Игорь Лебедев (kot_begemott) wrote,
Игорь Лебедев
kot_begemott

Category:

О Традиции, культурном расколе XVII века и Русской Идее. Часть 2


Продолжение этой записи

Кургинян утверждает, что современная культура заняла место церкви. Это неверно. Современная культура заняла место посредника между церковью и обществом. Причем культура светская, аффектированно светская, та светская культура, в которой есть «изображения»… У мусульман запрещены изображения именно для того, чтобы не возникла светская культура-посредник. Именно поэтому мусульманская культура – вся рядом с мечетью. Есть светские школы, музыка, развлечения, но светской культуры у них нет. Все эти светские элементы существуют лишь как исключения. В менталитете мусульман не сформировалось того культурного «ядра», который возник у нас – тот культурный "посредник", который соединяет или разъединяет нас и Церковь. Поэтому менталитет мусульман столь монолитен, поэтому ислам имеет столь великую энергетику. Поэтому в исламе муэдзин до сих пор кричит, надрываясь, с минарета, а в христианстве давно существуют колокола.

В нашем обществе возникла культура, которая опосредует традицию, Церковь и нас, современное общество. Она может их разделить, дистанцировать друг от друга, а может скреплять, также как женщина может соединять, а может и разъединять детей и их отца. Пример разделения – социализм, социалистическое мировоззрение, разделившее Церковь и современное общество. Вместе с этой светской культурой в нас появилось светское, рациональное ядро.

Так и возникла трехчастная система: традиция (Церковь) – культура – современное общество.
В исламе этой связки нет, крайние части системы соединены напрямую. Именно поэтому мусульман в бою и кричит «Аллах акбар». А что кричать нам? «С нами Бог?» Культура не позволяет нам заорать «С нами Бог»! Наша культура должна нас вдохновить, также как мусульман вдохновляет непосредственно Аллах, или вера в Аллаха, что в данном случае одно и то же. Мы же должны вдохновляться культурой, и потому, идя в бой, должны кричать хотя бы «За Сталина!», или «Коммунизм победит!», например. Культура, а не Бог, должны вдохновлять нас. Вот почему выглядит противоестественным освящение космического корабля – произошло «перепрыгивание» через культурную составляющую, культурную ступень. Священник находится на одном краю системы, корабль – на другом, а между ними – разрыв. Так не должно быть. Церковь должна «освятить» культуру, а уже культура – «освятить» корабль.

Существует эта проблема, - проблема культуры, проблема Сальери, соединяющего Моцарта и слепого музыканта. Проблема в том, что наша культура должна быть одновременно открыта и современности, и Церкви. Эта культура возникла, и возникла она в результате Церковного раскола. Старообрядцы – это те, кто пытался сохранить традицию, а переписчики – это те, кто создавал современную культуру, разъединяющую традицию и общество. На самом деле смысл старообрядчества заключался в противостоянии старой России новой структуре, в которой стала существовать культура, - современная христианская культура, которая объединяет и Восток, и Запад, в этом смысле мы и Европа совершенно одинаковы. Но если в Европе культура окончательно разъединила Церковь и общество, то у нас – еще нет, наша культура их еще худо-бедно связывает.

И Россия должна заняться тем, что бы создать культуру, которая, с одной стороны, сохранила бы свою идентичность, то есть не соединялась бы с Церковью, не растворялась в ней, как это происходит в исламе, чтобы были «разрешены картинки», а с другой стороны, которая бы не растворилась в современности, как это происходит на Западе (вся эта абстрактная живопись, перформансы да инсталляции…) Культура должна хранить в себе некие высшие ценности, она должна быть ориентирована на традицию. Суть Русской Идеи заключается в том, чтобы создать русскую культуру, которая будет ориентирована на традицию! А мы не ставим перед собой такой цели…

В нашем сознании три элемента описанной системы разрознены: Церковь существует отдельно, как красивая экзотика (и мы пойдем в церковь только для исполнения общепринятых ритуалов – отпевания или венчания…), культура также обособленна, и современность – сама по себе. Они никак не связаны, и именно поэтому наше, российское, общество «не работает»! Западному обществу оказалось проще: у него вся культура как посредник переместилась в сторону современности, слилась с нею, стала «служанкой современности». Иной соблазн был бы в слиянии культуры с Церковью, с традицией, и тогда культура стала бы «служанкой традиции», как это произошло в исламе. У нас же культура так и осталась болтаться посередине, не зная, куда ей деться.

