Игорь Лебедев (kot_begemott) wrote,
Игорь Лебедев
kot_begemott

Categories:

Реформация Русской Православной Церкви совершилась.

Принятая на Русском соборе «Декларация о правах и достоинствах человека» однозначно показывает стремление Православной Церкви плотно интегрироваться в западное ценностное пространство. Утверждения типа «содержание прав человека не может не быть связано с нравственностью" лишь по видимости ставят чисто западное изобретение - "права" в подчинённое положение к ценностям духовным. В действительности же эти утверждения низводят духовные ценности до юридического уровня "прав" и тем самым их окончательно уравнивают. Философским аналогом этого является идея "первотолчка".
Права человека невозможно «переосмыслить с учётом нравственности», так как эти самые «права» - одна из важных составляющих западной либеральной идеологии (а если точнее, то религии), призванной обслуживать гедонистические наклонности западного же человека, и с христианской духовностью они не совместимы в принципе. «Не можете служить Богу и маммоне» (Лк. 16, 13). Вернее, они конечно же, совместимы, но, скажем, как мёд и дёготь. Что больше пострадает при смешении? Что будет, если соль потеряет свою силу? – и лишь на словах станет называться «солью»? Чем сделаешь её снова солёною?
«Права» могут быть, разве что в области потребления, как «права потребителя». Ибо маммоне – маммоново. Перефразируя известное высказывание В.И. Ленина, можно сказать, что пресловутая «свобода личности» означает не замену одной обязанности другою, а свободу от всякой обязанности вообще, впадение её в гедонизм и беспринципность.

Вся совокупность либерально-демократических идей полностью противоречит учению Христову. Поскольку существует Бог, сотворивший этот мир; поскольку Бог сотворил человека и задал ему вполне определённую программу деятельности в этом мире, - постольку человек не может и не должен быть свободен. Наша свобода есть осознанная необходимость служения Богу. «Свобода» и Бог – это взаимоисключающие вещи. Безусловно, Бог создал нас свободными; однако если создал нас Он, то мы имеем перед ним определённые обязательства. Если же мы считаем, что произошли в результате усилий лишь одной эволюции, то откуда тогда понимание свободы вообще? Все детерминировано материальными процессами…

Церковь – если она точно Христова – должна хранить Его учение в изначальной чистоте, транслировать его в мир и не реформировать, но лишь пытаться понять. И ей следует защищать учение Христово от покушений со стороны мира. Либеральная концепция прав – это есть юридически оформленный результат приспособления западного человечества к материальному миру, подчинения человека мирским радостям с целью более комфортного и расслабленного существования.

Успешно сыгравший роль нашего Мартина Лютера, Митрополит Кирилл с восторгом вещает о грандиозном значении Русского Собора, о подлинной его революционности. Точно так: Церковь совершила внутренний переворот, незаметную на поверхности реформацию, так как теперь православному христианину можно жить и мыслить по-западному, ограничиваясь символическими экивоками в сторону нашей веры. Причём Собор неявно использовался для легитимации этой церковной реформы: ну как же, ведь весь Русский Cобор принял эти постановления, весь цвет русской нации, включая интеллектуальную и патриотическую элиту.
Собственно, обмирщение Церкви, её служение мирским ценностям началось довольно давно, но теперь оно оказалось закреплено юридически. Неписанная человеческая немощь, и она же, но зафиксированная на бумаге в виде документа – две столь же большие разницы, как грех скрытый, в котором раскаиваются, и грех, о котором в красках повествуют друзьям. В последнем случае он оказывается зафиксированным вербально.

Характерно то, что великая церковная реформа была осуществлена на мирском Соборе, а не на церковном. Очевидно, что на церковном соборе обязательно нашлись бы верующие люди, обладающие масштабным духовным видением (ситуации), которые воспротивились бы столь явному реформированию их Церкви.
А образованные мирские люди, тяготеющие к церкви, приняли кажущееся полезным нововведение «на ура». Большинство мирских участников, очевидно были всецело поглощены мыслью – вот, дескать, как хорошо, что вместе собралось множество людей, болеющих душою за Отечество (у нас вообще почему-то считают, что массовое сборище что-то может изменить). Мол, впоследствии к ним примкнут все остальные, и все вместе мы избавим Россию от всевозможной нечисти. Находясь в плену этой радостной мысли, истинного подтекста события они все и не заметили.

С другой стороны, православные до сих пор отличались исключительной близорукостью в отношении всего, что происходило и происходит с Церковью, будучи загипнотизированы фразою Христа «создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют её» (Мф., 16:18). О том, что Церковью могут оказаться лишь «где двое или трое, собраны во Имя Моё» (Мф. 18:20), и что эти двое уже в Откровении Иоанна назначены (Откр. 11:3), почему-то всегда забывают… С другой стороны, вера в животворность приведённой фразы весьма помогает расслабляться…
А, в общем, смешно, когда Церковь пытается участвовать в возрождении России, используя те же самые средства, которые её (Россию) и погубили. Все мы прекрасно знаем, что нужно для подлинного нашего возрождения. И Церковь тут вообще ни при чём. Для возрождения России ей следует звать народ к топору.

Любопытно, что митрополит Кирилл преподносит все документы Собора как движение вперёд. В действительности, это Постановление - глобальная уступка современности, то есть "князю века сего". В конечном счёте, оно приведёт к тому, что Православие будет впоследствии использоваться как ширма для прикрытия красивой, обеспеченной и комфортной жизни. РПЦ МП практически устранилась из идеологического пространства России, всё более стремясь войти в экономическое и политическое. Понимаю: рыба ищет где глубже, а Церковь – где лучше…
По сути дела, следующим закономерным шагом Русской церкви будет протестантское признание того, что вера - это индивидуальное дело каждого человека, а вот в обществе он обязан... и так далее.

Нельзя не задуматься и о том, в какой изящной форме происходят Реформации в эпоху постмодерна: никаких тебе народных движений, бурных собраний, стычек – тихо мирно собрались и приняли постановление, которое заранее подготовил главный реформатор. Хотел бы я знать, что думает о Соборе юзер apophates.

На ту же самую тему высказывается и Дмитрий Ольшанский:

"Митрополит Кирилл в каком-то смысле именно «идет на Запад», осуществляя трансформацию Церкви из института мистического, лишь формально отдающего кесарю кесарево – в активнейший социальный механизм, призванный, что называется, учить, лечить, шпынять и надзирать. Отсюда и внимание к таким типично католическим и протестантским сюжетам, как охрана нравственности, попечение над тюрьмами-школами-телевизорами и сам принцип «религиозных и нравственных прав человека».
Казалось бы, ну как можно в православном контексте говорить о правах человека? Это Папа, очередной Пий или Лев такой-то, мог вести с либералами и социалистами борьбу за общественные движения, это Билли Грэм мог противопоставлять вашим правам – наши права, а вашему фонду – наши фонды. Для Русской же Церкви, какой она всегда была, человек совершенно не сводился к отпущенной ему юридической и общественной «территории», за которой якобы должен пристально следить священник – напротив, это сам прихожанин, оставив абсолютно всю эту пустую и мирскую суету за церковной оградой, должен был войти в храм и быть допущенным к Таинству. А то и вовсе уйти из мира – не случайно для Православия монашеское делание было всегда намного важнее, нежели какие-нибудь споры кардиналов и пасторов вокруг того, являются ли профсоюзы и дискотеки богоугодным делом.

И вообще: давайте не будем забывать, что само понятие «Декларации прав» автоматически заставляет нас вспомнить о Мирабо-Лафайете-Джефферсоне, о секулярном гуманизме, выросшем из Возрождения и получившем полное обоснование с Просвещением. «Права человека» - это только оно, и ничто другое, только защита личности, доминирующая над любым обычаем, любой традицией, и пытаться примирять одно с другим, заменять гуманизм и правозащиту специальным христианским соц-активизмом, устраивать между нами капиталистическое соревнование, кто кого сборет – ну что может быть дальше от Православия, от сакрального авторитета его прямой Апостольской традиции и верности принципу «царствие Мое не от мира сего». <...>

А теперь и вместо правозащитников армией или обывательской бытовой моралью тоже будут заниматься представители Владыки Кирилла – если и вправду возьмутся, конечно. Все совсем как в «Братьях Карамазовых», где Иван Карамазов, при поддержке отца Паисия, «молчаливого и ученого иеромонаха», также отрицает идею отделенности Церкви от гражданского и общественного суда. Иван, в частности, полемизирует с неким «духовным лицом», совершенно справедливо полагающим, что «ни один общественный союз не может и не должен присваивать себе власть – распоряжаться гражданскими и политическими правами своих членов». Это замечание аккуратно подходит к сути «Декларации» Русского Собора.

Государство же, судя по всему, смотрит на мирские устремления священства со смесью равнодушия (заняты нефтегазом) и некоторого даже благожелательного любопытства – нельзя ли как-нибудь для пользы мелкого политтехнологического дела использовать такой поворот? Сами тактики из президентской администрации полностью чужды рвения переделывать мир согласно нравственному закону, но отчего бы не выставить священника новым публичным лицом, вместо раздражающего правозащитника? Новейшая деятельность Митрополита Кирилла вовсе не ими вызвана, но по-своему для них выгодна..."
Tags: ecclesia, политика
Subscribe
promo kot_begemott august 8, 04:34 123
Buy for 50 tokens
Если можете, поддержите хотя бы немного. Номер карты Сбера: 4276 3800 5961 1900. Кошелёк Яндекса: 410011324008123 Счёт Paypal kot_begemot_@list.ru На счёт Яндекс-деньги: Помощь в любую сумму будет принята с благодарностью.
Comments for this post were disabled by the author