Игорь Лебедев (kot_begemott) wrote,
Игорь Лебедев
kot_begemott

Categories:

Служебная записка фон Кауфмана. Часть 1


В 1881 г. молодой чиновник Министерства внутренних дел, надворный советник и камер-юнкер Петр Михайлович фон Кауфман посетил Киевскую губернию и тщательно изучил положение евреев. Свои впечатления и выводы он изложил в записке на имя сенатора Половцова. Основная мысль записки Кауфмана — противодействие экономическому гнету евреев и уничтожение их корпоративности. Соображения чиновника МВД сыграли известную роль в пересмотре законов о лицах иудейского вероисповедания и утверждении Александром III ограничительных «Временных правил о евреях» 3 мая 1882 г.

По официальным сведениям, к 1881 г. в Киевской губернии числилось евреев — 133 000 мужского и 144 400 женского пола, а вместе — 277 400 душ. Все же население губернии вообще состояло из 1 084 300 человек мужского и 1 090 800 женского или всего 2 175 100 душ. Следовательно, евреи составляли по Киевской губернии около 13% всего населения. Но приведенные цифры далеко не дают точного представления о действительном количестве еврейского населения: при отсутствии всяких других, установленных законом, средств, помимо метрических записей о рождаемости и смертности, — для определения численности евреев в данной местности, ни Правительство, ни сами общества не в состоянии даже приблизиться к цифре, которая определяла бы действительную наличность евреев в губернии.

По закону, ведение метрических книг для евреев возложено на казенных раввинов, которые обязаны, между прочим, записывать: 1. обрезание всякого младенца мужского пола и наречение имени младенца женского пола, с означением дня рождения и 2. погребение умерших всякого пола и возраста, с означением имен и прозваний, лет, состояния и болезни, от которой последовала смерть. Но это, установленное законом, правило, которое, само по себе, вполне удовлетворяет потребностям статистики населения, на практике остается мертвой буквой. Желание избежать денежных и натуральных повинностей, в особенности последних, побуждающее евреев скрывать рождение младенцев мужского пола, и некоторые обрядового свойства условия (по еврейскому закону всякий совершеннолетний может совершать религиозные обряды, что дает возможность обойтись без раввина, а потому и без записи в метрику) делают то, что выписки из метрических книг и составленные по ним посемейные списки не представляют ни бесспорного документа, удостоверяющего личность, ни материала для статистики. Но непрописка детей не смущает еврейских родителей: с одной стороны они уверены, что, в случае нужды, общество никогда не откажет выдать надлежащий вид, а с другой, у наиболее фанатических из них и совесть спокойна, так как, не записывая новорожденных, они только исполняют Моисеев закон, по которому «считать» людей признается преступлением (во 2-ой книге Царств гл. XXIV говорится, что за счисление наличных голов сынов Израилевых Господь наказал иудеев мором). Между тем, по отношению к Правительству такие, нигде не значащиеся с рождения, подданные, с появления своего на свет, становятся в незаконное положение и, уже из страха наказания и чувства самосохранения, и родители их, и они сами устремляют всю изворотливость своего ума на обход, где возможно, страшного для них закона. Много в этом случае способствует евреям их многочисленность и разновидность употребляемых ими однозначущих имен, как напр<имер>, Соломон, Шлиома, Зальман, Шлемка или женское Мариама, Мария, Мерка, Мирень и проч., чем пользуются еврейские общества при выдаче ложных письменных видов, и вводятся в заблуждение городские учреждения, заведывающие проверкою посемейных списков, что в особенности красноречиво и обнаружилось при ревизии детей Бердичевской городской думой, где наприм<ер>, мещанин, показанный в посемейном списке (1878 г.) «Эля Лейбов», — по метрике, значится Эля Годя. В посемейный список Бердичевского мещанина Куца вписан сын, которого у него никогда не было, что доказано впоследствии присяжным дознанием. В посемейном списке 1877 г. некоего Шимона Ария Файнштейна, сын его Франш, 31 года, показан сыном старшего своего брата Мошки 38 лет и т. д.
В этих обстоятельствах, в связи с другими, о которых будет изложено ниже, следует искать одну из причин, делающих все принятые до сих пор Правительством меры к обеспечению со стороны евреев правильного отбывания воинской повинности бесплодными.

До 1874 г. евреи отбывали воинскую повинность, на основании специально изданных для них законов, и если недоимки еврейских рекрутов были незначительны, то не потому, чтобы они являлись добровольно в рекрутские присутствия, а благодаря лишь энергичным, предварительным мерам, принимавшимся полицией, заарестовавшей своевременно всех годных к военной службе евреев. С 1874 г., когда евреи по отбыванию означенной повинности были сравнены с христианами на первый, после издания нового закона, призыв, число неявившихся евреев быстро уменьшилось, но недоимка была настолько значительна, что явилась необходимость произвести перепись. Мера эта не дала однако, вследствие неудачного исполнения, желательных результатов; не имел также практических результатов и закон 3 февраля 1876 г., обязавший евреев исполнять воинскую повинность по месту жительства; так как для испытанного в обходах правительственных распоряжений еврейского населения она оказалась недействительною: евреи, пользуясь неудачною переписью и указанными выше условиями метрических книг и посемейных списков, стали уклоняться от приписки к призывным участкам. Из представленных в 1879 г. бывшим Киевским, Подольским и Волынским Генерал-Губернатором Министру Внутренних Дел сведений видно, что в Киевской губернии неявившихся к призыву в 1874 г. евреев было только 103, а в 1878 г. число их возросло до 845.

Из тех же сведений видно, что последний закон 9 мая 1878 г., по которому привлечены к призыву евреи, пользующиеся льготою 1-го разряда, также был безуспешен, так как в 1878 г. вообще по Юго-Западному краю недоимка евреев оказалась больше на 10% против 1876 г., когда евреи начали отбывать воинскую повинность отдельно от христиан. Но если уклонение евреев от отбывания воинской повинности и действительность принятых против этого мер уже определяется приведенным числом таких евреев, которые призывались, следовательно попали в призывные списки, то какова же должна быть цифра непривлеченных к обще-сословной, государственной повинности евреев вообще, если к этому прибавить всех нигде не записанных и всю жизнь проживающих под ложными видами евреев.

Чтобы выяснить действительность и дать прочные данные для дальнейших мероприятий, касающихся евреев, и не только по отношению к воинской повинности, прежде всего необходимо Правительству знать количество тех подданных Российских, которые по исторически сложившимся условиям своей жизни и природным особенностям своего племени поныне, несмотря на бывшие попытки Правительства подчинить их общим для населения Империи законам, — требуют исключительных мероприятий.

Действительно количество евреев в России может быть определено единственно путем обдуманной, правильно организованной внезапной переписи; только с полученными, таким способом, данными в руках может Правительство уверенно и безошибочно обсудить и соразмерить значение своих распоряжений и избегнуть на будущее время неудачных попыток, которые служат лишь к вкоренению среди евреев убеждения, что законы пишутся только не для них, и к тому, что всякий новый закон, направленный к устранению совершаемых евреями злоупотреблений, только влечет за собою новый способ его обхода. Между тем положение, которое заняли в настоящее время евреи, по отношению к остальному населению Юго-Западного края, судя по Киевской губернии, вызывает необходимость со стороны Правительства существенных и строго обдуманных распоряжений. Одним из важнейших, касающихся евреев вопросов в обревизованной губернии является вопрос о еврейском землевладении. Из первых законодательных актов, после воссоединения к России западного края, видно, что существовавшее при польском правительстве запрещение евреям владеть населенными имениями соблюдалось и русскими властями. Настаивая над водворением евреев в городах и местечках, Генерал-Губернаторы и Наместнические Правления нашли даже необходимым ограничивать признанные за евреями прежним Правительством права на арендование оброчных статей в помещичьих имениях, не дозволяя помещикам отдавать на откуп евреям винокурение и корчмы. Вследствие возникших по этому поводу жалоб и поданного еврейскими поверенными от имени всех, живущих в городах белорусских губерний евреев, прошения о разных их нуждах, 7 мая 1786 г. издан Сенатом указ, которым впервые были определены права евреев по владению землею в присоединенном крае. Сенат предписал живущих в местечках и деревнях евреев не принуждать селиться в городах «особливо когда там нет для них свободных мест под строение домов». При этом Сенат разъяснил право евреев на пользование городскою землею, признав его равным с правами прочих городских обывателей, и указал не ссылаться в этом отношении на прежние польские законы и установления о различии евреев противу христиан.

