Игорь Лебедев (kot_begemott) wrote,
Игорь Лебедев
kot_begemott

Categories:
  • Mood:
  • Music:

Цивилизационная "дискриминация" белых мужчин



Во всевозможных "Мужских движениях" осуждают общепринятую в христианских странах практику оставления детей с матерью при разводе. Её преподносят как факт дискриминации мужского пола. Ссылаются на опыт исламских стран, в которых дети - по решению суда - могут оставаться как с отцом, так и с матерью. А то и на кавказские республики, в которых детей чаще всего оставляют с отцом. Всё это преподносится как "бОльшая справедливость" и "учёт интересов мужчин". Постараюсь опровергнуть это мнение.
«Христианская культура отличается от исламской тем, что даёт личности свободу. Какой хочешь путь, тот и выбирай. Хочешь, больше люби жену, хочешь - детей. Хочешь - больше люби себя, живи ради одних удовольствий, а можешь всего себя отдавать семье или любимому делу. Хочешь - верь в Бога, хочешь - не верь. За счёт этой свободы выбора наша культура и сделала столь мощный рывок вперёд. Хотя есть и негативные обратные стороны - например, эта свобода не вынуждает дорожить отношениями, ни мужчин, ни женщин»


. Для начала перечитаем рассказ И. Бунина "Красавица".

"Чиновник казенной палаты, вдовец, пожилой, женился на молоденькой, на красавице, дочери воинского начальника. Он был молчалив и скромен, а она знала себе цену. Он был худой, высокий, чахоточного сложения носил очки цвета йода, говорил несколько сипло и, если хотел сказать что-нибудь погромче, срывался в фистулу. А она была невелика, отлично и крепко сложена, всегда хорошо одета, очень внимательна и хозяйственна по дому, взгляд имела зоркий. Он казался столь же неинтересен во всех отношениях, как множество губернских чиновников, но и первым браком был женат на красавице - все только руками разводили: за что и почему шли за него такие?

И вот вторая красавица спокойно возненавидела его семилетнего мальчика от первой, сделала вид, что совершенно не замечает его. Тогда и отец, от страха перед ней, тоже притворился, будто у него нет и никогда не было сына. И мальчик, от природы живой, ласковый, стал в их присутствии бояться слово сказать, а там и совсем затаился, сделался как бы несуществующим в доме.

Тотчас после свадьбы его перевели спать из отцовской спальни на диванчик в гостиную, небольшую комнату возле столовой, убранную синей бархатной мебелью. Но сон у него был беспокойный, он каждую ночь сбивал простыню и одеяло на пол. И вскоре красавица сказала горничной:

- Это безобразие, он весь бархат на диване изотрет. Стелите ему, Настя, на полу, на том тюфячке, который я велела вам спрятать в большой сундук покойной барыни в коридоре.

И мальчик, в своем круглом одиночестве на всем свете, зажил совершенно самостоятельной, совершенно обособленной от всего дома жизнью, - неслышной, незаметной, одинаковой изо дня в день: смиренно сидит себе в уголке гостиной, рисует на грифельной доске домики или шепотом читает по складам все одну и ту же книжечку с картинками, купленную еще при покойной маме, смотрит в окна... Спит он на полу между диваном и кадкой с пальмой. Он сам стелет себе постельку вечером и сам прилежно убирает, свертывает ее утром и уносит в коридор в мамин сундук. Там спрятано и все остальное добришко его."


Очевидно, что в данном случае - как, впрочем, и во многих других - адепты движения мыслят узкими категориями, вырывают удобный для себя смысловой пласт из общего культурного контекста.

Так вот, если описанная Буниным картина для христианской культуры - почти типическая, то в исламской это исключение. Потому что у них многожёнство. Уважение другой жены к детям от другой у исламской женщины в крови. Намеренно расспрашивал на сей счёт мусульманcкие пары. Внимательно в личико обоих смотрел. Причём это были именно любящие пары.

Кроме того, в их культуре есть психологические и социальные механизмы, заставляющие отцов заботиться о детях. Опять же - впитанные с молоком матери. Поэтому их культура не только не исключает добросердечного отношения мачехи к чужим детям, но и призывает к нему, даже требует.

В нашей же культуре ничего подробного нет. Если отец с детьми полюбит другую женщину, она почти наверняка не будет испытывать ни малейшей нежности к его детям. И он пойдёт у неё на поводу, поставит их на второе место. Во имя любви к женщине. Так бывает очень во многих случаях, больше, чем в половине. В нашей культуре нет ни социальных, ни психологических механизмов, в силу которых мачеха будет любить чужих детей, а родной отец - любить их больше, чем новую жену.

Христианская культура другая, она даёт личности свободу. Какой хочешь путь, тот и выбирай. Хочешь, больше люби жену, хочешь - детей. Хочешь - больше люби себя, живи ради одних удовольствий, а можешь всего себя отдавать семье или любимому делу. Хочешь - верь в Бога, хочешь - не верь. За счёт этой свободы выбора наша культура и сделала столь мощный рывок вперёд. Хотя есть и негативные обратные стороны - например, эта свобода не вынуждает дорожить отношениями, ни мужчин, ни женщин.

Мусульманская же культура свободы личности не оставляет. Там ты обязан быть верным семье. Ты обязан верить в Аллаха. И, к слову сказать, ненавидеть всех, кто не верит. Нетерпимость к "иному" - для исламской культуры совершенно нормальное дело. Оно - оборотная сторона преданности к "своему". Именно поэтому мусульманские отцы преданны своим детям, новая жена не испытывает к ним ненависти, а все вместе они - преданы своей религии. Они могут вообще ничего не понимать в ней, не знать, что такое аят - но быть преданными слепо, по собачьи, на уровне инстинкта. Именно поэтому арабы спят и видят, как бы уничтожить историческое наследие древних египтян. У тех же была неправильная вера, правильная только одна. У нас такого уже давно нет. И именно поэтому восточная культура столь притягательна для образованных белых людей. Достаточно вспомнить Лермонтова, Экзюпери... Она гипнотизирует этой своей монолитностью, отсутствием выбора. Потому что так куда легче жить. Ибо нет большего бремени для человека, нежели бремя свободы.

Если бы бунинский чиновник был мусульманином, его сын бы не спал в прихожей на сундуке. С появлением новой жены его жизнь не особо бы изменилась, разве только в лучшую сторону. Впрочем, и мачеха-мусульманка не смогла бы испытывать ненависти к чужому ребёнку. Не уверен, что особо сильно любила (генетическое родство никто не отменял), но уж точно относилась бы с нормальной женской добротой. Потому что так заведено. Пообщайтесь с мусульманином доверительно - он постоянно будет употреблять это выражение. У мусульманина выбора нет, он обязан следовать Традиции.

Для христианина же всегда есть возможность выбора между Традицией (то самое "так заведено") и собственными интересами (которые зависят от его собственной культуры). И у него есть внутренняя свобода, чтобы делать этот выбор. И знаете, о чём я сейчас подумал? Чтобы этот выбор был правильным, гражданин христианского мира просто обязан освоить его культуру, а прежде всего - собственную религию. Впрочем, большинство представителей нашей культуры об этом не догадываются...

Пока русский человек не прошёл через живой опыт христианства, он не может быть полностью свободен. Он гораздо более зависит от внутренней культуры, от своего "эго", чем от Традиции. По сути дела, выбора-то у него и нет. И потому, в отличие от человека исламского мира, русский ударился в другую крайность. Первый почти полностью, до затмения мозгов, зависит от Традиции. Мы же стали полностью зависеть от своего эгоизма. Какая тут ещё может быть семья? Как в этих условиях - когда человек полностью зависит от своего "я" - люди будут дорожить отношениями? Где в нашей культуре элементы, способствующие альтруизму? Они могут быть привнесены только христианством. В этом смысле оно - незаменимая вещь.

Исходя из реалий нашей культуры, разумнее всё же оставлять детей с матерью. Ибо она, действуя по материнскому инстинкту, всегда поставит их на первое место, выше интересов нового замужества (почему, кстати, и не следует жениться на матери-одиночке). А вот наш мужчина - отнюдь не всегда. Таковых единицы. Свобода избаловала нас, сделала эгоистами.
Tags: Восток - Запад, М_и_Ж, Русская Идея, к критике Протопопова, культура, христианство
Subscribe
promo kot_begemott august 8, 04:34 123
Buy for 50 tokens
Если можете, поддержите хотя бы немного. Номер карты Сбера: 4276 3800 5961 1900. Кошелёк Яндекса: 410011324008123 Счёт Paypal kot_begemot_@list.ru На счёт Яндекс-деньги: Помощь в любую сумму будет принята с благодарностью.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 87 comments