December 1st, 2010

Евреи как российский средний класс


Нашёл в книге О. Пленкова "Мифы нации против мифов демократии", (СПб., 1997, стр.291). Мысль настолько ошеломительная, что не могу не перенести к себе. Отголоски такого понимания - впрочем, довольно смутные - носятся в воздухе, но столь явно, как представляется, не были выражены нигде. Это положение является настолько ценным - для всех, думающих о путях развития русской культуры - что должно обязательно быть принято к сведению. Часть текста выделена мною, равно как и примечания в скобках. Итак, цитата:

Российское "дворянство смогло не только воспрепятствовать разрешению аграрного вопроса, освобождению крестьян, удержало господствующие политические позиции, оно также препятствовало развитию промышленности и, соответственно, росту буржуазии.
X. Арендт (
интересный автор, но следует учитывать, что махровая жидовка – прим. К.Б.) указывала, что такие позиции дворянства способствовали тому, что евреи стали связующим звенoм между дворянством и неимущими классами: евреи в качестве мелких торговцев исполняли функции среднего класса. Но в силу общей нищеты и отсутствия внутренней динамики общества, активность вела к монополизации мелкой торговли, которая сама была хаотичной и плохо организованной. Евреи, по существу, сидели там, где должна была находиться национальная буржуазия, появление которой было затруднено не наличием евреев, а объективными предпосылками, о которых говорилось выше. "Эти обнищавшие евреи, - писала Арендт, - с одной стороны (обнищавшие евреи. Ага.– К.Б.), были единственной группой, от которой ожидали (кто угодно, но только не русские – К.Б.), становления нормального класса буржуазии, а с другой стороны, эта группа по сути дела стояла на пути нормального экономического развития восточноевропейских стран… Евреи были такой же составной частью старого феодального порядка, как и представители других наций" (Arendt H. «Elemente und Urspunde totaler Herrschaft». Frankfurt/M, 1955, S. 49).

Многие из восточных евреев, приняв на веру новую религию – марксизм, который обещал избавление от притеснений, стали активными революионерами…"


Следует иметь в виду, что в своих рассуждениях автор всегда опирается на западно-европейский путь развития, как некий эталон, от которого и отталкивается (трёхклассовая структура общества, развитие среднего класса как именно торгового и промышленного сословия, парламентская демократия, либерально-индивидуалистический тип личности и соответствующая ему идеология, принципы формирования госбюджета, доминирование спекулятивного капитала над производственным, доминирование над производством сферы услуг, западный тип колониализма, и т.д. и т.п.). Россия по этой модели развиваться не будет. Да и место среднего класса у нас давно уже занято другими производителями - интеллектуальной и творческой продукции, много раз об этом писал.

Евреи могли занять место российского среднего класса (впрочем, в этом утверждении содержится немало преувеличения) в первую очередь не потому, что имели соответсвующие черты характера, то есть, рассматривая шире, свойства, но потому, что сама российская жизнь способствовала этому: отсутствие "среднего элемента", а если точнее - те жалкие попытки последних трёх столетий скопировать западный средний элемент к себе. Удачно сошлись два условия. И авторы не отвечают на вопрос: как развивался средний класс вне "черты оседлости"? А главный вопрос русской жизни вот какой: нужно ли искать свой путь?

Написал и подумал: да, нужно. Потому что Сталин этим занимался. И ему многое удалось. Хорошо, что у нас был Сталин. Сталинские реформы были призваны исправить огрехи петровских. Теперь мы знаем, как надо жить.

Добавить в Избранные Записи
Стать постоянным читателем
Buy for 500 tokens
Номер карты Сбера: 4276 7212 6680 0671 Карта Qiwi: 4693 9575 5957 3030 ЮMoney 4048 0250 0064 1608 ВТБ24 4893 4702 9762 1986 (Я пользуюсь картами моих друзей, Сбер - Алексей Николаевич Ф, остальные Елена Дмитриевна К.)

Есть вещи, с которыми невозможно примириться


Или иначе: мучительно, что это было. И хочется поправить, и думаешь: а надо ли?

Смерть Пушкина. В 37 лет. Во время предыдущей, классической культуры практически все интеллигентные, "книжные" девушки прошли в своём развитии через это потрясение: Пушкин умер. Это как открытие, которое узнаёшь в себе. Это даже не смерть близкого родственника - это смерть чего-то важного в себе, самого себя. Объяснить это нельзя, чтобы понять, нужно быть тургеневской девушкой. Или очень высокоразвитым юношей - тоже той, классической культуры, которую удалось сохранить в советское время. Попробую, конечно, объяснить, может получится. Пушкин есть жизнь, он по сути не совсместим со смертью. Его поэзий не просто живая - она живая по особому. Возьмите любое стихотворение, хоть самое трагическое, и обязательно обнаружите в нём позитивный, жизнеутвеждающий элемент.
Так вот, суть переживания звучит примерно так: Пушкин не должен был умереть. Это невозможно. Может, этого и не было вовсе? Это не укладывается в сознании. Уж лучше бы я умер.

Петровские реформы. Надо ли теперь, после них, пытаться восстановить исконный путь нашего развития? Или уж теперь жить со всем этим, приспосабливаться, добросовестно стараться стать Западом?

Разделение единой Церкви на восточную и западную. А вместе с этим (одновременно, и как предпосылка для этого) - развитие двух типов христианских цивилизаций. Должных быть между собою в единстве и борьбе противоположностей. Но вместо этого продолжающих конфликтовать, как... как апостолы конфликтовали за место по правую руку Спасителя.
(Это моя собственная точка зрения, прошу учесть. Классика ереси. Все считают, что это от нашей, самой правильной и благодатной, откололась западная церковь).

Грехопадение Адама и Евы. Нужно ли создавать модель личности человека до этого события? Как некий эталон, чтобы сравнить?

Распятие Христа. Это отдельное событие. Как и смерть Пушкина, тоже нужно пережить. Перемучиться, открыв в себе. Это ведь мы все его распяли.

И последнее - вдруг добавилось. Вспомнил, как Пушкин в одном из лучших стихотворений внезапно, неожиданно для самого себя, такого певца свободы и народа, вдруг открыл: "Ура, наш Царь! Так! Выпьем за царя!" - очевидно, сам удивляясь своему открытию, необыкновенной смелости. Очень хорошо чувствую его изумление самому себе ("болел" Пушкиным и изучал его творчество долгие годы, даже десятилетия): "Как же это я, да за Царя? Что друзья подумают? Мой Дельвиг милый? А наши лицейские клятвы? Почему вдруг чувствую радость от мысли? Кому надлежит быть верным поэту - друзьям его, или собственному чувству?"

И я тоже вдруг открыл. Забывают, что в русском образованном сословии XIX века относились к Царю точно так же, как сейчас в том же сословии... к Сталину. Да-да, Царя искренне любили только в простом народе. Когда, в срочную службу, ездили под Астрахань убирать помидоры, то обратил внимание: на стекле каждого грузовика был портрет вождя. Без исключения. Огромное, до горизонта поле с вкуснейшими помидорами (забрали потом с собою в казарму 5 ящиков). Десятки, чуть даже не сотни грузовиков. Специально ходил и смотрел: у каждого обязательно портрет, чаще всего на заднем стекле кабины (все портреты разные). Выглядело это так, будто на уборку приехала какая-то многочисленная секта убеждённых сталинистов. Образованный столичный юноша, зачитывающийся Аристотелем и Пушкиным, не мог не поинтересоваться вопросом у одного из членов секты. "У нас его все уважают. России без него не жить" - последовал слегка угрюмый ответ.

Постоянно обращаясь к этой теме в последние годы, всё больше вспоминаю те трагические мартовские дни. Сейчас, в зрелые годы, став совсем другим человеком нежели был, временами ловлю себя на мысли-переживании, подобно тому первому, пушкинскому, через которое прошёл в не столь далёкой молодости: смерть Сталина. России без него не жить. Выпьем за Царя.

Русь


Выложу одно из самых пронзительных стихотворений Пушкина отдельно, нужно для ссылки. Ну, и просветить тех, кто мало его читал))

Румяный критик мой, насмешник толстопузый,
Готовый век трунить над нашей томной музой,
Поди-ка ты сюда, присядь-ка ты со мной,
Попробуй, сладим ли с проклятою хандрой.
Смотри, какой здесь вид: избушек ряд убогий,
За ними чернозем, равнины скат отлогий,
Над ними серых туч густая полоса.Collapse )

Русский архетип


Нашёл в Интернет.

"Конец сентября 1998 года, Пензенская область, деревня на высоком берегу Суры, солнце клонится к закату и дневная жара начинает понемногу отпускать... Я сижу над обрывом и любуюсь излучиной реки пытаясь придумать надежный аргумент который избавит меня завтра от необходимости ехать в Пензу на встречу с местными чиновниками. Подходят два мужичка средних лет, трезвые и слово за слово начинается беседа. За две-три минуты мы обсудили жару - надоела, виды на урожай - плохие, рыбалку - не клюёт и наконец подошли к главному:
- А что там в Москве за дефолт такой случился, спрашивают мужики.
- А что, Вы телевизор то не смотрите, радио не слушаете?
- По телевизору одни сериалы, баб не отгонишь, а радио, так у нас в позапрошлом году как столбы повалило, так радио и не работает.

Понимаю, что рассказывать про ГКО, Центробанк и правительство Кириенко совершенно безыдейно и начинаю говорить о визуальных явлениях - росте цен, очередях за импортом, курсе доллара.
- Да, чудные дела у вас в Москве происходят...
- Это не в Москве, это по всей стране. У вас тоже.
- Да, иди ты!
- Точно. Деньги обесценились и...
- Зато у меня как 25 соток под картошкой были, так и остались. Две коровы молока меньше приносить не стали. Это в Москве только... чем больше начальников, тем... а-а-а, машет рукой.

Сразу вспоминаю рассказ В.Шукшина "Срезал", но продолжаю.
- А у вас совсем нет начальников?
- Как нет, есть председатель. Выборы были...
- А на выборах президента в позапрошлом году за кого голосовали?
- Как за кого? За Ельцина конечно!
- Почему - конечно? Там же и другие претенденты были.
- Были, но ведь Ельцин - президент. Зачем нам самозванцы всякие...

Я на пару минут даже завис от такого аргумента.
- Резонно...
- Нам вся эта демократия ни к чему, не понимаем мы её и поэтому остерегаемся.

Отмазку я не придумал и на следующий день я поехал в Пензу на запланированные встречи. Наверное побоялся впасть в благость."

(с) Максим Цыганов, сайт snob.ru

Русская страсть объегорить


На работе водитель шефа, срочник, рассказывает всему коллективу. Ехал нормально, ничего не нарушал, не превышал. Внезапно тормозят ГИБДД-шники, хвалят за добросовестную езду, торжественно дарят шоколадку.

Слушатели тут же вскакивают с мест, и начинают сыпать идеями, как можно заработать ещё: "Развернись да проезжай ещё раз, пусть ещё дадут", "Скажи им, давайте ещё одну, всё равно через полчаса здесь повезу шефа", "Вызвони друзей, пусть тоже на этом месте поездят". Народ прямо-таки соревновался в изобретательности.

И тут я подумал вот что. Наша национальная страсть объегорить (она же страсть к халяве) - в конечном счете, не связана с материальной выгодой. Ну что такое шоколадка? Зачем она здоровенному детине? Стремление русских найти новый способ - на самом деле, своего рода интеллектуальный спорт, тренировка мозгов. Это ж круто - превзойти начальство в извечном противостоянии. Русский делает это ради самого азарта, а не для получения каких-то благ. Ради благ русские не особо напрягаются, им идею подавай.