? Вы получили то, что нужно, по своей вере. Правительство, которое вы изберёте, окажется ничуть не лучше - так нахрена нам терять власть?"

Думаю, что при нынешнем устроении умов, лучшего правительства и суда у нас не будет. В смысле - намного, качественно лучшего. Разруха не в персоналиях, разруха - в головах. И ещё большая разруха - верить, что положение дел могут изменить любые революции да реформы. Они не изменят ничего. Мы получили по своей вере. Начнём верить в высшее, всё изменится.

Суть русской Идеи - не в достижении социальной справедливости. Не в устроении жизни на исконно русских началах. А в таком повороте мозгов, чтобы мы поняли - что жить нужно не ради удовольствий, а ради высшего. Устроение жизни на русских началах, справедливое переустройство общество - это хорошо, но это не главная цель, а вторичное. Которое должно вытекать из главного. И вот тут возникает вопрос: что это такое?

Правительство наше самое что ни на есть народное. И менять его никакого резона нет, пока народ не поверит в высшее. Или подойти к такому пределу, чтобы быть готовым поверить, а его кто-то к этому подтолкнёт. Пока некая критическая масса народа не поймёт, не прочувствует на своей шкуре, не поверит ("эффект сотой обезьяны") - ничего сделать будет нельзя. Невозможно "поднять на дыбы Россию", если она сама того не хочет.

То есть я считаю, что нет смысла менять правительство. Лучшего при нынешнем устроении мозгов быть и не может. В некотором роде, я стал путинцем)) Не потому что признал, что он сам по себе хорош, а потому, что меня теперь озарило: другой не будет намного лучше. Ничего нельзя изменить, пока не изменится наша вера.

Что будет дальше с Россией? Наша жизнь так и будет постепенно ухудшаться, пока мы не поймём, в чём наша истинная вера. Выживем, если вразумимся. Нас любит судьба. Когда любят, то воспитывают.

Ещё раз: нынешнее правительство - вполне народное. Нами правим сами мы. Это сами мы, своей верою, способствуем нашей деградации и вымиранию. Путин (Ельцин, вообще кто угодно) - только инструмент, промежуточное звено. Объект, а не субъект.

Народ не является субъектом. Он субъект его веры. Истинный субъект - вера. А народ есть лишь её инструмент.

Данная схема в принципе объясняет, почему у нас в 20 веке «не прижился» коммунизм, почему грандиозные планы и, казалось бы, стремление к высшим идеалам выродились во все тот же бюрократизм, взяточничество, и почему в конечном итоге народ обратил взгляды на Запад («мир удовольствий») и превознес западный либерализм. Еще при Хрущеве была поставлена цель «догнать и перегнать» Запад с его миром потребления. Коммунизм с самого начала тоже был средством достижения удовольствия, его тоже возвели на пьедестал обожествления, как и советский народ.

И само коммунистическое руководство перестало заботиться о народе в угоду своим интересам именно потому, что воцарилась эта неправильная вера. При Хрущеве произошел аналог Реформации западного христианства – «Реформация» коммунизма, когда он стал подчинен утилитарной цели достижения удовольствий. Он стал не высшей ценностью, а низшей, обслуживающей, включился в круг самообожествления народа. Поэтому-то коммунистическое общество и начало загнивать. Произошел своего рода слом веры.

Да и в целом-то: достижение коммунизма было изначально самоцелью, самодостаточным действием, а в отношении «высшего» должно было стать средством. Объектом по отношению к высшему, его инструментом, а стал – субъектом.

Или иначе: коммунизм был понят недостаточно высоко. Он должен был быть понят как нечто запредельно высокое, вообще недостижимое, и уж никак не должен был быть связан с удовольствием. Удовольствие не должно было быть первично. Посколько коммунистические лидеры начиная с Хрущева неявно проводили мысль о том, что главное – это удовольствие (Сталин-то призывал к долгу!), общество постепенно и начало разлагаться. Но я не уверен еще, что и Сталин знал, что такое «высшее»… Да и был ли народ в голодные предвоенные годы готов к принятию таких высоких идей?...

Здсь следовало бы также вспомнить идеологию Российской империи «Самодержавие, Православие, Народность»: не ясно, каким образом идею персонального спасения души можно совместить с идеей развития, как оно может работать в социальных отношениях. Я не вижу такой связи. Получается, что христианство само по себе, а развитие само по себе. Но и к теократии образца дониконовских реформ мы уже вернуться не сможем.



Для желающих послушать вживую:

Listen or download Особенности русской цивилизации for free on Prostopleer

Запись в формате *wav можно скачать здесь. Объем 28Mb)

Благодарности:
akira_lj за обработку файла
Tags: Восток - Запад, Русская Идея, идеология, религия, русское
Subscribe
promo kot_begemott august 8, 04:34 123
Buy for 50 tokens
Если можете, поддержите хотя бы немного. Номер карты Сбера: 4276 3800 5961 1900. Кошелёк Яндекса: 410011324008123 Счёт Paypal kot_begemot_@list.ru На счёт Яндекс-деньги: Помощь в любую сумму будет принята с благодарностью.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 32 comments