В России должна быть создана такая светская культура, которая будет ориентирована на высокие ценности, на традицию (не сливаясь с церковностью), и будет воспитывать в этом русле её носителей. Это – сверхзадача России. И церковный раскол состоял именно в том, что Русь развалилась на две части: одна осталась верна традиции, обычаям отцов, а другая вместе с правкой книг привнесла новую культуру. Церковный раскол был раскол двух культур, двух парадигм: «монолитной» парадигмы (той, что сейчас сохранилась в исламе), и современной парадигмы.

Раскол должен был произойти, но он произошел убого, потому что люди, занимавшиеся этим, не понимали, какую культуру надо создавать. Им не надо было подвергать анафеме старообрядцев, им надо было с ними ладить, и соглашаться с ними, проводя при этом свои реформы, не дистанцироваться от них. Только вот у нас, русских, всё делается «с плеча», максималистски: «Коли пир, так пир горой»…

Культура, которая у нас существует как посредник между традицией и современностью, не в коем случае не должна доминировать. Она должна занимать место именно посредника. Причем крайне важна гармония культуры и религии: она не должна ни противостоять религии, ни сливаться с нею. Религия в данном случае есть базис, и культуре как надстройке ни в коем случае нельзя слишком сильно удаляться от базиса.

Принципиальный водораздел между христианской цивилизацией и традиционной заключается в следующем: традиционное общество всегда направлено в прошлое. Переписчики книг, старообрядцы полагают, что правильно то, что было у отцов. А современная христианская культура направлена не в прошлое, а в будущее, на прогресс, сам вектор направления здесь другой. Но вся проблема заключается в том, что мы за будущее принимаем Запад. Это самая главная культурная ошибка России. Запад не есть будущее, Запад – это черт знает что, сбоку-припеку!)) Это вообще прошлое. Россия должна понимать, что у нее другое будущее, не связанное с Западом. Это самый главный культурный вектор, который должен быть у России.

Поэтому тот самый культурный посредник, занявший место в нашей душе, нуждается в «промывке мозгов», в правильной ориентации. Вот Сталин правильно ориентировал! (Или, по крайней мере, пытался ориентировать в правильном направлении).

То есть должна быть культура, которая, опираясь на базис, отстаивала бы патриотические ценности. Сейчас наша культура, вместо того, чтобы быть направленной на наше традиционное религиозное ядро, оказалась направлена на Запад, т.е. к нашей традиции, выходит, повернулась задницей… А ведь страна не может так существовать! Эта структура непроницаема для той самой энергетики, которой столь наделены мусульмане.

Культурное ядро, возникшее в России, оказалось направлено против русской традиции как таковой, отвернулось от нее. Пройди сейчас по улице в русской косоворотке – это же будет выглядеть абсолютно по-идиотски. А вот Каддафи, носивший традиционную одежду, воспринимался вполне адекватно. На Востоке люди до сих пор носят традиционную одежду.

Поворот нашей культуры к Западу, отрыв от традиции, сделал структуру русской жизни, и вообще структуру личности русского человека разорванной. Именно поэтому мы такие «ленивые», - у нас все связи разорваны.

Значит, задача состоит в том, что бы развернуть культуру обратно, лицом к традиции, чтобы она с симпатией относилась к нашей традиции, а не к западной. Вот Алексей, мой виртуальный френд, взял и устроил свадьбу на русский манер, и всем очень понравилось!

*

В свете всего изложенного было бы полезно проанализировать социалистическую идеологию. Подавляющее большинство авторов полагает, что социалистическая идеология была некоей формой религии: Церковь отжила, эволюционировала, и ее место занял социализм. Это неверно. И теперь мы знаем, почему. Потому, что социалистическая идеология не относится к религии, к базису (религия у нас только одна – христианство, традиция, Церковь, это наше «ядро», достойное соответствующего отношения, уважения, как правильному ориентиру, как к культурному ядру нашего бытия). Социалистическая идеология относилась к «культурной надстройке», к культуре-посреднику. Проблема социализма, кстати, в том, что он, начиная с 1970-х годов, должен был постепенно эволюционировать в сторону религии, не в плане культивирования религиозности, а в смысле изменения отношения к религии, отступления от атеизма и занятия некоей нейтральной позиции, уважительной к церкви. И в советской интеллигенции (а ядром общества является образованной сословие) копилось очень мощное недовольство официальной атеистической идеологией. Возможно, эта была одна из самых главных духовных предпосылок крушения СССР, - то, что образованное сословие отвергало навязываемую топорно-социалистическую пропаганду. Великим изыском среди интеллигенции считалось начать ходить к церковь, выстаивать богослужения, даже ничего не понимая. Интеллигенция к тому времени уже готова была, - нет, не стать религиозной, это и невозможно, интеллигенция никогда религиозной не будет, - но уважительно повернуться к Церкви. Коммунизм вовсе не связан с атеизмом, его можно было бы строить и с уважением к Церкви, как на той же Кубе.
В том-то и дело, что социалистическая идея не была новой верой, вытеснившей Церковь – ведь базис вытеснить нельзя, нельзя вытеснить душу! Социалистическая идеология была не религией, а просто эволюцией культурного «ядра». Вообще, эволюцию культуры можно направить куда угодно… А вот традиция всегда останется, и мы должны черпать из нее силы…

*

Естественным строением России является монархическое, авторитарное общество, а не демократическое. Гармония между культурой и традицией, религиозным ядром возможно только при авторитарном режиме. Взаимосвязь религии и культуры может регулировать только авторитарный лидер, как это правильно делает, кстати, Лукашенко. Лукашенко не стал разрывать связь между социалистическим периодом и современностью, он не стал шельмовать социалистический период, как делают это сейчас у нас. Я думаю, там 7 ноября бывает парад! И он правильно делает, поскольку правильное устроение общества заключается в том, что все прошлые события «обожествляются».

У Пушкина есть строки: «Сердце в будущем живет; Настоящее уныло: Всё мгновенно, всё пройдет; Что пройдет, то будет мило». Наша история должна сходить с традиционное ядро. Мы должны верить не только в христианство, в религию, мы должны верить в наше прошлое. И Социалистический период должен отойти туда же, в то же ядро, где находится и религия, и стать точно таким же объектом уважения. Мы должны начать в это верить. Всё, что у нас было, - петровские реформы, церковный Раскол, все наши победы, социалистический период, - мы всё должны уважать, потому что суть традиционного ядра заключается не только в одном православии, в одном богослужении на церковнославянском языке, но и в уважении к прошлому в целом. Прошлое страны, народа должно восприниматься как единое целое, позитивное целое.

Прошедший социалистический период должен быть «загружен» в ядро, и мы должны начать уважать его вместе с церковью. Когда пройдет период идиотских ельцинских реформ, мы тоже должны перегрузить его в традиционное ядро и тоже начать уважать. И если какие-то там сволочные западники нам будут нас критиковать, мы должны будем уметь уверенно дать отпор: «Мы вели себя правильно, это был необходимый этап, болезнь роста, а зато мы с тех пор выросли!» Отношение к культуре должно быть таковым, чтобы мы чувствовали себя хорошими! А чувствовать себя хорошим можно только тогда, когда ты уважаешь всю свою историю, когда ты не выделяешь оттуда какие-то негативные моменты, которые могут тебя опозорить. Мы никогда не расстреливали польских офицеров в Катыни, не было этого, и всё! Мы должны себя уважать. Каждый этап русской истории должен загружаться в это культурное ядро. Именно такая культура и есть правильная, - когда мы с уважением относимся ко всей нашей истории, и в ее частях, и в целом. И наша история должна восприниматься целостно. (эти 2 последних абзаца перекликаются с недавним текстом «Уважение к прошлому в свете общих схем…»: http://kot-begemott.livejournal.com/1353450.html

Так вот, это возможно только при монархизме, только при авторитарном режиме. Режим в России должен быть авторитарным, должен базироваться на идеологии. Идеология должна заключаться именно в том, что у нас существует культура, уважающая традицию, направленная в будущее, но не на Запад. Вот и вся Русская Идея. И именно на ней и должен основываться монархический режим. Мы уважаем свое прошлое, и только монарх это регулирует, только монарх должен вправлять мозги интеллигенции, которая всё время смотрит на Запад, и кстати говоря, Сталин это делал. Интеллигенцию надо и подстегивать, и направлять от Запада, потому что именно интеллигенция рулит культурным ядром, культурным посредником. Интеллигенцию, образованное сословие, когнитариат, по выражению Кургиняна, надо воспитывать, и только монарх может это делать, осуществлять функцию гармонизации культуры и традиции. Только монархический режим на это способен. Именно поэтому все выдающееся культурные произведения, шедевры создавались при монархических режимах.

Молодой Пушкин, когда бывал в театре и слышал со сцены двусмысленную фразу, намекающую на революцию, кричал из зала: «Сейчас самое время, по Неве идет лед!» (потому что в это время Петропавловская крепость была недоступна, и таким образом революция была бы обречена на успех). Тогда, в 20 лет, Пушкин позволял себе сказать это на весь зал, но к зрелости – уже нет. В стихотворении «19 октября» он уже предлагал выпить за царя, потому что понимал, что монархический режим благотворен для России, как бы ни не любили за авторитарность и ущемление свобод. На самом деле, эта гармонизация культуры и традиции возможна на Руси только при монархическом режиме, и более того, это самая первая задача российского правительства. Не инновационный тип развития, не реформы и т.д., а гармонизация! Самая главная задача российского государя заключается в том, чтобы заставлять российское общество уважать традицию, уважать нашу Церковь, уважать нашу историю, в том числе и социализм. Вот что должен делать наш государь!

Говоря о монархизме, я не имею в виду какой-то определенной формы правления (абсолютизма, например). Форма правления вообще не имеет значения и вторична от той вышеописанной задачи, которую должен выполнять государь. Какая в сущности разница, какой будет форма, которая всех так заботит – монархизм, или социализм, царь или генсек, или президент. Самое главное – это задача, хотя все почему-то зацикливаются на форме.

Самое главное в развитии заключается в том, что технологические артефакты должны быть вторичны от нравственности. Так вот, государь должен заниматься не инновациями, а именно нравственностью народной, прививая народу уважение к традиции. А Медведев и Путин делают прямо противоположное, заставляя презирать традицию. По поводу Церкви они ничего не говорят, но прививает презрение к нашей истории, всё время смотря на Запад. Это означает, что они действуют как враги русского народа. Русский народ должен иметь правительство, которое будет ориентировать его на уважение к собственной истории, собственной Церкви. Главное – не прогресс техники, а прогресс нравственности.

Вот каким должен быть российский правитель, и вот какова суть Русской Идеи – уважение к традиции. Совсем не обязательно при этом всем ходить в косоворотках и жить по Домострою (а напиши сейчас слово «Домострой», сколько сразу появится гневных комментариев…) Не надо жить по Домострою, но надо его уважать как прошлое, как традицию.

*

В целом, суть церковного Раскола заключалась даже и не в самом церковном расколе, дело было даже и не в церкви, а в том, куда пойдет Россия жить, в каком направлении она движется. Либо она сохраняет этот «мусульманский», восточный уклад, когда не существует культурного посредника, светской культуры, и соответственно, нет культуры в нашей душе (Бог непосредственно во мне), либо она формирует себе новую цивилизационную структуру, когда культура становится посредником между традицией и современностью. Вот именно в этом был смысл церковного Раскола: часть России ушла по первому пути, и старообрядческие деревни живы до сих пор, оттуда не уезжает в города молодежь, там пышет жизнь, они «копают огород за 2 часа», в них осталась та самая энергетика, что лишний раз подтверждает все мои положения. Только в церковь у них уже в джинсах не войдешь, - сразу выкинут. А у нас войдешь – и ничего… Потому что у нас есть (светская) культура, а у них – нет. Это культура делает нас такими расслабленными (в отличие от старообрядцев), причем культура неправильная – культура, в которой шельмуется наше прошлое, социалистическое, царское, какое угодно, - нас расслабляет. Мы начинаем сразу же духовно проигрывать мусульманам и старообрядцам. Это культура нас сразу расхолаживает, мы перестаем уважать себя, именно поэтому на «русские марши» приходит 3000 человек, а не 300 000… Именно поэтому!

Один автор пишет, что общаясь с приехавшими кавказцами, таджиками, ни в коем случае нельзя обращаться с ними на «вы». Надо обращаться только на «ты». Когда русский человек обращается на «вы» к таджику-рабочему, он хочет продемонстрировать ему уважение, культуру. Потому что для нас демонстрация к другому человеку уважения есть проявление культуры, той самой культуры как посредника. А вот таджик воспринимает это как проявление слабости! Потому что у него нет светской культуры, у него нет в душе того культурного промежутка, культурной сферы, которая есть у нас. Её просто нет! У него есть только традиционная культура, интегрированная с традицией. Это она оперирует категориями силы – слабости, и сразу определяет «выканье» как проявление слабости. Там нет категорий «уважения» в нашем понимании, только сила и слабость, - или ты меня съедаешь, или я тебя.

В мире существуют две парадигмы – одна направлена в прошлое, на высокие ценности, вторая – в будущее. Одна ставит нравственность выше, чем богатство (и развитие), а вторая ставит развитие и богатство выше нравственности. Мусульманская культура однозначно ставит нравственность выше богатства и развития: например, у них банкам запрещено брать процент, потому что это грех. А Россия всё никак не может определиться, с какой она культурой, потому что если она с культурой, ставящей богатство выше нравственности, то есть с западной культурой, то она оказывается в положении второго сорта, второсортного члена этого сообщества, если не третьесортного. А если она ставит себя с теми странами, где нравственность выше богатства, то ей придется их возглавить, потому что у нее окажется слишком мощная харизма!

От нее слишком много потребуется, слишком много самоограничений, слишком много всего. Это очень тяжелый крест для России. Если его нести, то весь русский народ должен относиться к этому очень сознательно. Надо очень хорошо понимать, во имя чего ты себя так ограничиваешь.

И Россия никак не может определиться, с кем она, какими она вратами идет – широкими или узкими…

Если интересно, можете послушать, как всё это было сформулировано "вживую". Предупредаю: там много повторов, я запинаюсь, и нет литературной обработки))





Tags: ecclesia, Восток - Запад, Россия, Русская Идея, диктофонные записи, история, культура, философия
Subscribe
promo kot_begemott august 8, 04:34 123
Buy for 50 tokens
Если можете, поддержите хотя бы немного. Номер карты Сбера: 4276 3800 5961 1900. Кошелёк Яндекса: 410011324008123 Счёт Paypal kot_begemot_@list.ru На счёт Яндекс-деньги: Помощь в любую сумму будет принята с благодарностью.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 19 comments