Игорь Лебедев (kot_begemott) wrote,
Игорь Лебедев
kot_begemott

Category:

Традиционное общество и развитие


Здесь следует привести пример недавно выложенного мультфильма. Там всех заставляют ходить строем и повторять поговорку, "что можно Юпитеру, того нельзя быку".

Традиционное общество действительно против всяких нововведений. Когда Кряектный сделал воздушный шар и полетел, то его собирались сжечь. И поступили при этом и правильно, и вполне логично. И вот возникает вопрос: чем руководствовались при этом современники?

Они защищали основы существования общества. Традиционное общество очень целостное, и любое изобретение, вообще какое-либо неординарное явление воспринимается как угрожающее его основам. Но дело в том, что в традиционном обществе развитие как таковое тоже есть: вот плуги же изменялись за 600 лет. Скажем, в IX и в XVI веке были разные плуги.

Как должно происходить внедрение нового в нормальном, то есть традиционном обществе. Изобретателя, который полетел на шаре - его, конечно, сжигают. Во-первых, любые изобретения - всегда по гордости. Традиционное общество основано на традиционной религии, в данном случае всё равно в какой. Поскольку в любой из них известно, что сотворившая мир Некая Высшая Инстанция одних только птиц наделила способностью летать. Стало быть, поднявшийся в небо оспаривает у этой Высшей Инстанции мировой порядок вещей. А ежели Она огорчится, да как-нибудь отомстит? И не одному изобретателю, а нашлёт кары на весь народ? Народ, понимаешь, каждый год специальные ритуалы совершает, дабы всё заново воспроизводился порядок вещей: скажем, чтобы был урожай, поле должна обежать голая девственница, а чтобы беспроблемно разлился Нил... Ну, вы поняли. А тут - настолько явно гневить Бога.
Во-вторых, просто нельзя. Потому что нехорошо. Раньше ведь такого не было. Словом, всё новое – почти наверняка безнравственно.

Лет через 10, 20, а может 50, натурально, полетит второй изобретатель – его тоже накажут. Еще через некоторое время третий летит, его уже заточают в монастырь, пусть замаливает грехи, в том числе и всего народа. Компенсирует, так сказать, оскорбления небу, которые нанёс.
Тем самым наш изобретатель - только не смейтесь! – оказывается среди самых образованных людей его времени. В традиционной культуре же образованные люди были прежде всего в монастырях.

Дальше – это я уже фантазирую - упрощённо говоря, он обращается знакомому монаху, обсуждает изобретение, сразу после исповеди. Тот рассказывает наместнику монастыря. У наместника наверняка есть кто-то знакомый из князей (оба же принадлежат к одной элите, крутятся в одних кругах), и наместник ему говорит: «Зачем их всех наказывать? Этот шар можно использовать для контроля территории вражеских войск. Пустил на высоте, куда не долетают стрелы, и считай количество пушек да рисуй карту укреплений». Традиционный менталитет же в первую очередь думает о войне, у него самое главное разделение "свои-чужие", к нрвственности это тоже относится. И вот после этого князь пишет указ, приглашает изобретателя в столицу, ему выделяют рабочих и средства, и всё благополучно внедряется. После нескольких репрессированных предшественников. Ах, какой кошмар. Как негуманно! И, самое главное – как неуклюже, несовершенно, медленно…

Безусловно, картина приведена условная, но в традиционном обществе инновации внедряются примерно таким способом. Нововведение либо распространяется тем же способом, как молва, либо лоббируется кем-то из высокопоставленных чиновников. Развитие идёт как бы "сверху вниз". Царь придумал сажать картошку - всех и заставили.

Хочу заметить следующее, и это очень важная вещь: в традиционном обществе не существует структуры, лобби, организации, особой части общественной системы, которая кровно заинтересована во внедрении всех этих воздушных шаров. Скорее, наоборот: есть и люди, и структура, и даже не одна, которая всему новому весьма эффективно препятствует. А внедрение - это чаще всего произвол одного боярина: захочет – внедрит, захочет - нет.

Но рано или поздно изобретение даже в описанном косном и реакционном обществе всё равно пробьёт себе дорогу. Скорее всего, поздно, когда тенденция станет уже всем очевидна, и скрывать её будет нельзя, а положительный эффект от использования выйдет на первый план, то есть преодолеет нравственные и религиозные препятствия и пройдёт через сознание. У нас же в России так и было, один великий князь покровительствовал авиации, второй фотографическому кружку, третий – русскому географическому обществу, и так далее и тому подобное. И всё худо-бедно работало. Но, по сравнению с Западом, конечно, худо.

Эта же схема, хотя и в несколько видоизменённой форме, воспроизвелась в СССР, когда за внедрение отвечала не "невидимая рука рынка", как на Западе, и вовсе не Госплан, не Верховный Совет, не Пленум ЦК КПСС и не Съезды. Последние три инстанции существовали исключительно для отмазки, чтобы убедить народ в наличии у нас истинного народовластия. За каждое крупное направление развития нёс персональную ответственность высокопоставленный чиновник. Например, Берия отвечал за атомный проект, и именно потому, что Сталину вздумалось его назначить. Генсек мог зарубить или обозначить любое направление развития. Неоспоримым достоинством социализма было то, что зачастую самого изобретателя ставили во главе целого направления, то есть он становился высокопоставленным чиновником. И все технари, как один, расскажут вам, как плохо было в СССР с внедрением нового. Отчего все они и выступили за реформы Горбачёва.

Нетрудно видеть, что Сколково было организовано по тому же самому исконному русскому принципу - его поручили создать одному из высокопоставленных чиновников. Казалось бы, есть повод для оптимизма.
Если бы не одно "но". Сколковский проект - а равно и любые начинания нынешнего правительства - не имеют подлинной идеологической базы. Это не настоящая основа - "сделать так, потому что это есть на Западе, чтобы не отстать". Это идеология не только догоняющего, но более того - упадничества. И она не позволяет гордиться своей страной.

Идеология русского развития должна основываться прежде всего на древней дихотомии "свои-чужие". Прорыв в военной промышленности обязан пониманию, что "не дремлет враг". Русские объединяют усилия лишь тогда, когда осознают безусловную важность. Во всех остальных случаях они работают спустя рукава. Нынешняя идеологическая ситуация ведёт лишь ко всеобщему разворовыванию. Безусловно, какие-то результаты будут достигнуты, но эффективность самого проекта будет минимальна.

Традиционное общество не против воздушного шара как такового, оно хранит свои основы, устои. И устои эти, прежде всего, нравственные. Общество заботится о людях, мыслит категориями добродетели и греха, добра и зла. Вот безнравственно это, летать по небу на шаре. Потому как это прецедент, случай выступления против богоустановленного порядка вещей. Раньше ведь не летали. В Священном Писании про полёты не сказано. Эдак все летать начнут, Бога бояться перестанут, потом не будут начальство уважать, на работу опаздывать, аборты делать, устраивать всякие революции кровопролитные бунты...

И вот почему традиционное общество, в сущности, право. Вся суть дела в таком способе внедрения нового, каким оно «переваривает» данное нововведение. Внедрение нового оказывается вторичным по отношению к нравственному миропорядку, которым живет общество.

Этим самым традиционное общество не даёт в своём обществе создаться структуре, которая заинтересована в скорейшем введении нововведений, инноваций. Именно поэтому оно действительно развивается очень медленно и неуклюже - потому что бережёт самое главное.

Что говорит Булгаковский Воланд в Варьете? «Ну, я понимаю, трамваи, троллейбусы, прочая аппаратура. А вы мне скажите – изменились ли все эти люди внутренне?» И когда из зала раздаётся женский голос "Пожалейте его!" то Воланд это отслеживает. Это, кстати, великолепный пассаж.

Традиционное общество беспокоится о своей цельности. «Сначала, понимаешь, заявляют, что Земля круглая - но её наши предки столетиями считали плоской, а ведь не хуже нашего пили-ели. А может, потом пойдут, и будут бунтовать, совершать всякие грехи да непотребства телесныя? Люди же слабы, их только подвинь на грех, начни искушать, они и поддадутся. И Священное Писание о том свидетельствует, и старики так говорят».

Именно поэтому традиционное общество осмысляет всё новое в категориях либо нравственных, либо в религиозных. Воздушный шар может подниматься либо Божьей, либо нечистой силой, о чём, собственно, и читаем в историческом документе:

«1731 год. В Рязани при воеводе подьячий нерехтец Крякутной фурвин сделал, как мяч большой, надул дымом поганым и вонючим, от него сделал петлю, сел в неё, и нечистая сила подняла его выше березы, а после ударила о колокольню, но он уцепился за веревку, чем звонят, и остался тако жив. Его выгнали из города, и он ушёл в Москву, и хотели закопать живого в землю или сжечь».

Традиционное общество и должно выступить против всего нового. Потом всё равно кто-то из влиятельных людей будет покровительствовать какой-то конкретной новизне. Но, дело в том, что сейчас, в данный момент, это вредно. Лучше перестраховаться.

Равновесие, на самом деле, зыбкое. Точной грани между указанными полюсами – добром и злом - нет. Приходится постоянно быть начеку. Разумеется, бывают ошибки, от которых страдают отдельные люди. Подумаешь, сожгут несколько выскочек-интеллигентов… Их всегда жгут. Бабы новых нарожают. Но зато выигрывало общество в целом. Потому что в традиционном обществе часть всегда менее важна, чем целое.

Теперь смотрим, что происходит в эпоху Возрождения. Человек объявляется мерой всех вещей. Земля уже не в центре Вселенной, и вообще всё становится относительно. Но что это на деле означает? "Что хочу – то и ворочу. Бог уже не в центре мира, там теперь моё «эго», стало быть, мне всё позволено". Вот они, открывающиеся врата для всех инноваций.

Достаточно этого изменения идеологической парадигмы - и общество начинает жить по-другому. На иных, прямо противоположных основах. Бог, традиционный порядок, общественная нравственность - они из первичных оказываются вторичными. Общество, в конечном счёте, уже не может, да и не должно контролировать те самые основы. Нравственность теперь – не самое главное. И основами считается совсем другое. То, что обеспечивает всё более быстрый прогресс. То, что обеспечивает удовольствия индивида.

Что происходит дальше? Как с цепи сорвались. В обществе тут же начинают множиться люди, сначала ради хобби изобретающие новое, к примеру тот же Леонардо да Винчи, потом появляется всё больше тех, кто стремится на нововведениях заработать. Потом возникают люди, отстаивающие интересы изобретателей в парламенте... Потом - всякие общественные институты, связанные с прогрессом. Постепенно вся эта пирамида обретает самостоятельное значение, она начинает подчинять себе всё общество. "Тот, у которого есть только молоток, всякую проблему стремиться рассматривать как гвоздь".

Постепенно создается структура лоббистская, которая заинтересована в нововведениях, даже в ущерб нравственности, и таким образом на первое место выходит религия прогресса. Изобретать, наживаться можно любым способом. В жизни самое главное – удовольствие. Что его обеспечивает? Прогресс. На этих двух китах и основано современное либеральное общество. Все равно, связано очередное нововведение с нравственностью, или не связано, самое главное – чтобы люди наживались, нужно изобретать, зарабатывать и идти вперед.

Вот они, широкие врата, которые открыла эпоха Возрождения. И тем самым, произошло то, о чем я писал ранее - прогресс становится первичным, хотя должен быть вторичен от самых главных устоев общества. Эти последние теперь воспринимается как помеха новым главным устоям – удовольствиям и прогрессу. Кстати, так оно и есть. Поэтому мы введём новую религию, оправдывающую новый порядок вещей. В котором удовольствие и прогресс – объявляются самым главным. Можно и христианство использовать, вынув из него начинку и оставив одного Санта Клауса. Реформация. Можно начинку вынуть из социализма. Хрущёв.

Обратим внимание, о чём чаще всего говорит Медведев. Инновации, инвестиции, эффективность, развитие... Он где-нибудь говорит о нравственности, справедливости, доброте? О том, что людей вообще следует учить хорошему? Коммунисты постоянно трубили о "воспитании нового чеоловека", хотя не особо преуспели. Вот Лукашенко время от времени говорит – «доброта... мы добрый народ... мы должны быть добрыми...» А Медведев хоть раз сказал это слово? Что русский человек должен быть, прежде всего, справедливым, честным, добрым, нравственным, а уже потом «эффективным собственником»? У нас никогда об этом не говорят, Медведев никогда не упоминает о человеческих качествах. Вот он, типичный западник. "Эффективность и удовольствия".

Современное общество, зацикленное на прогрессе, оказывается извращённым. Оно, безусловно, быстрее внедряет инновации - особенно общество западное, которое является, в данном случае, идеальным примером. Но оно при этом начисто забывает о нравственной составляющей, о том, что такое добро и зло. Оно ставит на первое место новизну, потому что уже создалась структура инновационная, которая в ней заинтересована. Ибо всякая функция неизбежно создаёт себе органику. И эта структура гораздо сильнее чем церковь, она не только лоббистская, но и всемогущая, она пролоббирует всё, что угодно.

Суть "традиционного прогресса", назовём его так, в том, что общество постепенно переваривало любые изобретения, сохраняя при этом самые главные нравственные основы, связанные с религией. Человек, его личные страстишки и удовольствия, объявлялись вторичными, зависимыми. Суть либерального прогрессистского общества, в том, что прогресс и удовольствия - самое главное, а добро и зло, то, чем человек вообще живет, рассматривает как вторичное... А ведь именно это делает человека человеком, отличает его от животного, а вовсе не «современная экономика». Какой прок от эффективных инвестиций миллионам одиноких детей, выросших в неполных семьях? Да что там - миллионам детей, убитых ещё в зародыше? Сотням тысяч погибших от наркотиков? Потому что общество забыло, что это зло. Потому что добро и зло поменялись местами.

Отчего исламский Восток отстаёт в развитии? Поскольку остаётся верен прежней, традиционной модели: религиозные категории, нравственность важнее прогресса, внедрения нового. Само отставание, безусловно, плохо. Да только традиционная структура позволила сохранить правильную, полноценную человеческую личность, дух народа. Этот дух не продал своё первородство за чечевичную похлёбку прогресса. Именно поэтому на Востоке сохранилась семья, понятия дружбы, верности, искренней привязанности к своим, трудовая этика, понятия ответственности, готовность пренебречь личным ради общественного - словом, всё то, что понемногу выветривается из христианского общества, как на Западе, так и в России.

Уже сейчас можно сказать, что западная либеральная модель в России не привилась. И почему-то мне кажется, что не привьётся никогда. Нужно найти свою собственную, адекватную нашему характеру, нашим традициям, климату, геополитическому положению и устоям.

Запад, вообще западный путь для России выступает в качестве соблазна (здесь религиозные понятия наиболее точно выражают суть дела). А соблазну практически невозможно ничего противопоставить. Вон как бьётся Лукашенко - и как его ненавидят.

Приняв западную модель развития, мы, по сути дела, совершили грехопадение. Изменений произошло слишком много. И восстановить прежнюю модель развития совсем трудно, тем более, что мало кто понимает, зачем. Население христианского мiра всё более утрачивает понимание, что такое добро и зло.

Теперь, видимо, надо указать, что делать. Кардинально всё менять, возвращаться к традиции и вообще становится ежиками не нужно)) Как представляется, для начала следует понять, осмыслить с точки зрения высших ценностей, что произошло с христианским мiром, какие произошли изменения, с чего всё началось и к чему привело. Нужно переосмыслить весь пройденный путь.

Нет, не так. Это выглядит слишком рационально. Разум не может спасти, спасает вера. Нужна идеология, которая - в самом общем виде - расставит всё происшедшее на свои места. Прежде всего – в нашей душе. Нам нужны правильные приоритеты. Нам нужна вера, которая вберёт в себя как традиционные ценности, провозгласит, заставит считать их снова первичными - так и сможет не препятствовать внедрению нового. Не обязательно столь же эффективно, как на Западе. Которая сможет помочь людям уверовать, что это не самое главное - либеральные ценности и прогресс.

Однако вера не прививается сама по себе, потому только, что она правильная и самая правая. Народ принимает новую веру лишь тогда, когда убеждается: "так жить нельзя", и прежняя вера более не подходит. В неправильности былых взгядов должна убедить сама жизнь.

(пока черновик, ещё будет редактироваться и дописываться)

Отдельная благодарность deepblueflame за помощь в наборе текста.
Tags: Русская Идея, диктофонные записи, идеология, культура, либерализм, религия, философия
Subscribe
promo kot_begemott august 8, 04:34 123
Buy for 50 tokens
Если можете, поддержите хотя бы немного. Номер карты Сбера: 4276 3800 5961 1900. Кошелёк Яндекса: 410011324008123 Счёт Paypal kot_begemot_@list.ru На счёт Яндекс-деньги: Помощь в любую сумму будет принята с благодарностью.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 57 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →