March 17th, 2010

Удалено из текста "99 Признаков женщин", глава "Философия бабства"


Для начала приведу весьма объёмную цитату из книги «Мужчина+Женщина: познать и покорить»:
«Одним из стержневых принципов женской логики является принцип
неопределенности. Неопределенность в женской логике - это условность, возведенная в абсолют.
Проявлением принципа неопределенности являются такие слова, как "я согласна, но при условии...", "да, но...", "возможно, конечно, только
вот...". Апофеозом этого служит выражение "ну я не знаю...".
Эта фраза нередко венчает разговор, диалог или рассуждение. В ее
тональности присутствует и нотка раздражения, и неудовлетворенность, и оценка, и волевой акцент на пресечение попыток дальнейшего обсуждения данной темы. Смысл данного выражения может включать в себя в неявном виде следующее: "Поступай, как знаешь" ("Я умываю руки"), "Тебе решать (тебе и отвечать)", "Ты не соглашаешься со мной только из упрямства (гордости, глупости)" и т.п.

Относительность оценокCollapse )
promo kot_begemott december 12, 04:34 121
Buy for 50 tokens
Если можете, помогите хотя бы немного. Номер карты Сбера: 4276 3800 5961 1900. Кошелёк Яндекса: 410011324008123 Счёт Paypal kot_begemot_@list.ru На счёт Яндекс-деньги: Помощь в любую сумму будет принята с благодарностью.

О переводе богослужения на русский язык


Думается, при этом следует использовать ту же логику, что и в вопросе о легализации проституции. Либералы говорят нам, что, мол, порок не следует загонять вглубь, его необходимо извлечь на поверхность. Что запретный плод наиболее притягателен. Что нужно поддаться соблазну, а не бороться с ним. И вообще...

Ну да, точно так и есть. А почему он должен быть разрешён? Запретный плод, сама логика запрета была и в Эдеме. А Богу, что ни говори, виднее, нежели либеральным приспешникам антисистемы.

Наличие официального, общепринятого запрета необходимо нашему сознанию, ибо оно создаёт у него необходимую смысловую границу между дозволенным и порочным. Не имеет никакого значения, сколько именно преступности кормится на нелегальной проституции. Проституция официально запрещена, и это создаёт у нас - в этом отношении - шкалу ценностей. Мы знаем об этом, и у нас сызмальства формируется определённое отношение к пороку, пусть даже кто-то из нас и поддастся ему. Внешний запрет постепенно, с поколениями, интериоризуется в запрет внутренний. Ничтожный процент преступников, связанных с подпольной проституцией - весьма незначительная плата за то, чтобы сформировать у общества правильное представление о морали. Тем более, что, при желании, с преступностью бороться можно...

Если же проституцию разрешить, то нравственная шкала исчезнет. Начнёт постепенно исчезать понятие верности, например. Ведь то, что разрешено официально чуть ли не приравнивается к добродетели. Вон что дети говорили по поводу сериала "Школа" - "раз это показывают по телевизору, значит это хорошо".

То же самое и с православным богослужением. Славянский, "книжный", трудный для понимания язык создаёт у нас смысловую границу между высоким, священным - и профанным, обыденным, повергает нас в христианскую систему координат. Церковная служба и должна быть трудной для понимания. А Христовы истины вообще высоки, почему им быть лёгкими? И кто сказал, что христианство должно быть легко? - тем более в современную либерально-потребительскую эпоху. Пытаясь сделать богослужение более понятным, адепты такого перевода, по сути дела, идут на поводу у толпы, стремящейся получить всё и в лёгкую.

Стремление перейти на русский и легализация проституции - это проявления одной и той же либеральной логики. Максимально упростить жизнь. Поддаться соблазну, а не выстоять перед ним. Запреты и цензура в конечном счёте необходимы.

"Грех особенно тем, которые, выучившись языкам иностранным, не хотели и не хотят учиться языку Матери-спасительницы" (св. прав. Иоанн Кронштадский).