В 1804 г. издано было особое положение о евреях, которым Правительство надеялось окончательно устроить их быт и направить деятельность их к благу и пользе страны, где они поселились. Разделив еврейское население на 4 класса: 1) земледельцев, 2) фабрикантов и ремесленников, 3) купцов и 4) мещан, положением 1804 г. Правительство разрешило евреям земледельцам приобретать в собственность незаселенные земли, водворять на них наемных рабочих, поселяться на помещичьих землях, по добровольным условиям, или переходить на казенные земли (в губерниях западного края, новороссийского края, а также астраханской и кавказской), для чего в некоторых из губерний назначено было к отводу до 30 000 дес<ятин> казенной земли, дарование поселенцам льготы от всяких податей в течение 10 лет и, в видах пособия при водворении, разрешено выдавать им заимообразно ссуды на общих с иностранными капиталистами основаниях; евреям же фабрикантам обещаны были отвод земель под фабрики, с выдачею денежных ссуд, для чего велено было образовать особые капиталы до 20 000 рублей в каждой из присоединенных губерний. В то же время, с другой стороны, положением 1804 г., под угрозою денежных штрафов и взятия помещичьих имений в опеку, запрещено было евреям содержать в деревнях и селах какие бы то ни было аренды, шинки и постоялые дворы, продавать в них вино и жить под каким бы то ни было предлогом. Опыт, как известно, не оправдывает этих благих предначертаний Правительства. Образование земледельческих колоний имело мало успеха, а с другой стороны, под разными предлогами евреи стали приобретать населенные имения. Один из способов, изобретенных евреями, под названием крестенций, для владения такими имениями, состоял в том, что помещики сдавали евреям арендаторам винокурень хлебные посевы и сено в своих имениях, а крестьяне обязаны были собрать, вымолотить и доставить все это на винокурни, и кроме того — давать арендаторам-евреям рабочих и подводы и смотреть за волами, поставленными ими на барду. По дошедшим о таких злоупотреблениях сведениям, Сенат 27 марта 1819 г. приказал немедленно отобрать от евреев все имения, которыми они владели под именем крестенций и возвратить их помещикам, прекратив «всякие отправляемые крестьянами и дворовыми людьми, под каким бы то ни было названием и предлогом, для евреев сельские работы и услуги», но по засвидетельствованию Сенатора Баранова, посланного в 1823 г., по поводу затруднений, встреченных в продовольствии жителей белорусских губерний, изданные до того Правительством законы и основанные на них распоряжения и указы Сената относительно евреев на практике не исполнялись. С воцарением Императора Николая Павловича вновь начались энергические законодательные работы по устройству быта евреев и, между прочим, сделано распоряжение, в 1829 г., о выселении евреев по Киевской, Подольской, Волынской губерниям из деревень в города, с дарованием им льготы в платежах государственных податей и выдачей беднейшим безвозвратных пособий из Государственного Казначейства от 100 до 200 р. на семейство; желающим строиться в городах и местечках разрешено было отпускать казенный лес, а тем, которые пожелают заводить фабрики, выдавать ссуды из ассигнованной на это Государственным Казначейством суммы в 50 000 р.

Наконец, 13 апреля 1835 г. утверждено было составленное особым Комитетом новое положение о евреях, в духе закона 1804 г. Положением этим, в отношении владения землею, права евреев — земледельцев подтверждены, и, в видах поощрения к земледельческим занятиям, дарованы им новые льготы, а права евреев прочих классов — расширены и точно определены. Всем евреям, в черте постоянной оседлости, разрешено приобретать недвижимую собственность всякого рода и брать в крупное или арендное содержание, сверх земель и разного рода угодий, хозяйственные заведения, мельницы, постоялые дворы, корчмы, шинки и проч., но с исключением в том и другом случае населенных имений. Эти имения воспрещено евреям не только приобретать, но и брать в аренду или посессию и даже быть в них управителями, или приказчиками. Но евреи продолжали обходить закон, воспрещавший им владение населенными имениями. Прежний способ крестенций сохранился, только переменив название. Помещики передавали евреям свои имения под предлогом сдачи на откуп хлеба, собираемого в имениях, и следуемых от крестьян владельцу оброков и, несмотря и на позднейшие запретительные законы, евреи, вопреки правительственным распоряжениям, продолжали жить в селах и деревнях.

С 1859 г. последовал ряд узаконений (в 1865, 1866 и 1867 г.) об отмене действовавших до того времени законов о евреях земледельцах и об упразднении их поселений. Оставшиеся, таким образом, земли либо поделены крестьянами, либо возвращены в казну, а собственно по Киевской губернии из 13 531, 81 дес<ятин>, отведенных под еврейские колонии, большая часть которых никогда и не была занята евреями, в настоящее время оставлено в пользование евреев всего 1 504, 88 дес<ятин>, наделено крестьянам 7 729, 34 дес<ятины> и включено в продажные (на льготных основаниях, по правилам 1865 г.) участки — 4 297, 61 дес<ятина>. Эти 15 04 дес<ятины> и 5139 душ евреев обоего пола, сохранивших название евреев-земледельцев, разбросанные по 8 уездам, были в 1880 г. единственным видимым памятником бывших еврейских колоний в Киевской губернии.

Такой исход имели слишком 50-летние усилия и огромные жертвы в льготах от повинностей, земле и капиталах, потраченных Правительством для привлечения евреев к земледельческому труду.
Что касается прочих евреев, не земледельцев, то, хотя с изданием положения 19 февраля 1861 г. право приобретать помещичьи земли дано лицам всех состояний, но евреям оно было воспрещено, а разрешено лишь в 1862 г. (Выс<очайше> утв<ержденным> Пол<ожением> об устр<ойстве> евр<еев> 26 апреля 1862 г.) в таких имениях, где обязательные отношения крестьян к владельцам окончательно прекращены. В юго-западном крае законом этим воспользовались очень немногие евреи в Киевской губернии, кажется, всего один, так как, по вспышке в 1863 г. польского мятежа, взгляд Правительства на землевладение в западном крае изменился: Правительство признало необходимым усилить русское землевладение и с этою целью предпринять ряд мер, к числу которых относится и Высочайшее повеление 10 июля 1864 г., коим постановлено: дарованное евреям в 1862 г. право приобретать угодья и земли, принадлежащие к помещичьим имениям, не распространять на губернии, в которых производится обязательный выкуп, и, согласно сему, — воспретить всем без исключения евреям приобретать от помещиков и крестьян земли в губерниях, подведомых Виленскому и Киевскому генерал-губернаторам. Но несмотря на такое категорическое воспрещение, евреи нашли возможность обойти закон, покупая помещичьи земли или на имя подставных лиц или же прикрывая свои покупки достаточными арендами. Из сведений, доставленных бывшему Киевскому Генерал-Губернатору за 1878 г., видно, что в то время было в Киевской губернии 12 имений, отданных в долгосрочную аренду на таких условиях, которые прямо указывают, что арендные контракты служат только прикрытием фактического владения евреев этими имениями. Так наприм<ер>: 1) С. Головятин в Черкасском уезде, графов Ивана и Марии Шеленбург — 838 дес<ятин> 1780 саж<еней>, по контракту, заключенному с согласия попечителя их графа Карла Шеленбурга и явленному у С.-Петербургского Нотариуса Ясокина 13 февраля 1870 г., отдано в аренду еврею Мошке Ицкевичу на 36 лет, на следующих условиях: Ицкевичу отдается имение, со всею принадлежащею к нему землею (за исключением крестьянского надела), со всем лесом, оброчными статьями, строениями, рабочим скотом и со всею движимостью; ему предоставляется право пользоваться имением по своему усмотрению, рубить лес и продавать в свою пользу, отдавать землю и оброчные статьи в аренду, строить заводы и фабрики, строить хозяйственные и питейные заведения; арендная плата назначена по 1 000 р. в год, и вся сумма уплачена вперед; кроме того, на обязанности арендатора имения отнесена уплата всех причитающихся с имения сборов и повинностей. По истечении 36-летнего срока, если Ицкевич захочет оставить имение за собою, то владельцы обязаны заключить с ним контракт на тех же условиях и на такой срок, на какой он пожелает. Очевидно, что контракт этот только прикрывает покупку Ицкевичем имения. 2) Часть с. Куликовки в Чигиринском уезде Якубовского и Порембской, 105 дес<ятин> по мировой сделке, совершенной в бывшем Чигиринском уездном Суде в 1866 г., отданы еврею Авруму Гольденбергу в аренду на 90 лет за 1 625 р., которые и уплачены вперед, при заключении сделки. Здесь как уплата вперед арендной суммы, так и самая продолжительность срока указывает на фиктивность аренды. 3) В Сквирском уезде при с. Яроновичах, хутор Никот, княгини Гогенлоэ-Шилигсфюрст — 29 412 дес<ятин>, отдан евреям Иосю и Зельману Ревисам с 1868 г. на 36 лет за плату единовременно 6 000 р. По условию куплен, собственно лес на сруб, с правом пользования в течение 36 лет землею; по истечении же этого срока княгиня Гогенлоэ, если пожелает отобрать от Ревисов землю, обязана заплатить им за постройки, какие бы они ни были, 10 000 р. или оставить землю у Ревисов на дальнейшее время. 4) В Каневском уезде с. Степаницы, помещика Хамца, 705 дес<ятин>, состоит в аренде у еврея Иойны Зайцева с 1869 г. на 36 лет, за плату ежегодно 3 250 р., которые засчитываются за процент от должных Хамцев Зайцеву 66 000 р., обеспеченных арендуемой землею. Здесь, очевидно, покупка совершена Зайцевым на особом условии, обеспечивающим его от потери уплаченного капитала, если бы арендный контракт был признан недействительным. 5) В Киевском уезде, д. Матяшевка, Чеховского, 600 дес<ятин> отдана в аренду тому же Зайцеву, на 36 лет с 1878 г. за плату по 1 900 р. в год, которая вносится по полугодиям. Ничтожность арендной платы, по 3 с небольшим рубля за десятину в местности, где наемная плата за десятину доходит до 10 р. и выше, указывает на то, что Зайцевым куплено имение, арендная же плата составляет, вероятно, платеж процентов земельному банку. По всей вероятности, и между имениями, состоящими у евреев в краткосрочной аренде (до 12 лет), есть такие, которые куплены евреями и на которые возобновление арендных контрактов в пользу действительных владельцев-евреев обеспечено какими-нибудь денежными обязательствами. Как например покупки евреями имений через подставных лиц можно указать на имение Красноселку, в Чигиринском уезде, помещика Амосова. В этом имении евреи Шмуль и Берко Лемберские, по условию 9 ноября 1873 г., приобрели за 8 000 р. право вырубить лес на всем пространстве имения 449 дес<ятин>, в течение 20 лет; в тот же день Амосов совершил запродажную сделку на продажу всей земли в этом имении дворянину Храплю, который, как убеждают пункты условия, и есть то подставное лицо, на имя которого, сверх леса, куплена и принадлежащая к имению земля. Нет сомнения, что это случай не единственный и хотя в настоящее время нельзя определить даже приблизительно количество таких имений, так как по распоряжению бывшего генерал-губернатора в 1876 г. собирались сведения только об имениях, которые состоят в арендах у евреев, но можно с уверенностью сказать, что при замечающемся в последнее время стремлении евреев капиталистов к приобретению в западном крае земель, что, в виду постоянно возрастающей ценности земли составляет несомненно выгодную операцию, — если не будут приняты меры, чтобы положить предел этим противозакониям, — в непродолжительном времени большинство имений в западном крае перейдет в еврейские руки и все меры, которые Правительство принимало для усиления русского землевладения, будут парализованы, так как имения приобретаются евреями не только у поляков, но и у русских землевладельцев: из 12 имений, которые, по имеющимся сведениям, могут считаться купленными евреями под видом долгосрочной аренды, — 7 принадлежали русским землевладельцам. Независимо от вреда, который приносит еврейское землевладение целям обрусения (евреям в аренду сдаются, в противность закона 1865 года, и участки, купленные лицами русского происхождения на льготных основаниях) — указанный способ приобретения имений представляет еще другое зло: покупка евреями имений, под видом долгосрочных аренд, дает им возможность скрывать свое имущество на случай несостоятельности, так как имущество, числящееся состоящим только в аренде, хотя оно в действительности принадлежит несостоятельному должнику, не может быть продано на пополнение казенных и частных долгов «арендатора». Как видно из представленных примеров, условие, которое, главным образом, дает евреям в последнее время возможность обходить закон, воспрещающий им владеть землею на праве собственности, заключается в предоставленном им праве арендовать землю, но право евреев арендовать землю дает повод опасаться за последствия не только, как противозаконный способ покупки, но и как условие, препятствующее экономическому развитию коренного христианского сельского населения.

Соображения эти имелись, между прочим, в виду у бывшего Киевского Генерал-Губернатора князя Дондукова-Корсакова, который в 1870 г. представлял Министру Внутренних Дел о необходимости принятия против распространения еврейского землевладения и аренд радикальных мер, но заключения его, внесенные на рассмотрение Комитета Министров, Высочайше утвержденным положением Комитета 13 апреля 1873 г. переданы на обсуждение в учрежденную при Министерстве Внутренних Дел особую Комиссию по устройству быта евреев и дальнейшего движения поныне не получили.

Между тем, разрешение этого вопроса становится все более настоятельным. По сведениям, собранным в 1878 г., в Киевской губернии в аренде у евреев было уже в 223 имениях до 160 000 дес<ятин> земли, не считая земель в казенных имениях, но с тех пор цифра эта, при значительном стремлении евреев захватить в свои руки сельскую промышленность, как они захватили уже промышленность торговую и фабричную, должна была значительно увеличиться. Вместе с тем, усиливается влияние евреев на сельское население и эксплуатация крестьянского труда. В имениях евреи ведут хозяйство или сами за свой счет, посредством наемных работников из крестьян, или же, иногда в помещичьих и в особенности в казенных имениях, раздают землю мелкими частями крестьянам, редко за деньги, а по большей части за известную часть урожая. Если в первом случае евреи эксплуатируют крестьянский труд, пользуясь им по дешевой оценке в виде отработки долга или процентов за долг, то все же они вносят известную долю труда и затрачивают капитал, необходимый для устройства и ведения хозяйства; последний же род аренды еще более вреден: он является по преимуществу там, где крестьяне наиболее нуждаются в земле и готовы взять ее на самых невыгодных условиях, но не имеют ни предприимчивости, ни свободных денег, чтобы самим заарендовать большой участок земли; евреи этим пользуются и благодаря временной поддержке находят средства и способы, чтобы без всякого риска получить чистые барыши, не затратив ни труда, ни капитала.

Таким образом, арендование земель евреями, при настоящем нравственном и экономическом уровне коренного христианского населения, влечет за собою следующие последствия: упадок помещичьих хозяйств, так как евреи, ведя в арендуемых имениях хозяйство хищническое, обесценивают эти имения, нарушение и обход существующих о евреях законов и, наконец, препятствует улучшению быта крестьян. По всем сим соображениям, нельзя не желать, чтобы предположения бывшего Киевского Генерал-Губернатора, представленные еще в 1870 г., были подвергнуты возможно скорому рассмотрению во вновь учрежденном при Министерстве Внутренних Дел Комитете о евреях.

Неопределенность прав евреев на арендование земель в Киевской и других губерниях западного края породило другое явление, едва ли не более вредное по своим последствиям, чем арендование евреями помещичьих имений; это — взятие евреями в аренду участков усадебной земли, поступившей в надел крестьянам на продолжительное время и прочное водворение евреев среди крестьянского населения.

Продолжение
Tags: Das jüdische Problem, цитаты
Subscribe
promo kot_begemott august 8, 04:34 123
Buy for 50 tokens
Если можете, поддержите хотя бы немного. Номер карты Сбера: 4276 3800 5961 1900. Кошелёк Яндекса: 410011324008123 Счёт Paypal kot_begemot_@list.ru На счёт Яндекс-деньги: Помощь в любую сумму будет принята с благодарностью.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments