Игорь Лебедев (kot_begemott) wrote,
Игорь Лебедев
kot_begemott

Categories:

Подачка от государства




В Советском Союзе было два основных, противостоящих друг другу класса. Это класс производителей (рабочие и крестьяне) и класс, так или иначе связанный с возможностью беспрепятственно получать дефицитные товары. А в СССР много чего было в дефиците. Сюда входят продавцы (вообще работники торговли), партийные работники, чиновники всех мастей... Для большинства из них были свои закрытые каналы распределения. Например, на каждой районной партийной или комсомольской конференции обязательно были распродажи для участников. И товары, там продающиеся, чаще всего нельзя было увидеть в магазинах. Импортная одежда, обувь, сумки, косметика... Всё это простой трудящийся мог купить либо после долгих поисков, отстояв огромную очередь, либо со значительной переплатой, на чёрном рынке. Когда мне, студенту МГУ, бывший одноклассник - работник торговли сообщил по секрету, в каком магазине после обеда "выкинут" японские куртки-"аляски", то я был поражён хорошей одеждой, одинаковой холёностью и сходным выражением лиц стоящих со мною в очереди. По ним сразу была видна принадлежность к особой касте, то самое наличие "блата". В очереди были все свои, "допущенные к столу". Думаю, заумный московский студент, упивающийся Лейбницем, смотрелся там не слишком органично... Мне рассказывали, когда на четвёртом этаже ЦУМа "выбрасывали" импортные джинсы, то очередь спускалась не только до первого этажа, но и выходила на улицу. Время, проведённое в ней, не измеряется в деньгах? Сотрудники универмага, без проблем набравшие себе и своим родственникам вожделенный дефицит, не смотрят на очередь свысока? Не противостоят простым смертным, бегающим отмечаться в очереди почти неделю?

Особенностью построенного в России социалистического общества было то, что между двумя основными классами не было чётко обозначенных границ. Если моя сестра - товаровед, постоянно обеспечивающая меня дефицитными товарами, а я простой рабочий, то к какому классу я отношусь?

Между тем, граница была психологическая. Важно то, что допущенные к дефициту люто ненавидели "класс производителей". Вспомним злобное обхождение практически всех продавцов с покупателями в СССР. Оно было весьма характерно: "вас много, а я одна!". Пролетарии же, в свою очередь, презирали "класс распределителей" за закрытость и склонность ко всякого рода махинациям. Торгашей и чиновников не любили. Хотя при случае все были не прочь продать на чёрном рынке дефицит, чудом доставшийся. Особенностью советского строя было то, что почти все были не прочь приторговать дефицитом. Тем не менее, оба класса находились в отношениях неприкрытого антагонизма.

Кроме того, советские власти, на словах призывая к единству, делали всё, чтобы разобщить общество. Именно разобщить, а не атомизировать его, например, противопоставляя один завод другому, ГРУ - КГБ, армию - милиции, интеллигенцию - пролетариату, и так далее. Делалось это и через систему праздничных продуктовых заказов, которые поставлялись на большинство предприятий и организаций. В результате целенаправленных действий указанные классы не могли консолидироваться как единое целое, осознать свои интересы, выработать партийное представительство и создать органы печати. У советского человека была весьма размытая классовая картина. Как представляется, принадлежащие к высшему классу советского общества отлично понимали весь этот расклад. Широкие массы активно обрабатывались с помощью системы образования и СМИ. Им навязывалась полностью ложная картина мира. Это делалось вполне сознательно. Дети привилигированного сословия относились к идеям строительства коммунизма с неприкрытой иронией. Я с ними учился на философском, ходил вместе в столовую, знаю, о чём говорю. Тем же, кто считает, что "раньше было больше сознательности", настоятельно рекомендую прочитать это стихотворение Маяковского. 20-е годы, между прочим. Да и вообще заняться саморазвитием. Не жить простыми мифами о "золотом веке" в прошлом.

Поэтому и сейчас происходит путаница в мозгах, когда многие искренне верят, что в СССР было построено "самое справедливое в истории бесклассовое общество, где в принципе отсутствовала эксплуатация человека человеком". Да, директор завода не присваивал прибавочную стоимость сам. Он получал её в виде подачки от государства. Однако граница между ним и рабочими была практически непроходимой. И все понимали это. Директор мог с лёгкостью отмазать своего ребёнка от тюрьмы или армии, мог достать дефицитные лекарства, или даже съездить за ними за границу, мог выбить для родственницы бесплатную квартиру, имел доступ к практически любому дефициту, обладал всевозможными связями. Простой рабочий был лишён всего этого, хотя, если сравнивать только зарплаты, то они не сильно отличались. Безусловно, рабочий мог дать взятку в пару тысяч, чтобы получить квартиру без выстаивания 10-летней очереди. Откосить от армии сына стоило примерно столько же. Но ведь директор-то обходился вообще без взятки. Именно размер данной взятки и был присвоенной директором прибавочной стоимостью. Если рассматривать всю совокупность его возможностей и доходов, в том числе в виде подарков и прочих подношений со стороны подчинённых - это и будет тот объём, в масштабах которого происходила эксплуатация директором простых рабочих.

Однако не сам директор эксплуатировал их, как единичное частное лицо. Их эксплуатировал весь класс "распределителей" в целом, каждый из представителей которого получал свою, положенную ему мзду. Опять же - в немонетарной, неявной форме. В виде доступа к тому или иному дефициту, обладания теми или иными возможностями. Которых у других нет.

Принято считать, что всё это - отдельные недостатки советской системы, хорошей, чуть даже не самой лучшей в своей основе. То есть, один директор использовал возможности, давал взятки за квартиру, а другой нет. Любители СССР полагают, что проблема нечестности могла быть решена в рабочем порядке. Однако я утверждаю, что именно эти недостатки составляли систему, были её сутью. Не следует путать главное со второстепенным, а причину со следствием. Карьеру и делали для того, чтобы получить больше возможностей. Человек шёл в директора именно ради них. Все всё понимали. Социализм, советская законность не только не волновали его - они ему мешали. Директорский корпус только и мечтал покончить с ними...

Казалось бы, учёные в СССР получали не слишком много. Однако вспоминаю дом моего детства, на Ленинском проспекте. Он принадлежал ЖЭКу "Работники Академии Наук". Квартиры получали в основном сотрудники ЭНИНа - Энергетического Института. Высокого начальства среди них не было. Мой отец, инженер-теплотехник, одно время разнимавшийся разработкой новых принципов двигателей для космических ракет, кажется, ионных (точно не помню), тоже получил там квартиру. Так вот, перед нашим домом в начале 70-х стояло около 20 машин. Все владельцы постоянно помогали друг другу, ремонтируя их по выходным. А у точно такого же дома напротив, где жили одни рабочие, было всего три или 4. При том, что зарплаты у них были вроде как выше.

Эксплуатация в СССР была, но проявлялась в неявной и практически всегда в немонетарной форме. В форме, во-первых, доступа к тому самому дефициту, в возможности его распределять, а во-вторых, различных возможностей, которые дают личные связи, вообще выгодное положение в обществе. Человек со связями противостоял тем, у кого связей не было, ощущал себя существом иного сорта, смотрел на остальных свысока. Об этом сейчас почему-то мало кто помнит. Однако достаточно привести в пример рязановский фильм "Гараж". Критики нынешнего режима полностью сосредоточились на проблеме развала СССР, разрушения промышленности, утраты геополитического влияния и неправедно проведённой приватизации. Между тем, именно здесь, по линии доступа к дефициту, и проходил водораздел между двумя классами. Он не был явен физически, но вполне ощущаем психологически. И на крайних полюсах материальная и ментальная разница была более чем заметна.

Безусловно, когда фабрикант эксплуатирует рабочих, присваивая прибавочную стоимость, подавляя их недовольство, действуя заодно с полицией и прочими силовыми структурами общества, и подкупая руководство профсоюзов, его эксплуататорская сущность более очевидна. Однако, когда представитель "класса распределения" получает материальные блага в принципе недостижимые для пролетария и уж тем более крестьянина, либо достижимые, но с "доплатой сверху" - причём, чаще всего, весьма значительной - то эта самая доплата и выступает как присвоенная прибавочная стоимость. Далее, она может распределяться между остальными представителями того же класса: продавец, получивший взятку за проданный налево или из-под полы товар, отдаёт её часть директору магазина, тот делится с руководством торга, торг отстёгивает в министерство, министерство - в Госплан и соответствующие органы власти... Причём вовсе не обязательно в виде наличных денег - могли предоставляться какие-то дефицитные товары или услуги. Все эти распределительные цепочки давно изучены, просто никому не приходит в голову составить их в единую картину.

Оба героя фильма "Ирония судьбы" - москвич и ленинградка - открыто заявляют, что переплатили за импортную мебельную стенку. Цензоры пропустили это в фильм. Это дополнительно подтверждает, такая переплата уже давно была введена в систему, не представлялась чем-то противоестественным, аморальным, и даже противоречащим принципам советского строя. А ведь кроме мебельной стенки, есть ещё предметы престижа, обладание которыми ставило непроходимую границу между счастливчиками и остальными. Хотя бы те же холодильники финской фирмы "Rosenlew", которые появились в конце 60-х. Они и дизайном, и качеством кардинально отличались от советской продукции. А ещё были электротовары финских фирм "Upo", "Helkama"... Много вы о них слышали? Между тем, именно приборы этих фирм стояли в квартирах советских чиновников, работников торговли, или деятелей из партаппарата. А ещё было производство особых видов продуктов, доступных только членам ЦК, система закрытых магазинов и распределителей... Ещё были специальные чеки для покупки западных товаров из "Берёзки"... Всё это было либо недоступно простому советскому человеку, либо достижимо с трудом и за большую переплату. Можно на каждом отдельном товаре (или возможности) проследить, как член "класса распределителей" получает свою прибыль, ту самую прибавочную стоимость, за счёт принадлежности к привилегированному сословию.

Так или иначе, можно утверждать, что "класс распределителей" противостоял "классу производителей". Этот последний, то есть пролетариат, к распределению дефицитных товаров допущен не был. А это значит - был отчуждён от средств производства. Далее всё по Марксу.

Цитата в тему:

"Когда я училась в школе, то у нас было УПК (Учебно-Производственный-Комбинат). Т.е. каждый школьник заканчивал школу уже с рабочей специальностью. Я училась там на продавца продовольственных товаров. 1989 год. Мы ездили на практику в универсам.(Никаких медкнижек у нас не было, работали в магазине 2 года). Многое, конечно, я там видела. Самое удивительное, что не смотря на то, что полки магазина были пустые, на складах было много чего. Но купить это можно было только с разрешения заведующей. Сейчас это, конечно, звучит странно, но даже гречка всегда была на складе (кто-то еще помнит, что это черный дефицит был?). И еще никак не забуду как нам объясняли на теоретических занятиях, что существует колбаса в натуральной оболочке, но она не для всех."
Tags: Россия, антибунтарство, история, философия, экономика
Subscribe
promo kot_begemott august 8, 04:34 123
Buy for 50 tokens
Если можете, поддержите хотя бы немного. Номер карты Сбера: 4276 3800 5961 1900. Кошелёк Яндекса: 410011324008123 Счёт Paypal kot_begemot_@list.ru На счёт Яндекс-деньги: Помощь в любую сумму будет принята с благодарностью.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments