December 23rd, 2016

Чиновничья серость


"Я был членом КПСС с 1955 года, вступив в нее после окончания комсомольского возраста и уже работая в НИИ. Это был естественный процесс для моего поколения. В начальных классах школы — вступление в октябрята, потом в пионеры, затем в комсомол. Вступая в члены КПСС, я ни минуты не сомневался в этом шаге и не думал ни о какой последующей карьере.

Я был аспирантом и мечтал о чисто научной работе в среднем звене, не выше руководителя лаборатории. Родители мои были беспартийные, большинство родственников тоже. Но в нашей чисто интеллигентской семье никогда не было диссидентских настроений. Отец был начальником лаборатории в Институте мерзлотоведения АН СССР, а мать — учительницей географии. Отец умер от туберкулеза в 1943 году, когда мне было 14 лет, и мы с матерью жили довольно бедно на ее жалкую учительскую зарплату.

Отец матери в царской России был военным и имел чин полковника, два ее брата воевали на стороне белых и были расстреляны большевиками, родные сестры были репрессированы в 1938 году как жены «врагов народа» и отсидели в лагерях до 1953 года. Так что восторгаться политическим режимом в нашей семье не было причин. Но партия отождествлялась с вертикалью власти в государстве, а в моем окружении всегда был культ высокого патриотизма.Collapse )
Buy for 500 tokens
Номер карты Сбера: 4276 7212 6680 0671 Карта Qiwi: 4693 9575 5957 3030 ЮMoney 4048 0250 0064 1608 ВТБ24 4893 4702 9762 1986 (Я пользуюсь картами моих друзей, Сбер - Алексей Николаевич Ф, остальные Елена Дмитриевна К.)

Корни русского идеализма


Черняев, в самом конце своих дневников пишет:

"Лопухи мы, русские. Доверчивые. Ничто нас не учит... Может, и хорошо с точки зрения "высокйй морали", которая и губит нашу историю... Ибо компенсируется post factum варварством, грубостью, бессмысленной жестокостью."

Думаю, дело обстоит в точности наоборот. Наши "варварство, грубость, бессмысленная жестокость" компенсируются идеализмом.

И это не только в соответствии с утверждениями Маркса о первичности базиса и вторичности надстройки. Это вполне соответствует положениям Христианства. Грехопадение уже было. Оно первично.

Здесь важно добавить, что во всём мире люди отличаются "варварством, грубостью, бессмысленной жестокостью" - что на Востоке, что на Западе. Но Запад с помощью множества факторов - географических, юридических, политических, экономических - ухитрился направить эту энергию в правильное, позитивное русло. Восток за счёт клановости и традиционности также держит её в узде. Одни мы, русские, всё никак не можем адекватно на земле устроиться.

Угроза расстрела




У бесконечных споров о сталинских репрессиях есть некий не всегда осознаваемый аспект. Спорят о репрессиях - об их масштабах, о виновности/невиновности жертв, а на самом деле подразумевают другую, фундаментальную, даже философскую проблему:

Как возможен социализм?

Возможен ли он без репрессий, как таковой?

И:

Может ли мечта о светлом будущем быть движущим фактором полноценного развития общества? Возможна ли вообще народная собственность? И так далееCollapse )

Интересный материал о России


Спецкоры путешествуют из Москвы во Владивосток на электричках. Описывают всё, что видят. Приведу небольшую цитату:

"...Оказывается, не могу я рассказать всей правды о настоящей русской доброте. Не той, словесно-слезливо-жалостливой, которая ничего не стоит. А настоящей - в которой ради тебя, незнакомца, идут на риск и ничего не ждут взамен.

Подходишь во время страшной вьюги к мужикам на станции «Нескажукакая» говорящим снеговиком. Смотрят устало, смоля сигарки.Collapse )

"Если армия не воюет, она разлагается"


Россия всё время находится в состоянии войны. То битва за урожай, то за выплавку чугуна, то за НТР, то догнать Америку, то за Афганистан, то за Донбасс, то за Сирию, то за патриотизм... Собственно, что на самом деле значат все эти конференции да съезды, которые идут сплошным потоком последнее время? Ни что иное, как военные совещания.

Мы как бы не можем жить в состоянии мира. Мы заточены на войну. Во время войны мы как-то собираемся.
А в мирное время мы разлагаемся, а не развиваемся.

Евсей Вязьмин добавляет:
"Мы живем в перманентном ожидании войны (даже когда ее нет). По этой причине нам не хочется себя "обустраивать", зачем? если завтра война. Это как на съемной квартире делать ремонт...Ну и лень никто не отменял"

Добавление от Михаила Парийского:
"И вот это ожидание является одной из причин нашего гостеприимства и самопожертвования - отсутствие чувства частной собственности и ощущение тленности всего вокруг. Мы позволяем человеку войти в свой дом в любое время и есть и пить с нами даже незнакомцу, потому как не чувствуем что дом принадлежит нам, и является по этой причине приходящей ценностью.
И это отличает нас от Запада, где дом является ценностью (наверное даже большей, чем семья)."