Игорь Лебедев (kot_begemott) wrote,
Игорь Лебедев
kot_begemott

Categories:

Официоз против карнавальной культуры


В первую очередь необходимо сказать несколько слов о технической организации московского праздника "День Города". Устроено все было очень бестолково. Туалетов было очень мало, к ним стояли длинные очереди (особенно в женские). Мест с едой, где можно перекусить или купить горячий чай, кофе, тоже было недостаточно. Было же холодно, гуляющим хотелось погреться.

Я сразу обратил внимание на лица людей. Общее выражение - расшифровать его удалось только потом - говорило о том, что пришедшие в парк ждали нечто особенное, но ничего необыкновенного не получили. Они были не то чтобы совсем унылые, - но на лицах не было настоящего сияния праздника. В толпе в целом не чувствовалось духа единства, объединенности, захваченности общим настроением. Единства у этой толпы не было. Вообще-то, москвичи по своей сути народ индивидуалистический, но было ясно, что идея «праздника Москвы» их уж точно не объединит. Вообще-то, чувство праздничного единения вполне можно поймать в Москве – например, на Новый год (или даже в преддверие праздника, в веселой суете спешащих по магазинам и за подарками), или на День Победы. Точно также и на Рождество и Пасху верующие люди в церкви захвачены общим настроением, сопутствующем этим праздникам.

Воскресение Христово для тех, кто собрался в церкви – объединительная идея, и Победа 1945 года для гуляющих на 9 мая – тоже объединительная идея, а вот некая идея «Дня города» такого же эффекта очевидно достичь не смогла. И к вечеру я всё более начал думать: почему?

Культивированием общего духа праздника должны заниматься городские власти – какими-то лозунгами, броскими заметками в СМИ, общей внятной концепцией - постепенно объединять людей вокруг этого события. Но эта необходимость внешнего воздействия и вскрывает искусственность праздника! Ведь людям не нужна дополнительная «пропаганда» духа Нового года или Пасхи, объединяющее настроение уже заложено в них самих.

Эта искусственность очень ясно чувствовалась в организации даже самого пространства в парке Горького – огромные надувные лежаки на газонах или плетеные кресла-гамаки, например, на которых удобно валяться, читать книжку или дремать, но никак не участвовать в общем гулянии и веселье. Лежаки и гамаки не объединяют, но скорее, разъединяют.

Концепция праздника в парке Горького поделила все пространство на хронологические стилистические «срезы» - зоны 1920-х, 1930-х годов и так далее вплоть до 2000-х. В каждой такой зоне возможными средствами пытались воссоздать атмосферу того времени: зрительные образы, песни и музыка, уличные развлечения, и даже обонятельные ассоциации (карамельно-шоколадный ароматический дым в 1940-х).

Самый факт обращения к истории, к стилистическим воспроизведениям также указывает на то, что наше время в плане празднования ничего не может предложить. Была, правда, зона 2000-х годов с площадками для скейтеров, роллеров и велосипедистов, но это был всего лишь небольшой и ориентированный на узкую группу посетителей уголок… Разрозненность хронологических зон, на мой взгляд, лишь еще более подчеркивала разобщенность гуляющих.

Еще я заметил, что на мероприятие прошло намного больше обычного людей… скажем так, странно одетых. А проще говоря, «фриков». И лишь потом удалось понять, с чем было связано их желание причудливо одеваться и дурачиться. Ведь по большому счету, этих фриков должно быть, наоборот, большинство! Они воплощают ту самую карнавальную культуру М. Бахтина, ту самую потребность человеческой души к периодическому антиповедению – к жизни «наоборот», противоположным общепринятому образом.

В обычной жизни над нами тяготеет груз обязательств над обществом и государством, груз правил и норм, по которым мы живем 29 дней в месяц. И человеческая душа нуждается в том, чтобы в один, тридцатый день жить «неправильно». Народ это чувствовал, - вот для чего устраивались ярмарки, праздники, гулянья с непременными спутниками – скоморохами, ряжеными, перепутанной одеждой, масками и сознательным дозволением нарушения правил – «жизнь наоборот». Люди, говоря современным сленгом, «отрывались» - веселились, отдыхали от обыденности. Они становились на время другими, не собой-обычными. Обратите внимание: так называемых "Двунадесятых праздников", то есть великих, в церкви ровно 12, и каждый приходится примерно на месяц. Таким образом, устанавливая свои празднества, церковь учитывала эту особенность человеческой психологии.

По сути дела, идеальный праздник – и есть карнавал. Это когда все носят «вывернутую наизнанку» одежду. Это когда мы все «отрываемся». И государство, возможно, пытаясь организовать Дни города, смутно движется к этому идеалу, но осознать (и до конца принять) его не может, а значит, не может и достичь. Хотя на самом деле этой целью следовало бы задаться. Когда на входе в парк Горького вас встречают 10 полицейских с металлоискателем, заглядывающих даже в самые маленькие сумочки (меня заставили открыть барсетку), они, даже ведя себя крайне корректно, лишний раз напоминают нам (по крайней мере, мне сразу вспомнилось), что государство продолжает неусыпно нас контролировать. Празднование перестает восприниматься как та самая «зона отрыва». По крайней мере, лично у меня праздничное настроение несколько притупилось - хотя полицейские на входе вели себя более чем корректно.

День города да Новый год – вот, по сути дела, те 2 единственных праздника, когда современный человек мог бы всласть пошалить и подурачиться. Ведь есть еще и официальные праздники, когда народ уж точно не будет вести себя извращенным образом - 9 Мая, например.

Стоит вспомнить, как местные праздники, аналоги нашего Дня города, организовывались на Руси. В каждой деревне был храм, престол которого был освящен во имя какого-либо святого. Память святого празднуется в определенную дату, и к этим дням в деревне и приурочивалась ярмарка, на которой жители могли выставить свои товары (практически каждая деревня на чем-то специализировалась – глиняная посуда, плетеные лапти и корзины, лопаты и телеги, деревянные ложки, и так далее). После богослужения народ устраивал гуляние. Ярмарки непременно сопровождались всяческими увеселениями – скоморохами, представлениями (в том числе и любительскими), цыганами с медведями, живыми картинами, музыкой гуслей, рассказами странников и пением всяких калик перехожих... Ярмарки позволяли перезнакомиться и молодежи из разных сел, узнать друг друга в обстановке развлечения и игр и тем самым способствовали созданию новых семей. Ярмарка, таким образом, была и своеобразным институтом знакомства (в традиционной культуре вообще очень большое внимание уделяется организации браков, это был вовсе не второстепенный вопрос). Это хорошо описано в книге Шангиной "Русские девушки", которую я постоянно цитирую. Это показывает и Гоголь в «Сорочинской ярмарке». На деревенский престольный праздник съезжалось чуть не половина губернии.

Здесь нужно также добавить, что церковь не одобряла народные развлечения, всегда выступая против них, однозначно связывая все эти игрища со служением нечистой силе.

Идея того, каким должен быть народный праздник, не оставляет меня уже несколько лет. Какой должна быть "идеология" такого празднества? - ведь "ярмарки", условно говоря, есть у нас каждый день, а большинство из них оборудовано и неплохими многоуровенвыми парковками... Современным людям «ярмарка» нужна не меньше, чем нашим предкам. Жизнь при либерализме, вообще говоря, морально довольно тяжелая, каждому приходится заботиться о будущем и о себе, и людям нужен полноценный отдых, всеобщее веселье. Кроме того, в условиях либерализма-индивидуализма людей нужно дополнительно объединять, чтобы совсем не отвыкли от коллективизма и не стали "человек человеку волк".

И вот к какому выводу я пришел. Идеал Праздника Города, народного праздника – это должно быть воспроизведение нечто вроде старой русской ярмарки, где люди могут вдоволь «поизвращаться» - понаряжаться «фриками» и подурачиться. Идеальный День города тот, на котором большинство - «фрики». Это должен быть сплошной карнавал с масками и переодеваниями, идеальное место для веселья и знакомства.

И люди, как мне показалось 1 сентября, всё это чувствуют, но полноценной реализации указанной потребности не получают. Они не видят вокруг себя достаточно «карнавальности». Чинное прохождение по аллеям парка, слушание концерта очередной рок-группы и сидение с бутылкою пива на траве ещё не создают настоящего антиповедения.

Да и государство ведет себя двойственно: одной рукой предоставляет людям праздник, возможность народного гулянья, а другой рукой их придерживает, ограничивает. Во всяком случае, меня не оставляло ощущение, что среди гуляющего народа сквозил еле заметный оттенок растерянности. Ну, если только я всё правильно чувствую))

В этом смысле был очень показателен один эпизод у входа в парк, на пункте полицейского досмотра у металлоискателя, уже вечером. В парк пришла семья: жена с маленьким ребёнком и отец, высокий парень, одетый в очень точно воспроизведенный, вплоть до маски, цельный, и даже красивый костюм Человека-паука (хотя я предпочёл бы одеть косоворотку и маску медведя, и чтобы вели на верёвочке:) а я бы с внезапным рёвом бросался на молодых девушек:)) надоело быть молчаливой галлюцинацией:))
Лично был свидетелем того, как один из полицейских, дежуривших у металлоискателя, с громкими окриками погнался за ним, догнал, потребовал снять маску и ходить без нее… Конечно, парень послушался, но по его лицу и всей его семьи было видно, что этот эпизод сбил настроение дурачества и маскарада.

Вообще говоря, маска – основа карнавала, и её носить надо было всем на том празднике, или хотя бы большинству. Описанный маленький эпизод ярче всего показал отношение государства к этому празднику. И это отрицательное отношение роднит государство и церковь, то есть при попытке - настоящей, полновесной - организации настоящего народного «карнавала» и государство, и церковь будут вместе выступать против. Их интересы в ограничении народного веселья совпадут, хотя это звучит парадоксально - учитывая «либеральность» нашего государства и «традиционность» Церкви.

"Демократическое" государство тут не устроит именно коллективный характер празднования, которому сопутствует объединение людей вокруг одной идеи – хотя бы даже идеи Дня Города. Государство дает возможность развлечься – но индивидуально, или разрозненными группками друзей (то, что мы и видим во время так называемый «массовых гуляний», и не только в столице – люди приходят компаниями, и их настроение, веселье и зона интересов почти никогда не преодолевает границы этой узкой группки, даже в толпе мы остаемся индивидуалистами) в полном соответствии с либеральными ценностями.

Церковь же предпочла бы, чтобы народ раз в месяц не устраивал карнавалы с попойками, а ходил на праздничное богослужение. Разнузданное веселье, игнорирующее правила приличия, считалось бесовским наваждением. Верили, что игрищами управляет нечистая сила..." Ну как не объединиться с государством в достижении благой для всех цели? Без сомнения, церковь не транслирует это в открытую, но всегда имеет в виду. Это вам скажет любой прихожанин с многолетним стажем.

Государство вообще меньше всех заинтересовано в том, что бы люди были объединены, даже под самым безобидным предлогом. И еще, конечно, государство стремится к тотальному контролю, регулярности, отсутствию стихийности и произвола – снятая со Спайдер-мена маска наглядно иллюстрирует эти страхи. И дело тут не только в борьбе с терроризмом и преступностью - человек должен быть прозрачен для государства, ясен и понятен - то есть ему подконтролен и открыт для манипуляций.
Tags: ecclesia, диктофонные записи, политика, философия
Subscribe
promo kot_begemott august 8, 04:34 123
Buy for 50 tokens
Если можете, поддержите хотя бы немного. Номер карты Сбера: 4276 3800 5961 1900. Кошелёк Яндекса: 410011324008123 Счёт Paypal kot_begemot_@list.ru На счёт Яндекс-деньги: Помощь в любую сумму будет принята с благодарностью.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments