Игорь Лебедев (kot_begemott) wrote,
Игорь Лебедев
kot_begemott

Category:

Образ власти в глазах простого народа


"Я ехал третьим классом из Москвы в N-ск, центр обширной южной губернии… Почти так.

В плацкарте повезло с соседями: невульгарные девицы и опрятный мужчина на боковой. Бывает, когда за всю дорогу не обменяешься с попутчиками и словом, но в этот раз не обошлось. Быстро затеялась та самая русская вагонная беседа, в которой так легко летят, пестрят, сменяются темы и так интересна чужая случайная жизнь.

Всех перезнакомила рослая бойкая деваха - волейболистка. Подписала годичный контракт в новом клубе, едет тренироваться. Последний сезон в большом спорте, потом – диплом и заработок ландшафтным архитектором («А что, кусты в Кореле рисовать – это ерунда, а у толстосумов спрос есть»). Хочется ей уже и родить, и чтоб жизнь наконец устаканилась, как у всех, в спорте ведь до пенсии не проскачешь.

Вторая оказалась чудным образцом южных провинциальных барышень. Пышная, ладная, с коровьими глазами и настоящей толстой косой. Первый раз едет в поезде (общая ироничная полуулыбка). Боится упасть сверху, да и как вообще залазят туда?! (Оживление, советы, заверения в безопасности верхних полок). Работает Дизайнером (О_о общий вдох) в собственном магазине по пошиву штор (выдох). Едет с московской выставки, где набралась идей и книжек. И вот что в сторону отмечу – совсем в ней не было привычного московского самомнения «креативной личности», и своё занятие она называла «творчеством» по искренней наивности, а не от самолюбования или ради набивания цены. И вообще, оказалась таким душевным и добрым человеком, каким может быть только русская женщина. Всё пичкала нас своими дорожными перекусами, среди которых промелькнула и хрестоматийная копчёная колбаса.

Дамы посудачили о том, что нынче книг с толковыми дизайнами не найдёшь, и что клиент уже не тот пошел, с придурью.

Но говорил всё больше третий, профессионально завладев речевой инициативой в малой группе. Загорелый, резвый, жилистый, с масляной улыбкой мужичонка оказался торговцем книгами вразнос – из тех, что изо дня в день радостно распространяют свою цветастую макулатуру там, где не заведены посты охраны.

Как всё-таки род занятий отражается в человеке! Книготорговец был авторитетным знатоком всего на свете, но именно в тех дозах, в каких обо всём на свете рассказывают его красочные издания. Знаете, когда такой персонаж начитается отдельных занимательных фактов, и обстреливает вас ими, полагая, что затыкает вас за пояс? Наш герой был как раз из тех бравых бомбардиров, в остальном, впрочем, оставаясь сыном своей малой родины, трудягой-семьянином и добрым малым.

Поговорили о работе и непростом хлебе, о семье и детях, об ипотеке и ремонте, о своём урожае и магазинной химии.
После долгой остановки торговец вернулся с бутылочкой пивка, и потому новый виток баек неминуемо свернул к политике. Я навострился.
- Ну а что стерхи? Они ж в Красной книге, небось, хоть теперь денег выделят, - рассуждал книгочей. – Это ладно! Вот я видел, в новостях как-то показали. Приехал Медведев, еще президентом, на какую-то молочную ферму, ну там совещания, все дела. И тут у него один журналист спрашивает, вроде как по приколу, но как бы и с подвохом: «А Вы вот корову подоить смогли бы?»
Драматическая пауза. Оратор торжественно обводит нас глазами и выпаливает:
- А он такой запросто и говорит: «Нет, я бы не смог»! Ну это вообще КАК, вы мне скажите? Я чуть со стула не упал! Это что, так сложно, корову, что ли, доить?! Вот Вы, - к спортсменке, - могли бы? – Та неуверенно, но кивает, что-то вставив про бабушку и каникулы.
- А Вы?! – продолжился опрос.
- Ага, - бойко подтвердила дизайнерша, - я вообще, считай, в деревне росла.
Испытующий взгляд обратился ко мне.
- Э… я нет, - мой голос почему-то был жалок.
Сверлящий взор превратился в презрительно-недоуменный, но тут же смягчился до снисходительного («Ну этот ладно, интеллигентишка, не в счёт»).
Напор возобновился:
- Ну, так а я что говорю, как можно не уметь? Это как вообще, люди? Как это он целой страной управляет, миллиарды ворочает, а корову, - корову!, - элементарно не умеет доить. Да там и я, помнится, разобрался в три счета, когда к тётке приезжал, это ж проще простого: берёшь ведёрко, вазелином мажешь вымя…
- Э, ну как же, – подал голос осмелевший я, - ведь каждый должен заниматься своим делом, нет? Невозможно всё уметь, и при этом всё делать хорошо. Так пусть коровами занимается дояр, он это умеет профессионально, у него получится хорошо. А Медведев вроде юрист, ну так пусть законы пишет, командует министрами, его для того и выбрали, видимо, чтоб профессионал страной руководил?
Но мой довод был отброшен как несущественный:
- Но ведь это ж несложно совсем! Подоить! Ну как?!
Дамы кивали и охали, соглашаясь то ли искренне, то ли от греха.

Тут разговор, как это всегда бывает в поездах, круто свернул в совершенно другую сторону, к хозяйству, лету в деревне, бабкам, их здоровью…
Потом наш коммунальный вагон стал засыпать, разговоры утихли. Я смотрел на ночную лампу и всё крутил в голове эту злосчастную корову.

Всё-таки мы по-прежнему далеки от. Наши полуночные интернетские дискуссии – по сути те же уютненькие кружки будущих декабристов, те же народовольческие мечтанья студентов на сходке, те же прокуренные интеллигентские кухни. Мы думаем, что народ меняется вместе со временем, и что теперь даже и нет никакого «народа», а есть социальные группы с электоральными предпочтениями, и что в век инноваций, так сказать…

Мы уж настолько отвыкли от традиционного сознания как практического способа жить и мыслить, что знаем его только как некую книжную этнографическую модель, нечто, давно исторически пережитое. И тем неожиданнее для нас встретить его живого, хоть и вполне себе гаджетированного, носителя. А ведь это «сознание» есть и в нас всех, только много глубже. Так почему этого простого и доброго человека так задел эпизод с какой-то бурёнкой? Что так потрясло его, почему отсутствие в сущности нелепого для Первого лица умения вызвало чуть ни сомнения в легитимности его власти?

Получается, что президент (возьмём шире, Государь) должен обладать неким набором умений, считающимся базовым для его народа, жизнеобеспечивающим? То есть теми самыми навыками, которые человек традиционного уклада приобретает с детства, как умение ходить и говорить – огородничество, уход за скотом, какие-то нехитрые промыслы. Для человека, не оторванного от земли, кормящегося от неё и в XXI веке (и значит, консервирующего соответствующую традицию), эти навыки непреложны и естественны. В пять лет он помогает матери на кухне, в шесть – сажает свою первую грядку, а в семь приходит на скотный двор. С горожанами первого-второго поколения – так же, у них ещё есть деревенская родня и деревенские заботы, и не извёлся деревенский ум. Не удивительно, что для такого человека неумение доить корову чуть ни равносильно неумению ходить.

Тем серьёзнее с Государем. Ведь он не просто управляет нами, нет такого занятия в традиционном мире – «просто управлять», менеджерить. Он ведёт, учит, наставляет, как глава семьи своих детей, по праву старшинства, мудрости, мастерства. Классическая патриархальная схема, господа. А как глава семейства научит домочадцев вести хозяйство, если не умеет сам? Как передаст традицию – заветы предков, уменья, знания о мире, если его самого этому не научили в своё время? Получается, если Государь совершенно не смыслит в «натуральном хозяйстве», - это подрыв основ жизни общества, угроза правильному течению и передаче традиции?

И вот что ещё промелькнуло. Ведь президента у нас народ не выбирает. Не в смысле подтасовки бюллетеней, и не смысле эффективности телепропаганды. Всё проще – у нас невозможны демократические выборы по своей сути. Традиционному сознанию непонятна идея выбора власти, а уж тем более идея делегирования выборной власти общественных функций. Всё это придумано относительно недавно. У древних племён, имевших институт выборных вождей, вся процедура выбора рано или поздно сводилась к акту признания общиной уже выдвинутого элитой кандидата, чем одновременно и санкционировалась его власть, и заверялась будущая верность подданных. Вот и у нас, похоже, выборы – не более, чем вариант присяги. В России идут на выборы не избирать, а голосовать – зафиксировать своей галочкой приверженность власти. И в СССР выборы были (вполне добровольным) подтверждением статуса кво. Да и в случае поддержки оппозиции - замечали, с каким настроением голосует старшее поколение за КПРФ? С гордостью за свою многолетнюю неизменную приверженность партии, с демонстративно заявляемой верностью!

Но выходит, если для меня эта откровенно живая, живущая традиционность была в каком-то смысле открытием, то кремлёвским политтехнологам она хорошо известна? Все костюмированные выходы со стерхами, амфорами, тракторами и истребителями – вполне действенные приёмы пропаганды? Значит, в этих ролевых играх президент рисуется нужными красками – умеющим делать всё, царём-плотником и царём-пахарем, - и народ в большинстве расшифровывает посылаемые сигналы правильно. А интернетской нервно-издевательской реакцией кухонных высоколобов можно и пренебречь. Едкие статьи и карикатурки – всего лишь несущественный побочный эффект, летящие из-под топора щепки...
Ночь, как водится, развеяла кураж спонтанных откровений. Наутро мои попутчики уже суетливо собирались, а уходя, распрощались холодно и чуть виновато.

Я взял свой багаж и вышел на станцию. В N-ске уже рассвело..."

(Из присланного)
Tags: Россия, философия, художка
Subscribe
promo kot_begemott december 12, 04:34 120
Buy for 50 tokens
Если можете, помогите хотя бы немного. Номер карты Сбера: 4276 3800 5961 1900. Кошелёк Яндекса: 410011324008123 Счёт Paypal kot_begemot_@list.ru На счёт Яндекс-деньги: Помощь в любую сумму будет принята с благодарностью.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 30 comments