March 11th, 2006

"Нас постоянно развлекают..."

Священник, окормляющий в Челябинске группу "Альфа" (о. Игорь, а фамилию его забыл) в ночной передаче высказался интересно. Возможно, для кого-то это и не ново, но сказано очень хорошо:
"Нас постоянно развлекают, чтобы мы не впали в уныние, размышляя о том, что происходит с нашей страной".
Buy for 500 tokens
Номер карты Сбера: 4276 7212 6680 0671 Карта Qiwi: 4693 9575 5957 3030 ЮMoney 4048 0250 0064 1608 ВТБ24 4893 4702 9762 1986 (Я пользуюсь картами моих друзей, Сбер - Алексей Николаевич Ф, остальные Елена Дмитриевна К.)

Гедонизм и любовь к комфорту - основной генератор постмодерна

Любовь к комфорту, потребительским ценностям, и гедонизм превращает в пустышку, артефакт любые, даже самые высокие идеалы. Там где есть любовь к комфорту, никаких идеалов не остаётся, ибо такая любовь есть высший идеал, стермящийся подчинить себе всё.

Мужское и женское в нашей истории

"Человек Лены и человек Стали
Псевдоним Ульянова - Ленин - был образован от имени какой-то Лены (чей? - Ленин). И это очень символично. Оно указывало на женственность пролетарской революции. "Сознательный пролетарий" бессознательно служил материи, Черной Матери, хаотическому первоначалу, также, как и руководящая этими "сознательными" революционная интеллигенция. Характерно, что Ленин не любил выделять себя как вождь, он всегда был всего лишь производной от коллегиального руководства.
Переименование Петрограда в Ленинград также отличается символизмом. Прежде это был мужественный Питер, град Святого Петра (Петр - "Камень"). Славянофилы часто любят поплакаться - дескать город построили неудобно и т. п. На самом деле, речь шла не об удобстве, Петр стремился создать нордический форпост на Неве для того, чтобы укрепить мужественность нации, мобилизовать ее на великие свершения. Здесь уже начинается не просто политика, но метаполитика. И когда Ленин переносил столицу из Питера в Москву, он не стремился к восстановлению Державной Московии, им двигало желание убежать из мужественного Питера. Сам же Питер подвергся, уже после смерти Ленина, символическому поруганию, его объявили городом человека, который был человеком некоей Лены.
Напротив, Сталин олицетворял собой мужественное, героическое, имперское начало. Он был человеком Стали. Его уже именовали "Отцом", что явно указывает на смну архетипов. И любопытно, что этот знаменитый певдоним является всего лишь перводом на русский язык настоящей фамилии Сталина - Джугашвили ("джуга" по старогрузински означает "сталь"). О многом говорит и псевдоним ближайшего соратника вождя - "Молотов".
Правда, сталинизм - это всего лишь имперский полюс последнего - Железного - века (о чем говорит и фамилия). Он так и не смог выбраться за рамки материализма, придав ему, тем не менее, мужественный, оформленный, промышленный ("сталь") характер."

(http://community.livejournal.com/ru_istina/25736.html?view=59528#t59528)

Татьяна об Онегине

Не понимаю, почему ныне пишут про Онегина - мол, ничего из себя не представляет, ничтожеество... Доказательством противуположного является не только название романа. Более всего - слова Татьяны в самом конце: "как, с вашим сердцем и умом быть чувства мелкого рабом". Наверное. если бы Онегин ничего из себя не представлял, она бы так не сказала...

Источник феминизма

Из различного понимания цели человеческой жизни на Западе и у нас вытекает и различное понимание женского призвания. Если на Западе человек живёт ради наслаждения, то соответственно и западная женщина рассматривает мужчину как источник удовольствия - материального, сексуального, и так далее.

"Права женщин" (равно как и "права человека") - лишь способ загнать другого в потребные для себя рамки, сделать его удобным для использования и в то же время не допустить использования самого себя. Феминизм - движение женщин за наиболее удобное использование мужчин.

Если на христианском Востоке человек живёт ради выполнения своего долга (перед Богом, обществом, и так далее), то и наша женщина рассматривает свой брак как исполнение собственного долга перед мужем и детьми.

Таким образом, феминизм - порождение западной культуры. Пока у русского человека остаётся императив долга, феминизм в западных его формах у нас не приживётся.

Метафизика развода


В лучшей, возможно, книге, посвящённой психическим проблемам развода («Дети разведённых родителей: между травмой и надеждой») Г. Фигдор убедительно доказывает, что один из родителей - обычно тот, с кем остался ребёнок, то есть мать - начинает восприниматься в сознании этого последнего как олицетворение идеи долга и многочисленных ограничений. В то время как отец, к которому ребёнок приезжает на выходные начинает восприниматься как олицетворение принципа гедонизма, ни к чему не обязывающего удовольствия от жизни, наслаждения. Такое ролевое и функциональное разделение практически неизбежно, и может быть преодолено (и то не всегда) целенаправленными и осознанными усилиями.

При разделении единой христианской Церкви происходит то же самое. На обломках былой "дружной семьи" возникают две цивилизации, одна из которых обязательно будет жить ценностями, связанными с исполнением своего долга, с наложением многочисленных ограничений, а другая будет ориентирована на наслаждение жизнью и бесконечный комфорт. Collapse )