Игорь Лебедев (kot_begemott) wrote,
Игорь Лебедев
kot_begemott

Category:

О коррупции


Интересные формулировки понадёргал из интервью Александра Аузана.

"...Я считаю, что бывают такие явления, которые заведомо неверно обозначены. Могу привести еще один такой пример — бюрократизм. Как только начинается борьба с бюрократизмом — сразу же вырастает бюрократический аппарат. Ровно такая же история с коррупцией.

Те правительства, которые принимали рекомендации Международного валютного фонда и западных экспертов по борьбе с коррупцией, попадали после этого в очень тяжелую ситуацию. Большинство правительств мудро не реализовывали эти рекомендации, потому что в странах с так называемым порядком ограниченного доступа, где отношения персонализированы, коррупция является одной из несущих конструкций. Предложение побороться с коррупцией в таких странах означает предложение попилить сучья, на которых все сидят: и не только правительство, но все. Это приводит к очень тяжелым последствиям во многих развивающихся странах.

Могу привести пример, не называя страну. Одна из стран, не очень далекая от нас, решила побороться с коррупцией. Президент выступил на закрытом заседании правительства и сказал: «Все знаю, как у вас устроено, сколько денег, какие схемы, — все! Прекращаем!» Администрация президента организовала соответствующее совещание. Был создан специальный отдел Генеральной прокуратуры (не помню, как в том государстве он точно называется). В итоге в стране перестали брать взятки. В течение двух месяцев в этой стране не брали взяток, а на третий — все остановилось! Чиновник из страха перед авторитарным президентом и его людьми перестал брать взятки, но как работать за деньги, которые оказались в двадцать-тридцать раз меньше прежних? Об этом не договаривались. В стране просто перестали оказываться какие бы то ни было общественные услуги. В итоге власть дала задний ход, и все вернулось «на круги своя».

Поэтому первое, о чем надо сказать: в системе персонализированных отношений живет 175 государств в мире, и только 25 живут в условиях социального порядка открытого доступа, когда действуют обезличенные нормы. Это не относится к крупным компаниям и правительствам. Верхушечная коррупция существует практически всюду. Но мы говорим о персонализированных режимах. Там попытки устранения коррупции приводят к остановке общества, если они успешны, к имитации кампаний против коррупции или к разрастанию коррупции в результате точечных ударов по ней.

...«Свято место пусто не бывает»: фактически вытеснив хищников среднего размера, пришел хищник другого типа и стал по-другому извлекать доходы. Если в начале 2000-х годов у предпринимателей был выбор: платить больше налогов и меньше взяток либо меньше налогов и больше взяток, то с середины 2000-х годов — и это доказано исследованиями — много вы платите налогов или мало вы платите налогов — все равно произойдет то, что произойдет...

Независимо от количества налогов. Почему? Потому что возник другой тип коррупционного поведения, свойственный более сильным группам, так называемое rent-shirking behavior — выдавливание взятки. Кстати, ровно в это же время появилась идеология, пропагандируемая Генеральным прокурором и его заместителями, заключавшаяся в том, что взятки определяются спросом, что предприниматели сами это предлагают. Эта идеология опоздала ровно на пять лет. Да, в конце 1990-х годов в значительной мере взятки порождались спросом: предприниматели в конкурентной борьбе, снижая какие-то свои издержки, предлагали взятки. В середине 2000-х годов спрос уже полностью определялся предложением. Потому что это был выбор между регулярным платежом ренты бюрократической группе и изъятием активов в собственность членов бюрократической группы.

...Может ли коррупция не быть злом? Может. Если она является несущей конструкцией, то она уже не может трактоваться только как зло, поскольку это означает, что люди в известном смысле живут благодаря тому, что существует эта неприятная вещь.

Я подозреваю, что в самом этом явлении заключены какие-то стадии общественного развития, которые остались в человеческом сознании и в отношениях между людьми.

...Если в 1989 году 84% соотечественников уверяли, что другим людям доверять можно, то в 2008- м уже 88 % говорили, что нельзя. Но: почти ничего нельзя склеить нового или изменить к лучшему, и в этом смысле коррупция будет предпочтительнее любой легальной схемы, если мы не решаем вопрос о доверии.

...я бы сказал, что бизнесмены в этом смысле преподали стране урок. Доверие не создается криками о доверии, оно создается заявлениями о недоверии и предложением инструментов, компенсирующих это недоверие.

...когда вся система законов исторически многократно создавалась не для того, чтобы можно было по ним жить, а для того, чтоб их можно было использовать как источник, в частности, дохода, ну и политической власти — к вопросу о предпосылках, — то понятно, что возникает диссонанс, который не укрепляет доверие. Люди в этих условиях верят только узкому кругу, друзьям, с которыми на кухне можно поговорить.

...Почему католикам вдруг удалось сделать то, что два века не удавалось (они отставали от протестантов)? Прекрасно сказал один из немецких исследователей. Он сказал, что просто баварцы «стали немножко более протестантами, чем северяне». И дело не в перемене религии. Второй Ватиканский Собор совершил важный сдвиг в ценностных установках. Это была по существу внутренняя реформация, а именно богатство перестало осуждаться, нищета перестала считаться достоинством, труд перестал считаться проклятием. То есть произошла смена ценностей, смена установок. Это не дает быстрого результата. Это дало результат через 20–25 лет.

...Как пишут в своей прекрасной книге Норт, Уоллис и Вайнгаст, почему-то в течение долгого времени считалось, что правилом является то, как живут 25 стран, а то, как живут 175 стран, — исключение. На самом же деле все наоборот. Исключением являются эти 25 стран, наиболее успешных, сумевших решить поставленную задачу. Я с этим совершенно согласен, потому что полагаю, что каждый раз нужно найти национальную формулу модернизации, то есть способ сочетания своих неформальных институтов с известными эффективными схемами развития. Они известны.

...Конечно, они перетянули себе значительную часть западных инструментов развития. Но при этом укореняли их совершенно по-своему. Пожалуйста, я привожу пример с Южной Кореей. «Западники» учили людей, что нехорошо иметь родственные связи на работе, что это неправильно. А корейцы поступили прямо противоположным образом. Поскольку в Корее существует большая семья, они создали чеболь на родственных связях, получив большой запас доверия и радикальное снижение издержек. Разумеется, это временный ресурс, но он очень сильный, и он сработал. С точностью до наоборот они сделали, и это правильно.

У нас это было в начале прошлого века. Там, где есть община какая то, — неважно, родственная, неродственная, — запасы взаимного доверия, там будут хорошо расти страховые и кредитные союзы разного рода.

...Вообще по хэппинес-индексам счастливы те, кто не смотрит на окружающий мир. Те, кто может замкнуться, как, например, Бутан. Или Советский Союз.

... смертельные разновидности коррупции здесь, у нас: я считаю, что выдавливание ренты — это смертельно опасно, потому что это непрерывная перераспределительная игра сильных бюрократических — в итоге силовых — групп.

ОЗ: В чьих интересах эту болезнь побороть и кто (и как) может это сделать?

А. А.: Скажу очень странную вещь. Это в интересах тех, кто уже набрал большие активы.

Это противоречие долгосрочного интереса и краткосрочного. Для них есть проблема. Они понимают, что пирог уменьшается, что их заграница не принимает, с дисконтом все идет, и непонятно, что детям передавать, что риски… С другой стороны, хорошо было бы легализоваться, хорошо было бы перевести это на другие основания. Но: меня же могут завтра съесть. А зачем я буду думать о том, что будет через десять лет? Мне важно, чтобы меня завтра не съели. Они поглощены сегодняшней схваткой. Поэтому вопрос, когда и при каких условиях наступит момент, чтобы они могли болееменее одновременно выйти из этой ситуации… Я полагаю, что по крайней мере большинство из них понимает, что в перспективе им нужно другое.

ОЗ: То есть это трагическое сочетание жадности и глупости? Мы как-то можем им помочь?

А. А.: Я не думаю, что это сочетание жадности и глупости. Да, можем им помочь. Дело в том, что им нужны институты, им нужны правила. Но господствующие группы ни в какой стране сами не предъявляют спрос на правила в своей стране. Почему? Объяснить очень просто. Они все, что им нужно, берут в мировом супермаркете институтов. Если им нужно хорошее техническое регулирование, они заказывают это в Германии. Если им нужны честные суды, они используют их в Англии. И так далее, и так далее, и так далее. Поэтому в своей стране они качают доходы, а что нужно по институтам, они добирают с американскими лойерами и китайскими врачами. А вот у тех, кто живет в стране, нет такого легкого доступа в мировой супермаркет. Поэтому начинает расти давление снизу тех людей, которым нужны институты здесь. А кому они нужны? А вот креативному классу. «Хомяку», который вышел, расправил плечи, ему нужны институты здесь. И то, не из-за романтизма его, он просто попал между молотом и наковальней. Потому что в условиях перспективы длинного застоя надо бы уезжать, а в условиях рецессии на Западе — некуда. И вот его выдавливают на площадь. И он не за революцию, ему институты нужны. На самом деле группам, которые кремлевские башни делят, эти институты тоже нужны. И вот когда давление станет достаточным, это давление даст им возможность одновременно выходить из короткой игры в длинную. Но это я размечтался, конечно.

ОЗ: Последний вопрос. Кто бы мог осуществить посредничество между выдавленным «хомяком» и несчастными беднягами, которые никак не могут выйти в долгосрочную игру? Или оно не нужно?

А. А.: У меня тут странный взгляд. Я считаю, что это писатели, а не политики. Русская культура, как известно, литературоцентрична.

...Наши ценности передаются через литературу. Но распространяя язык, не факт, что вы тем самым транслируете свои ценности, потому что в других странах это делается, например, через музыку или архитектуру. Я считаю неслучайным появление в центре российской общественной жизни серии разнообразных писателей. Потому что про ценностные вещи — а речь идет о ценностном сдвиге — говорят не политики. И не экономисты. Правду царям и народам, между прочим, говорят писатели. Появились писатели, которые одновременно способны говорить правду и царю, и народу. Это очень хорошие посредники..."
Tags: Россия, цитаты
Subscribe
promo kot_begemott august 8, 04:34 123
Buy for 50 tokens
Если можете, поддержите хотя бы немного. Номер карты Сбера: 4276 3800 5961 1900. Кошелёк Яндекса: 410011324008123 Счёт Paypal kot_begemot_@list.ru На счёт Яндекс-деньги: Помощь в любую сумму будет принята с благодарностью.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 53 comments