Игорь Лебедев (kot_begemott) wrote,
Игорь Лебедев
kot_begemott

Categories:

Идеологическая мобилизация молодежи: опыт нацистской Германии


...Этап пятый
Подготовка к идеологической мобилизации молодежи.
Манящий образ нацизма
Важнейшей задачей режима оставалось формирование собственной базы внутри страны с опорой на молодежь.

1. Нацизм — это бокс и автогонки
Cила и физическая красота привлекательны для молодежи во все времена. Выдвижение на первый план физической культуры и отказ от интеллектуализма гарантировали режиму расширение социальной площадки. При этом на первое место нацисты ставили физическую подготовку молодежи, а на второе место — выработку характера. Под характером они понимали «не самоуверенность и независимость, но закалку и подготовку к службе и повиновению во имя фюрера и народа»[18].

Нацизм поощрял все виды спорта, особенно популярный тогда был бокс. Бокс, кулачное противостояние были доступны значительному числу молодежи. Этот вид спорта не требовал специального дорогого оборудования, экипировки как теннис, фехтование или конный спорт. Вместе с тем в Европе он рассматривался как респектабельный вид спорта и ассоциировался с Англией. Партийные лидеры используют спортивные метафоры в своих публичных выступлениях. Это подтверждается материалами переписки и дневниковыми записями современников. Так, 29 апреля 1941 г. Геббельс записал в своем дневнике: «В каком же раунде борьбы пребываем мы теперь? И когда же он последует, дурманящий нокаутирующий удар?» [9. C. 241]. Показательно, что подобные метафоры встречаются в письмах немецких солдат периода Второй мировой войны.
Культовым видом спорта в 1920—30-х годы были автогонки. Самым ярким, самым излюбленным героем молодежи середины 1930-х годов был образ автогонщика. С 1934 по 1939 г. чемпионами Европы в автогонках были немецкие спортсмены. Популярной фигурой среди молодежи был погибший в 1938 г. немецкий автогонщик Бернд Роземайер. В 1936 г. Берндт Роземайер, победив в Германии, Швейцарии и Италии, стал чемпионом Европы. Автогонщики становились новыми рыцарями автомобильной индустрии.

Кампания по формированию нового образа героя начинается с широкого распространения в СМИ фотографий героев дня — победителей международных автогонок. Молодые спортсмены были сняты за рулем своих боевых машин или в картинной позе, опирающимися на их борт[19].
Стремясь привлечь молодежь, нацизм облачается в модные тогда реквизиты мотогонщика: шлем автогонщика, очки-консервы, грубые перчатки-краги.

Геройским идеалом молодого человека постепенно становился не затянутый в форму штурмовых отрядов боец, а автогонщик. Общим для обоих воплощением героизма был неподвижный взгляд, выражавший непреклонную решимость и волю к победе. Нацисты присвоили этот образ. Гитлер, Геббельс и др. фотографировались в полной амуниции автогонщика — краги, очки-консервы, кожаные плащи.

Позже, в 1939 г., на смену гоночному автомобилю пришел танк. Военизированный образ бойца-штурмовика, ненадолго воплотившись в образ мирного автогонщика, возвращается к образу водителя танка (мотоцикла — представителя мотопехоты).
С первого дня войны образ героя был уже неразрывно связан с военной формой.

2. Нацизм — это мода
Политическая элита нацистской Германии не ограничивалась только заимствованием героев молодежи и постановкой их себе на службу. Она создала свой образ представителя новой Германии.
К началу 1930-х годов стремление сделать внешний вид военной формы более респектабельным привело нацистов к сотрудничеству с молодой компанией «Хьюго Босс» («Hugo Boss»)[20].
Образ нациста стал элегантным. Он призван достойно представлять «высшую расу». Черная форма, черные сапоги, белые перчатки.

Парады с участием частей СС оказывали на современников ошеломляющее впечатление; некоторые сравнивали оказанное впечатление с русскими балетами в Париже. Один французский интеллектуал, побывавший в Германии в то время, позже писал: «Увиденное мною превосходит всё, что я ожидал, опьяняет и повергает в трепет <…>. Марши отборных отрядов, с головы до ног одетых в черное, — нечто роскошное и надменное. Со времен русских балетов я не испытывал подобного художественного потрясения» [10. C. 32][21].

На полевой форме и шинелях высших офицеров СС эмблема была вышита на рукаве золотыми нитками. Национальный герб и манжетная лента на полевой форме были вышиты золотыми нитками на черном фоне; шинель из лайковой кожи с зеленой атласной подкладкой, на которой все эмблемы были вышиты золотыми нитками, дополняла элегантный ансамбль. Гитлер отправляется в Саарскую область во время плебисцита в 1935 г. с эскортом СС в новой форме. Целью такого вояжа было наглядно показать широкой общественности не только растущую мощь, но и элитарность нацизма. Частью этой программы были гастрольные туры духового оркестра элитных частей СС, которому в 1936 г. была отведена почетная роль на берлинской олимпиаде. Оркестр был небольшим — около 60 человек. Но это стало идеологическим симфоническим оружием[22].
Особый церемониал, инсценированные обряды инициации делали притягательными СС для немецкой молодежи. Пропаганда представляла образ молодого высокого голубоглазого нациста, марширующего по улице и позже стоящего на карауле у входа в новую рейхсканцелярию (открыта в начале 1939 г.). СС, в отличие от СА (штурмовиков), воплощали консервативные ценности немецкого общества. Важной характеристикой была декларированная любовь к музыке, внешняя элегантность и известная консервативность.

С другой стороны, нацизм вписывал себя в контекст мировой истории, вбрасывая новый эталонный образец новой Германии в прошлое с помощью кино.
Как вспоминали ветераны СС, их нередко привлекали к съемкам в массовках на студии «UFA» и для участия в роли статистов в массовых сценах опер Р. Вагнера во время фестивалей в Байрёйте[23]. Таким образом, зритель видел один и тот же образец для подражания и в окружении культового для немцев канцлера Бисмарка на экране кинотеатра, и на расклеенных плакатах на улицах немецких городов, и во время маршей подразделений СС по улицам Берлина, и во время церемонии почетного караула у дверей новой рейхсканцелярии.
Нацизм больше не ассоциировался с бойцом штурмового отряда, недавним безработным, от которого исходит угроза на улице. Созданный образ устраивал и молодежь, и доминирующую часть общества. Молодежь смогла увидеть в новом образе своих любимых героев, представители большинства населения — возврат к традиционным ценностям.

Этап шестой
Технология индоктринации молодежи
Нацистские идеологи учитывали традиционно патерналистские настроения и ожидания населения Германии. В политический дискурс была введена метафора спаситель, отсылавшая к библейским сюжетам. Нацизм как бы подверстывал себя к христианской традиции. Метафора спаситель стала ядром нового образа Гитлера — отца нации, ее духовного лидера. Из риторики Гитлера была удалена антисемитская тематика, он старательно поддерживал имидж умеренного политика, чуждого радикальных настроений[24].

Огромную роль в популяризации Гитлера сыграли отдельные фотографии-открытки и фотоальбомы персонального фотографа Гитлера Генриха Гофмана «Гитлер, которым его никто не знает», изданные в 1934 г. На них Гитлер представал, с одной стороны, как друг детей и любитель животных, ведущий скромный образ жизни представителя среднего класса; с другой — как вождь, отец нации, всё время пекущийся о своем народе. На фотографиях Гитлер был жизнерадостным, беззаботным человеком в кожаных шортах, то в лодке, то на лугу, то в пешем походе, то в окружении молодежи — открытый и доступный.Это был «доброжелательный человек, покровитель художников, любящий детей, гостеприимный хозяин, галантный с женщинами, сочувствующий чужим страданиям и разделяющий чужие радости» [8. C. 13]. Не было ни одной фотографии в роскошных интерьерах или за обеденным столом[25]. Вместо этого Гитлера изображали на встречах с молодежью или в мягкой фетровой шляпе, читающего газеты на лоне природы и пр.[26]Именно Гофману приписывается создание «романтического» образа Гитлера с известной прядью на лбу, которая была скопирована с прически популярного тогда дирижера Никисле[27].
В 1934 г. Гитлер освобождается от наиболее одиозной части «старой гвардии» нацистов — лидеров СА. «Ночь длинных ножей» была активно поддержана и рейхсвером, и большинством населения. Публикаций в немецкой прессе и сообщений на радио было крайне мало, упоминалось только, что Рем с сообщниками готовили переворот, выступили как предатели. В массовом сознании это событие закрепляется в библейском контексте. Американский посол в Берлине Уильям Додд вспоминал, как во время театральной постановки на христианскую тему один из зрителей во время сцены допроса Христа фарисеями воскликнул: «Это наш Гитлер!»; а дама во время сцены предательства Иуды прошептала: «Это — Рем» [12. С. 181][28].

Образ Гитлера как отца нации был устойчив. На его имя приходило огромное количество писем от женщин с просьбой стать отцом их ребенка. Более того, были зафиксированы случаи, когда немецкие роженицы во время родов кричали не «мама», а «фюрер» или «Гитлер».
К концу 1934 г. в массовом сознании образ Гитлера как лидера нации был освящен. Вокруг него и идеи этнического возрождения начинает формироваться гибкий консенсус. Теперь даже те немцы, которые критично относились к нацистам, дистанцировали Гитлера от всего, что им в нацизме не нравилось. Отто Дитрих, пресс-секретарь Гитлера по работе с зарубежной прессой, вспоминал, что немцы, говоря «если бы только фюрер об этом знал», даже не могли себе представить, что именно эти конкретные порицаемые действия были совершены по прямому указанию Гитлера [8].

Ключевой задачей для политической элиты оставалась задача внедрения в сознание молодежи идеологических установок нацизма: расовой теории, необходимости борьбы за чистоту крови, уничтожение расово неполноценных (больных, евреев, цыган, представителей нетрадиционной ориентации), объясняющей неизбежность и необходимость борьбы за жизненное пространство.
Поскольку нацисты основной задачей ставили борьбу за молодежь[29], они привлекают школьных учителей и преподавателей университетов.
Как известно, в 1933 г. все объединения учителей влились в единую национал-социалистическую лигу. Лига включала 220 тыс. человек, т.к. 80 тыс. учителей не стали ее участниками. Каждый третий член лиги был членом НСДАП, при этом в целом по стране членами НСДАП было менее 10% населения [4. C. 154].

Технология индоктринации учитывала формы социализации, которые получили распространение среди немецкой молодежи с середины 1920-х годов, когда она стала объединяться в коммуны и общества, сбегать из города, активно искать контакт с природой. В этом был и романтический протест против ограниченности буржуазного образа жизни, и бегство от возрастающей сложности окружающего мира. Нацисты активно прибегали к заимствованию. Так было со спортивными кумирами — любимцами молодежи, так стало и c выездами на природу. Привлекая молодежь, нацисты делают загородные поездки массовыми и хорошо организованными.
Более того, курсы повышения квалификации для учителей и преподавателей колледжей проводятся только на природе. Сельское окружение было непременным условием: крестьяне живут сообща, горожанину чужд дух коллективизма. «Назад, к природе, к своей земле» — именно так звучал лозунг возврата к традиционным ценностям...

Реформа школьного образования
Использование новых учебников и школьных пособий во всех школах Германии стало возможно только после 1 марта 1938 г., когда была введена централизованная цензура со стороны нацистской партии и министерства образования. До этого унификации школ в нацистской Германии мешал федеральный характер государственной системы школьного обучения. Своеобразным испытательным полигоном для внедрения новой школьной реформы стала Пруссия. Именно здесь проходили апробацию все новые программы, которые потом распространялись по всей Германии[32].
Реформа школьного образования, несмотря на некоторые региональные отличия, которые сохранялись вплоть до краха режима в 1945 г., решала несколько задач.
1. Разрыв поколений. Отрыв детей школьного возраста от родителей и представителей старшего поколения. Значительная часть времени проводилась школьниками вне дома. Это исключало преемственность, наследование определенных установок, которые режим истолковывал как устаревшие взгляды. Насаждалась новая мораль, где не было места состраданию. Традиционная для европейской культуры христианская мораль заменялась моралью этноса. В практическую плоскость это переводилось с помощью новой модели поведения. Нормой становилось негативное отношение к больным людям. Даже психиатрические клиники стали доступными для публичных экскурсий. Именно такие экскурсии были предусмотрены в школьных программах в рамках курсов расовой биологии. Посещение больниц для умственно отсталых и разглядывание больных людей разрушало традиционные представления о приличиях, в рамках которых откровенное рассматривание калек подвергалось осуждению.
Слом традиционной модели поведения должен был, во-первых, не только уничтожить милосердие и сострадание к больным людям, но и наполнить школьника чувством физического превосходства здорового человека над больным. Второй целью таких экскурсий была установка, что немцы могли чувствовать себя в безопасности по двум причинам — потому что больные люди были надежно изолированы и не представляли угрозы и потому что жесткая социальная дистанция отделяет здоровых людей от больных, делая их недосягаемыми друг для друга.
Экскурсии устраивались не только в больницы, но и в концлагеря и еврейские гетто. Сохранились многочисленные воспоминания о школьных экскурсиях в Дахау, Бухенвальд, еврейское гетто Лодзи [1, 13]. Объясняя появление концентрационных лагерей, нацистская пропаганда использовала свой излюбленный прием актуализации исторического прошлого и риторический прием — расширение тезиса. На экскурсиях школьникам объясняли, что концлагеря не являются изобретением нацистов, они давно существовали в мировой практике и были введены англичанами в период англо-бурской войны[33]. Демонстрируя заспиртованные головы двух польских рабочих в медицинской лаборатории концлагеря, школьников убеждали, что так всегда поступали со своими врагами голландцы, когда завоевывали новые земли [1, 13].

2. Максимальная нагрузка по индоктринации приходилась не на школьное, а внешкольное время. Школа и организация гитлеровской молодежи «Гитлерюгенд»[34] — боролись за влияние на молодежь. Школа проигрывала. Она не могла выиграть в ситуации, когда на щит поднимался антиинтеллектуализм. Социализация молодежи проходила, прежде всего, вне школы — в походах, экскурсиях, в сельской местности. Молодежь получала возможность путешествовать, заниматься туризмом в составе организованных групп. Иллюзорное бегство молодежи из города на свободу от контроля взрослых использовалось для насаждения нацисткой идеологии. Наставники молодежи, вожатые из Гитлерюгенда, отличались от традиционного представления о наставнике как о пожилом и мудром профессоре, кабинетном ученом. Вожатые были молоды, спортивны и лишь немного старше своих воспитанников. Минимальный разрыв в возрасте обеспечивал эффективную коммуникацию.
3. Большая часть школьного времени приходилась на физические дисциплины[35]: физкультура, спорт, соревнования, трудовые дисциплины — до пяти часов ежедневно. Время для занятия спортом было заимствовано у классических дисциплин (древние языки, латынь).
4. С учетом гендерных ролей проходила дифференция школьного обучения мальчиков и девочек. Поскольку доля девушек квотировалась при поступлении в высшие учебные заведения[36], школьниц не готовили к получению высшего образования. Осуществлялась попытка социальной регрессии. Школьниц учили вести хозяйство и быть хорошими матерями и женами. Именно эти предметы занимали важное место в подготовке девочек.
5. Основная нагрузка падала на три основных предмета в средней школе: биология, история с «расовой точки зрения» и физическая культура. Низкие требования по фундаментальным дисциплинам укрепляли антиинтеллектуальную направленность режима. Отсутствие критического мышления, неспособность молодежи к самостоятельному анализу гарантировали беззащитность перед лицом пропагандистской машины Третьего Рейха.
6. Результатом школьного образования должен был стать не «культурный человек», который разделял бы основные гуманистические ценности (прежде всего, ценности равенства всех народов), а будущий «боевой товарищ», «брат по этносу». Общечеловеческая мораль заменялась моралью этноса. Морально было то, что считалось целесообразным для конкретной этнической группы. Базовым тезисом становился «ты —ничто, твой народ —всё», требовавший полного подчинения интересов индивида интересам конкретной этнической группы. Таким образом, ценность индивидуума, равно как и ценность отдельной человеческой жизни, была растворена в понятии «народ». В дальнейшем убеждение в приоритете «народной ценности» над жизнью отдельного человека должно было обеспечить готовность мальчиков жертвовать собственной жизнью во имя идеалов, которые преподносились режимом как народные. Для девочек лозунг «ты — ничто, твой народ — всё» означал, что они должны помочь в решении демографических задач рейха и родить для фюрера четверых сыновей, готовых к будущим войнам. Рекомендации по правильному выбору будущего мужа девочки получали уже на школьной скамье на уроках по расовой гигиене.

Была ли технология эффективной? Безусловно, да.
Созданный привлекательный образ молодого нациста был вожделенным для целого поколения. Бегство из города, развитие молодежного туризма как удобного прикрытия для ведения нацистской пропаганды были с энтузиазмом восприняты городской молодежью.
Как сегодня вспоминают современники, в 1930-е годы мало кто из городских ребят мог выехать из города летом. Молодежные организации удовлетворяли потребность в путешествиях, познании мира. Кроме того, одинаковая форма создавала иллюзию социального равенства вне зависимости от статуса детей, воспитывала идеи групповой солидарности. Пропаганда активно эксплуатировала идеализм молодости, рисуя захватывающие перспективы будущего. «В возрасте между десятью и семнадцатью годами, — говорил Гитлер, — молодежь проявляет величайший энтузиазм и идеализм, и вот в этот период их жизни мы должны предоставить ей лучших учителей и лидеров»[37]. Почитание лидера нации, любовь к своей земле и своему народу, готовность ради них на жертвы и необходимость изгнания угрожающих народу и фюреру «расово чуждых» — эти постулаты закрепляются в молодежной среде. Высокая цель служения народу, которой прикрывались будущие захватнические войны и уничтожение целых народов, разделялась к концу 1930-х годов большинством немецкой молодежи. По подсчетам историков и социологов, наиболее типичным сторонником нацизма являлся молодой человек в возрасте от 18 до 26 лет [5. C. 23].
Для понимания степени идеологической обработки молодежи в Германии необходимо учитывать, что молодое поколение было помещено в контекст пропагандистского воздействия на всё общество. Не имея теоретической глубокой подготовки по фундаментальным дисциплинам, оно не могло противостоять той пропаганде, которая обрушивалась на всё немецкое общество. Как неоднократно подчеркивал Геббельс, секрет пропаганды прост — нужно заставить народ верить власти. А после этого вера народа власти позволит делать то, что власть посчитает целесообразным.

...В конце 1938—начале 1939 г. нацисты пытались развернуть широкомасштабную пропаганду эвтаназии. Чтобы сделать информацию более доходчивой для массового зрителя, пропагандистские фильмы рассказывали о том, что психически и физически неполноценные люди не просто живут за счет государства, но живут в очень комфортабельных загородных больницах и клиниках. Пропагандистская мишень была выбрана очень точно. Для среднего жителя Германии 1930-х годов, когда существовали серьезные проблемы с жильем, такой аргумент был весьма существенным.
Борьба за «чистоту крови» предполагала не только уничтожение тех, кого режим считал психически и физически неполноценными. Необходимо было вытеснить «чуждые этносы». Геббельс отмечал важность фокусирования пропаганды на создании одного врага: «В сознании наших приверженцев борьба должна вестись только против одного врага. Это усиливает веру в собственную правоту и озлобленность против тех, кто на нее покушается» [4. C. 154]. Антисемитизм не был придуман нацистами, как и программы стерилизации. Антисемитизм был присущ населению европейских стран того времени, в т.ч. Германии. Он был составной частью культурного пространства Европы [7. C. 96]. Вместе с тем в Германии в конце XIX—начале ХХ в. около 30% евреев жили в смешанных браках, евреи в течение столетий жили в Германии рядом с немцами. Нацистам необходимо было разрушить национальную терпимость.
Объяснить населению, которое десятилетиями проживало вместе с евреями, почему теперь это опасно для страны и представляет угрозу безопасности для каждого немца, должны были ученые-биологи.

...В своих речах Гитлер неоднократно подчеркивал легитимность своего прихода к власти и передачу ее из рук уважавшегося большинством немцев президента Гинденбурга, последнего представителя политиков, связанных с эпохой великого Бисмарка. Успех данной технологии подтверждается многими свидетельствами. Иностранные дипломаты отмечали, что даже в провинциальных гостиницах рядом висели портреты Гинденбурга и Гитлера в одинаковых рамках и одинакового размера [12. C. 209].
Гитлер заявлял своему близкому окружению: «Мы перепишем историю с расовой точки зрения. Начав с изолированных примеров, мы приступим к ее полной ревизии. Задачей будет не только изучение источников, но и придание фактам логической связи»[43].

...Вторую задачу — поиск вредоносного еврейского духа — были призваны решить пять вновь созданных институтов. Они должны были изучить «еврейское влияние» в естественных науках, культуре, истории, юриспруденции и религии. Щедро финансируемые нацистами научные центры были призваны найти эмпирические доказательства существования особого еврейского характера; наукообразные теории определяли опасность заражения нордической расы через чуждый менталитет.
Роскошные презентации и освещение их в прессе, приглашение молодых специалистов в области расовой науки обеспечивали их влияние на массовую аудиторию. Министерство пропаганды уделяло повышенное внимание деятельности новых центров. Сама расовая наука преподносилась как независимая и многогранная дисциплина, а ее адепты, став медийными персонами, начинают выполнять роль званых гостей для устроителей презентаций и торжественных мероприятий. Нередко можно было услышать репортаж или прочитать в статье, как «полные глубокой сдержанности члены Гитлерюгенда, молодые немецкие рабочие и студенты сидели вместе с женщинами и мужчинами всех слоев общества и внимали словам немецких ученых» [4. C. 221]. Большое количество лживых антисемитских исследований, наукообразность монографий и статей превращали отдельных представителей чуждого этноса в обобщенное понятие, абстрактную категорию. Категория наполнялась негативным содержанием. Протестовать против жестоких преследований ни взрослый человек, ни, тем более, подросток не могли, т.к. нравственная деградация евреев была «объективно» доказана [1, 13]. Особую убедительность данным сентенциям придавал выбранный «академический» тон пропаганды.

...Режим заручился поддержкой молодого поколения, ориентируя его на отказ от интеллектуализма.
При этом использовалось несколько технологий:1) заимствование культовых героев молодежи для создания образа нациста; 2) эксплуатация популярных среди молодежи форм социализации; 3) доминирование внешкольной и внесемейной социализации; 4) разрыв цепи социальной преемственности, что упрощало насаждение новой морали — «морали этноса»; 5) введение программы социальной регрессии с учетом гендерных ролей; 6) увеличение удельного веса в школьной программе идеологических дисциплин и спорта, что обеспечило беззащитность молодежи перед лицом различных спекулянтов от науки и права, а также специалистов в области пропаганды; 7) максимальное сокращение социального расстояния между воспитателем и воспитанником, а также в среде самих воспитанников обеспечило эффективность коммуникации и устойчивые горизонтальные связи, создавая иллюзию народной общности; 8) спекуляция на идеалистических настроениях молодого поколения, опора на тезис национальной избранности и превосходства, что обеспечило чувство самореализации и иллюзию приобщения к важному делу для целого поколения.

Источник: http://www.almavest.ru/ru/favorite/2011/08/03/236/
Tags: Запад_как_он_есть, история, цитаты
Subscribe
promo kot_begemott august 8, 04:34 123
Buy for 50 tokens
Если можете, поддержите хотя бы немного. Номер карты Сбера: 4276 3800 5961 1900. Кошелёк Яндекса: 410011324008123 Счёт Paypal kot_begemot_@list.ru На счёт Яндекс-деньги: Помощь в любую сумму будет принята с благодарностью.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments