Игорь Лебедев (kot_begemott) wrote,
Игорь Лебедев
kot_begemott

Categories:

Записка по сионистсткому вопросу (евреи и революция)


Эта записка без обращения, подписи и даты находится в ГА РФ среди документов по еврейскому вопросу, переданных председателем Комитета министров С. Ю. Витте Николаю II предположительно в конце 1904 — начале 1905 гг.

В суждении о значении сионизма с политической и национальной точек зрения, нужно прежде всего принять во внимание современную организацию евреев. Два различных элемента есть в еврействе: вожаки, принадлежащие к интеллигенции, и масса, составляющая еврейский народ, связанный религией, историческими преданиями и основанными на них общими правами и обычаями. В общем культурная противоположность между этими элементами не столь велика, как у других народов, так что вожди сионистов справедливо относят евреев к так называемому среднему классу.

В организации участвуют первее всего интеллигенты, которые затем уже употребляют всякие средства к организации массы в одно целое. В XVII и XVIII столетиях интеллигентные евреи всячески добивались принятия в масонские ложи, которые, как известно, отличались космополитическим характером и некоторые были основаны на очень широких религиозных началах единобожия и так называемых заповедях Ноя*. Стремление к масонству выходило, по-видимому, из стремления к объединению с христианами, к ассимиляции, но на самом деле повело к подчинению известного класса масонских лож еврейскому влиянию. Затем, в начале прошлого XIX столетия, под влиянием политических брожений, возникает мысль о политическом и культурном освобождении евреев. В 1860 году на религиозно-национальной основе Кремье в Париже основывает Всемирный Израильский Союз (Alliance Jsraeґlite Universelle), с изображением на протоколах земного шара, над которым стоят скрижали Моисея, и с девизом: все евреи за одного и один за всех (tuos les Jsraeґlites sont solidaires les uns des autres). В настоящее время этот союз как сетью окинул весь земной шар, подобно тому, как некогда опутал земной шар орден иезуитов. “Израильский Союз” имеет свои наблюдательные комитеты. Центральный Парижский комитет издает краткие бюллетени.

С 1873 года Центральный Комитет особенно внимание обратил на Россию, где проживает большинство еврейского народа, и успел учредить в пограничных с Россиею областях, в 40 пунктах от Мемеля до Брод до 40 местных комитетов (список этих пунктов в 1883 году был из Парижа доставлен И. С. Аксакову). В 1883 году эти пункты образовали два пояса: левый — под наблюдением д<окто>ра Бамбергера в Кенигсберге и правый — под управлением раввина Зандеберга в Лигнице. Оба наблюдателя состояли членами Центральнаго Комитета. В 1862 году Гесс, редактор Reinische Zeitung, поборник так называемой “молодой Германии”, в своей книге Rom und Jerusalem. Die letzte Nationalitдtsfrage настаивает уже на необходимости особой территории для свободного развития “национальной индивидуальности”, с возвращением евреям прав политической нации в Палестине. С 1861 года (Кальшер, Еврейский митинг в Мельбурне в Австралии) начинает развивать мысль о еврейской колонизации Палестины. В конце 1860-х годов Мозес Монтефиоре и представитель “Израильскаго Союза” Неттер пытаются возродить еврейское земледелие в Палестине. Последний основывает в Яффе “Микве-Израиль” — агрономическую школу. В 1880 годах в России, Галиции, Румынии и Болгарии уже образованы кружки Друзей Сиона (Ховове-Цион), которые, кроме колонизации Палестины, стремились также к подъему национального еврейского самосознания и восстановлению древне-еврейскаго языка (взамен жаргона). Такие же кружки образуются в то же время по всей Европе среди университетской молодежи; являются студенческие союзы (землячества) — в Вене, Гейделберге, Париже, Берлине и других университетских городах. В 1884 году близ русской границы в Коттовице (прусский городок) состоялся съезд представителей палестинофильских кружков. Здесь образован был кружок М. Монтефиоре, с временным комитетом в Одессе. В 1887 году был съезд в Варшаве, в 1888 — в Друскениках, в 1889 — в Вильне. В 1890 году был уже утвержден Устав “Общества вспомоществования евреямземледельцам и ремесленникам в Сирии и Палестине”. Комитет этого общества находится в Одессе, отделение — в Палестине. Рядом с этим обществом действуют многие общества заграницей, напр. Эдмунда Ротшильда, “Эзра” и “Еврейское колонизационное общество” — Гирша (для Аргентины). В 1896 году явилось сочинение д<окто>ра Герцеля Judenstaat (“Еврейское Государство”, в русском переводе), которое проводит мысль о необходимости образовать отдельное государство еврейское в Палестине, под охраною международного соглашения, ибо только в этом случае возможны, по мнению Герцеля, полные “эмансипация” и “возрождение евреев”. Этим сочинением было положено начало так называемому политическому сионизму, в отличие от религиозно-национальнаго. До сих пор евреи объединялись на религиозно-национальных началах, каковые положены в основу организации и “Всемирным Израильским Союзом”; с появлением политического сионизма в числе объединяющих начал занял преобладающее значение новый принцип — политический. Этот принцип имеет ту выгоду, что он может объединить людей различного развития и различного религиозного направления — и верующих и неверующих, т. е. многих теперешних интеллигентов еврейских. На этом основании раввины, как представители религиозных интересов, сначала отнеслись было к сионизму отрицательно*. Но тогда выступил на сцену так называемый духовный сионизм, который правильнее было бы назвать культурным сионизмом. Это, так называемое, духовное палестинофильство имеет представителем О. Гинцберга, известнаго в еврейской литературе под именем Ахад-Гаом. В соединении с политическим сионизмом оно представляет теперь преобладающее направление. Задача его создать духовное или культурное еврейское царство пока на местах жительства евреев, ибо на национальнокультурных началах можно организовать евреев политически и без переселений; можно приобщить всех к Палестине, как духовному идеальному центру. Вследствие перевеса идеи этого, так сказать, идеального государства евреев в среде других государств, устройство действительного государства в Палестине замедлилось и как бы остановилось в подготовительной стадии. Все внимание оказалось отвлеченным в другую сторону — в сторону национальнокультурной организации. Эта сионистская организация есть завершение предшествовавших стремлений еврейства к объединению.

Таким образом, из этого беглого обзора явствует, что еврейская интеллигенция в продолжение целого прошлого столетия, и особенно во вторую его половину, стремилась к такой всеобщей организации, которая объединяла бы всех евреев в одно целое, которая имела бы свое центральное правительство и местные органы во всех странах света и которая занимала бы независимое положение в международном союзе государств. Последнее выражение этого стремления представляет сионистская организация с периодически собирающимся конгрессом представителей во главе и с малым (из 5 членов) и большим исполнительным комитетом (из представителей районов) в Вене. Этот конгресс представляет главу государства с представительным федеральным правлением, в котором президентом вот уже пять раз (на пяти всемирных конгрессах) избирался д<окто>р Герцель. В этой федерации участвуют почти все страны, разделенные на районы и кружки (к 5-му конгрессу — декабрь 1901 года — в одной России было 12 районов, с 825 кружками в 633 местах). Какова бы ни была эта организация, с подробностями коей можно познакомиться из отчетов о конгрессах, но она вырабатывалась в продолжение целого века и шла снизу, так что первый Базельский конгресс в 1897 году был только завершением ее. Мы, следовательно, имеем дело уже с готовым государством еврейским. Это государство создает теперь в каждой стране двоевластие, вредный дуализм, потому что для еврейских подданных каждого государства оказывается два правительства: правительство страны, в которой евреи живут, и экстерриториальное правительство, находящееся вне страны — в конгрессе. Получается государство в государствах. “Мы государство в государстве”, — говорит справедливо в своей книге д<октор> Герцель, но несправедливо прибавляет: “к этому нас принуждают”. Вследствие этого получается, с точки зрения государственнаго права, вредное и нелепое положение, в силу которого каждое государство к своему подданному, если он еврей, должно относиться как к иностранцу, т. е. подданному другого государства, имеющему свое суверенное правительство. Следовательно, в каждом государстве, а следовательно и в России, сионистская (да и всякая другая подобная) организация нарушает верховные права государства (его суверенитет). Еврей, пользуясь защитою и благами культуры того государства, в котором он живет, когда это ему выгодно, тотчас же становится в международное к нему отношение, если оставаться подданным этого государства ему уже невыгодно.

При таком положении дела, евреи, вследствие своих талмудических воззрений, в которых они воспитывались в продолжение тысячелетий, смотрят на свои национальные особенности с высочайшим самомнением, противополагая себя другим народам как высший избранный народ, которому в конце мировой борьбы должны работать все народы. “Наше своеобразное я достаточно известно и определенно”, — говорит Герцель — “и вопреки всем унижениям слишком высоко, чтобы желать его гибели или уничтожения посредством ассимиляции”.

Поэтому сионисты в настоящее время хлопочут не только о сохранении и развитии своей национальности, не только об ограждении ее от слияния с другими нациями, но и о всяческой борьбе с ними во всех сферах, в религиозной, культурной, социальной, политической. Теперешний сионизм, несмотря на мягкие свои формы, есть проповедь и организация для национальной вражды. “Нам могут сказать, — говорит Герцель, — что лучше сгладить или, вернее, стереть с лица земли границы, отделяющие нас от остальных людей, чем заботиться о том, чтобы создать еще более резкие отличия, но я думаю, что так могут говорить только милые мечтатели, память о которых давно исчезнет с лица земли, когда идея об отечестве будет еще в полном расцвете. Всеобщее братство есть только приятная мечта, а вражда необходима, хотя бы для высших эгоистических целей”. (Евр<ейское> государство, стр. 102—103).

Для достижения этих эгоистических целей у сионистов существуют средства внутренние и внешние. К внутренним относятся подчиненные конгрессу правительственные органы, во главе которых стоят выборные исполнительные комитеты: Малый и Большой (М<инистерство> внутр<енних> дел) и многие комиссии, своего рода министерства: легитимационная и суд чести (министерство юстиции), культурная и агитационная (минист<ерство> народ<ного> просвещения), наблюдательные комиссии и органы (полиция), комиссия национальнаго фонда, т. е. финансовое управление, в заведовании коего находятся налоги и повинности; есть, наконец, еврейский колониальный банк, есть и почтовое ведомство, которое рассылает различные бумаги по всему еврейскому миру, где только есть сионисты. Но все эти средства суть средства внутренней организации. Гораздо важнее, с точки зрения государственной и национальной, средства внешние, какими располагает сионистское и вообще еврейское общество для защиты себя отвне, т. е. именно от тех государств, среди которых разветвляется своеобразное сионистское государство. Все эти внешние средства представляют собою систему затруднений, которые весьма искусно и упорно создаются евреями, когда им нужно чего-нибудь добиться от европейских правительств или что-нибудь отклонить. Иногда эти затруднения носят пассивный характер, но иногда переходят в активное нападение, так что получается своего рода война без оружия, в которой, однако, каждый еврей может оказаться солдатом. На это обстоятельство до сих пор, по-видимому, недостаточно обращено внимания.

В производстве затруднений евреи действуют на два фронта: с одной стороны они желают оказать противодействие (опозицию) спокойному развитию европейских обществ, с другой — желают влиять на течение их жизни посредством захвата важнейших функций и факторов общественной жизни.

Жизнь теперешних обществ представляет согласование различных направлений, интересов и элементов, которые часто противоположны друг другу и во всяком случае различны. Еврейские интеллигенты, которые считают себя знатоками социальных наук, а за ними и еврейская средняя масса, вмешиваются в эту борьбу как в строго общественной, так и в культурной сферах. Еврей именно там, где есть борьба, но он всегда присоединяется к той стороне, присоединение к коей для него выгодно. Когда для него выгодно создать затруднение правительству (а это для него бывает почти всегда выгодно, ибо ведет к ослаблению государства, в котором он живет) — он всегда становится на сторону опозиционных элементов. В религиозной борьбе он становится на сторону еретикараскольника, вольнодумца и безбожника против господствующей религии. В борьбе разных национальностей, он становится на сторону партикуляризма; в борьбе с одною национальностью, он проповедует космополитизм. В борьбе партий он конституционалист против монархизма, он республиканец — против конституционалиста. В борьбе правительства с антиправительственными элементами он на стороне последних. В борьбе между государствами, он примыкает к тому государству, от преобладания которого рассчитывает получить больше выгод. Еврей вмешивается в борьбу классов и сословий. Словом нет области, в которой еврей не мог бы оказать какой-нибудь опозиции. Таким образом, еврей оказывается таким фактором, таким элементом, который обостряет в современных государствах социальную и политическую борьбу, внутри и вне. Трудно представить себе все те вредные последствия, которые могут отсюда произойти и уже происходят при взаимной сплоченности евреев и организации их в сионизме.

Но евреи не только разлагают и разрушают, они стремятся к влиянию и даже господству в современных обществах. Для этого, как сказано, они стремятся захватить в свои руки влиятельныя общественные функции и факторы. Торговля и денежный рынок в некоторых странах уже в их руках. Многие промышленные предприятия, теснейшим образом переплетенные с местными интересами, принадлежат евреям. Пресса в их руках, ибо теперь даже в России нет газеты, в которой не участвовал бы еврей. Они стремятся влиять и на школу, если не прямо посредством захвата, то косвенно. В низших и средних школах они захватывают репетиторство, в высших — профессуру. Места врачей, дантистов, акушерок, фельдшеров и фельдшериц составляют предмет их домогательств и в настоящее время по большей части замещены евреями (по крайней мере в России). Судьи, адвокаты, министры, генералы из евреев в Западной Европе вовсе не редкость. Весьма сомнительно, чтобы польза, которую могут приносить все эти деятели, не служила к усилению евреев в стране, где деятели эти развивают свою деятельность. Следовательно, эта деятельность в самом благоприятном случае дает стране только minimum, а евреям maximum. В неблагоприятном же случае на всех этих поприщах евреи, когда для них будет нужно, могут оказать самое вредное влияние. Это влияние могло бы быть ужасным, если бы сионистская организация имела возможность развиваться дальше. Это значило бы несознательно питать у себя внутреннего врага, домашнего, пригревать змею за пазухой.

Мы видим, следовательно, что у сионистов есть возможность бороться с теми государствами, где они живут, по всей линии, во всех пунктах внутренней жизни этих государств. Понятно, какую громадную политическую, международную и вредную силу представляет сионизм, как всемирная организация. Не следует упускать из вида, что теперешнее еврейство вообще работает против европейской христианской цивилизации. Как в средние века, т. е. в XI—XIII веках, оно открыло систематическую борьбу с христианским мировоззрением. Над иконами, над чудесами, над евангельской историей, над основами христианской нравственности в настоящее время со стороны евреев только слышатся насмешки. Отрицание и полемика особенно дают себя чувствовать в школах, ибо еврейские школьники требуют доказательств там, где дело касается догматов веры. В университетах, особенно на медицинских факультетах, борьба с христианством среди студентов теперь в полном разгаре. Здесь евреи находят, к прискорбию, многих сторонников. В газетах, с еврейскими сотрудниками, и между строк и по строкам прямо проповедуются антихристианские идеи. А отсюда прямо вытекает тот безотрадный вывод, что опасность от разлагающаго действия “еврейской культуры” зашла весьма глубоко.

Сионисты отлично сознают свою силу и свое значение. “Равноправие евреев в том виде, в каком оно теперь существует, — говорит Герцель, — не может быть увеличено (ib*, стр. 104)”. — “Нельзя узаконенное уже равноправие, в каком бы оно теперь виде ни находилось, еще более расширить, не только потому, что оно грешит против умеренности, но также и потому, что все евреи, богатые и бедные, тотчас разделятся на различные пагубные партии. Но, если посмотреть на оборотную сторону медали, то, собственно, против нас особенно существенного ничего сделать нельзя. Вот в прежние времена у евреев поотнимали их украшения, брильянты, золото и пр., но каким образом теперь заполучить их движимое имущество, оно все в бумажках блуждает по белу свету, или, может быть, схоронено в христианских кассах. Правда, можно ценность всех этих железнодорожных, банковых и других акций, или бумаг разных строительных обществ и других крупных предприятий легко побить понижением, и где окажется самое большее поступление доходов и налогов, там сосредоточится и вся масса движимого имущества. Но все подобные попытки могут отразиться не только на евреях, но и на христианах; где это уже испробовали, там тотчас же переживали очень тяжелые имущественные кризисы... С другой стороны, образованные, но неимущие евреи теперь все становятся в ряды социализма”, — говорит Герцель. На последнем, пятом, конгрессе особенное внимание обратил на себя реферат об отношении сионизма к социалдемократизму, проще, социализму. В этом реферате доказывалось, что “раньше нужно создать нормальные условия для национального развития еврейского народа, дать ему почву под ногами и национальную свободу, то естественное основание, по выражению Каутского, которое сделает для еврейства возможной борьбу, происходящую теперь среди других народов”. Другими словами: нужен социальный переворот, чтобы расчистить дорогу еврейству. “Беднея, мы образуем пролетариат, — говорит Герцель, — и создаем разрушителей, т. е. низший персонал руководителей разных революционных партий, а одновременно с этим вверху увеличивается наша денежная сила, которая опятьтаки внушает страх (там же, стр. 31)”. Таким образом, отрицание христианских основ, денежный кризис и революция — суть активные средства нападения, которыми пользуются евреи уже теперь в борьбе с другими народами. Если бы сионизм продолжал далее образование и укрепление своей организации, то последствия сего были бы поистине ужасны.

Особенно вредным еврейский сионизм может оказаться для России, где проживают две трети, а по последним известиям — три четверти всего еврейского племени. Прошлогодний всероссийский съезд сионистов в Минске, по их собственным словам, “сыграл для сионизма в России ту же роль, какую сыграл первый Базельский съезд для сионизма в Европе”. Он вывел сионизм в России на широкую арену, завоевав для него почетное и равноправное место среди других общественных течений. Затем он дал некоторые весьма важные результаты в организации и показал, что теперь в России организованы три сионистских партии, как в любом парламенте: ортодоксов (мизрохи), свободомыслящих (фракция) и нейтральных (либералов). Обнаружилось, что еще на предварительных негласных съездах в Варшаве подготовлялась та организация, которая теперь опутала всю Россию. В общем сионистском союзном государстве Россия представляет как бы отдельный штат, разделенный на 12 районов, с членом Венского большого исполнительного комитета во главе в каждом районе, причем каждый район делится на кружки, коих в России на пятом всемирном конгрессе насчитано 965 в 642 местах.

Нужно заметить, что одна из партий, именно “фракция”, к которой примыкают в этом случае и весьма многие нейтральные (либералы), ведет в отношении к России агрессивную или активную политику. Представитель Екатеринославского района инженер Усышкин на съезде предложил даже проект образования ”национальной гвардии” сионистской, которую он желал назвать “Бней-Акива”. “В состав этой гвардии, — по предложению Усышкина, — входят молодые люди, холостые, беззаветно преданные сионистскому делу и отдающие себя всецело в полное распоряжение сионистской организации года на два и готовые по первому требованию отправиться куда им укажут, в качестве магидов, организаторов школ и т. п.” (отчет о съезде, стр. 32). Понятно, что из этой гвардии могут выходить и различные экзекуторы для произведения различных расправ, хотя об этом, может быть, прямо сказано и не было. Этот проект не остался безрезультатным. В отчете о Минском съезде читаем, что когда д<окто>р Членов, при закрытии съезда, подводил итоги деятельности съезда, то “многие делегаты заявили, что они предоставляют себя в полное распоряжение организации, кто на месяц, кто на два и даже шесть месяцев для агитации и пропаганды (стр. 63)”. Таким образом, гвардия вербуется по проекту главным образом из молодежи, и несомненно, между прочим, и учащейся в высших учебных заведениях. Существует комитет агитации.

Следует иметь в виду, что многие из выкрестов, именно интеллигенты, не только сочувствуют сионизму, но и принимают в нем активное участие, ибо сионизм объединяет не на основании религиозного принципа, а на основании национально-культурного политического принципа. Поэтому многие интеллигенты из выкрестов должны быть зачислены в ряды сионистов, т. е. подданных сионистского государства.

Следует также иметь в виду, что несмотря на все заявления сионистов на конгрессах о том, что дело они ведут открыто, этому доверять не следует, как показывает речь того же д<окто>ра Герцеля в Маккавейском клубе в Лондоне. “Сегодня я не могу сказать вам всего потому, что важнейшия дела, которыя произошли, требуют деликатного обращения с ними; но я дал о них конфиденциальные сообщения трем уважаемым лицам: полковнику Гольдсмиту, сэру Самуилю Монтегю, почтенному Зингеру”. Правда, это говорилось до первого конгресса, но и на конгрессах у них есть сообщения секретные. Например, на третьем всемирном конгрессе тот же Герцель говорил: “Создание этого необходимого учреждения (земельного общества) уже теперь может считаться обеспеченным и в благоприятный момент мы сообщим вам подробности, которые теперь сообщены быть не могут”.

Из всего изложенного явствует, что борьба и притом радикальная с сионизмом совершенно необходима в интересах государственных и национальных. Нужно не только ослабить, но и разрушить всю эту организацию, действуя постепенно и неуклонно.

Прежде всего нужно выяснить совершенно точно, как сионизм в настоящий момент организован в действительности (реально, а не идеально) в пределах России, чтобы можно было составить карту распределения сионистских кружков. Но для сего, конечно, нужно привести в известность, где именно, в каких местечках и городках находятся те 642 пункта, в которых распределены 965 сионистских кружков, исчисленных на пятом сионистском конгрессе в Базеле. Кроме того, было бы чрезвычайно полезно иметь списки всех членов каждого кружка поименно.

Затем совершенно необходимо также привести в точную известность тот еврейский элемент, который ближе всего примыкает к сионистской организации, именно: число врачей, дантистов, фельдшеров и фельдшериц, акушерок, помощников присяжных поверенных, аптекарей, провизоров, писцов, вообще всех служащих в различных учреждениях и прикосновенных к этим учреждениям лиц из евреев, включая сюда и железные дороги. Следует также выяснить состав редакций всех столичных и особенно провинциальных газет, чтобы знать, какая армия еврейских интеллигентов подвизается в русской прессе и влияет на общественное мнение страны. К этому нужно присоединить сведения о еврейских книгоиздательских фирмах и книжных торговцах, которые наводняют книжный рынок множеством крупных и особенно мелких изданий, проникнутых известной тенденцией и искаженных. Нужно заглянуть и в учебные заведения и привести в известность, насколько велик в них еврейский элемент, в настоящее время самый влиятельный, ибо принимаются только более способные евреи; в университеты, напр<имер>, только окончившие с медалями. Нужно знать, сколько евреев репетиторов, учителей, профессоров.

Особеннаго внимания в отношении к сионизму заслуживают финансовые еврейские сферы. Посему должны быть приведены в точную известность, как средства самих сионистов, так, в особенности, различные еврейские финансовые предприятия: банки, банкирские конторы, крупнейшие торговопромышленные фирмы и т. п.
Все перечисленные еврейские элементы дают сионизму могущественные ресурсы в смысле всяческой пропаганды и материальной поддержки, потому именно их и необходимо включить в исследование настоящего положения сионизма в России.

(ГАРФ. Ф. 543. Оп. 1. Д. 512. Л. 2—9 об. Машинописная копия.)

Нашёл в Сети
Tags: Das jüdische Problem, антибунтарство
Subscribe
promo kot_begemott august 8, 04:34 123
Buy for 50 tokens
Если можете, поддержите хотя бы немного. Номер карты Сбера: 4276 3800 5961 1900. Кошелёк Яндекса: 410011324008123 Счёт Paypal kot_begemot_@list.ru На счёт Яндекс-деньги: Помощь в любую сумму будет принята с благодарностью.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments