August 26th, 2020

О том, как "народ поддержал" русскую революцию


«Однажды директор завода вызвал меня по телефону: рабочие предъявили требования, настаивая говорить не только с ним одним, а с правлением. Я немедленно отправился на Шестую линию Васильевского острова, где был главный наш завод. За несколько кварталов до завода улица был запружена народом, большею частью рабочими. По адресу моему слышны были сперва остроты, потом угрозы. Я слез, кучера отправил домой и пошёл пешком.

Список требований занимал несколько страниц. Чего тут только не было! Большинство требований были нелепы. Было очевидно, что суть не в самих требованиях, а в чём-то другом. Мы просили рабочих выбрать уполномоченных для переговоров. Пока их выбирали, через задний ход пришло к нам несколько старых рабочих, которым безусловно можно было доверять.
- Вам известны требования, которые ваши предъявили? - спросили мы.
- Мы сами их подписывали. Нам их читали.
- В чём же дело?
- Да ерунда, пустая канитель! Не стоит и обращать внимания. Вот увеличить плату не мешает, ну, пожалуй, и насчёт пенсии, а всё другое глупости. Писали, должно быть, люди, которые нашего дела не знают. Вот и насчёт расценки поштучной, и как её тут сделаещь?
- Зачем же вы требуете то, что сами считаете ерундой?
- Ничего не поделаешь! Принесли этот список, велели предъявить. Коль не предъявите, говорят, и вас, и вашу семью убьём. Как тут не подписать!
- Да кто же говорит? Что за люди?
- От самого, значит комитета присланы.
- От какого комитета?
- А Бог его знает!
- А кто приносил?
- Кто их знает! Один-то, пожалуй, и правда рабочий был. Парень, видно, толковый, в другие - не то студенты, не то господа.
- И вам не стыдно исполнять глупые приказы какого-то комитета? Кого, и сами не знаете. Дураки написали ерунду, а вы, умные люди, подписываете?
- Эх, барин! - покачал головой старик. - Вот у Леснера не послушались комитета, да пять человек ночью порешили. Жили бы мы все в одном месте, ну тогда дело другое! А живём мы кто где. Придут и зарежут и концы в воду. Вот и у Нобеля: там кто-то не подписал и избили до полусмерти. Как тут не подписать?!

Явились уполномоченные, в большинстве горланы. Стали обсуждать требования пункт за пунктом. Но что это было за обсуждение! Речь идёт о специальном вопросе, расценке какой-нибудь гайки, а они жарят из Каутского или Маркса, и даже не из них, а из подпольных брошюр. Серьёзные рабочие поддакивали, хотя было видно, что делают это только боясь своих товарищей.

Мы в требованиях отказали. Работы прекратили. Одного из инженеров, даже не служившего у нас, а присланного из-за границы, чтобы наладить патентованное производство, вывезли на тачке и опрокинули в лужу.
А чрез несколько дней, даже не пытаясь начать новые переговоры, рабочие снова стали на работу.»

Барон Н.Е. Врангель. Воспоминания. Москва. Центрполиграф. 2006. С. 191-192.
promo kot_begemott august 8, 04:34 123
Buy for 50 tokens
Если можете, поддержите хотя бы немного. Номер карты Сбера: 4276 3800 5961 1900. Кошелёк Яндекса: 410011324008123 Счёт Paypal kot_begemot_@list.ru На счёт Яндекс-деньги: Помощь в любую сумму будет принята с благодарностью.

Закон, как он есть


Из монографии А.В. Ремнёва "Самодержавное правительство: Комитет министров в системе высшего управления Российской империи (вторая половина XIX - начало ХХ века)" (М. 2010).

До создания думской монархии у понятия "закон" в Российской Империи вообще не было ясного статуса, поскольку не существовало чёткой грани между законом и простым административным распоряжением.

В 1862 г. М.А. Корф предложил считать законом только те акты, которые "будут утверждены государем императором по предварительном рассмотрении... в Государственном Совете". Но за царем при этом сохранялось бы право издавать законы, не обращаясь к мнению Государственного Совета, при условии, что они будут изложены в манифесте или указе, за его собственноручной подписью и с приложением большой государственной печати. Предложение это обсуждалось несколько лет и принято не было.

В 1885 г., по предложению Э.В. Фриша, формальным признаком закона официально стали считать "подписание имени Государя Императора", что несколько упорядочивало ситуацию, но не решало проблему по существу.

"В 1880-1890-е гг. ни усилия государственных деятелей, ни поиски теоретиков государственного права не смогли предложить положительного решения проблемы отделения законов от административных постановлений, и она оставалась одной из самых спорных в теории русского государственного права.

...возникал замкнутый круг: формально-юридическое различие указа и закона затруднено, так как недостаточно точно разграничены компетенции высших государственных учреждений, а последнее нельзя сделать из-за отсутствия на то указаний в теории русского государственного права.

...значительная часть юристов пришла к выводу о невозможности принципиального решения проблемы в данных политических условиях".

Правота и сила


У нас не просто уважают силу, потому что мы такие дикари. Это упрощение.
У нас не так. Раз ты сильный - то ты прав.
Если ты прав - то можешь позволить себе силу.
У нас сила как бы входит в правоту, а правота в силу. Они равночестные составляющие одного "диполя".
Правота у нас - практически равна справедливости.
Правота есть форма её реализации.
То есть диполь "сила + правота" несёт в себе некое позитивное, юридическое содержание.
Это отличает русских от азиатов. Там правота всегда вторична от силы. Они не равночестны.
(Конечно, из этого не следует, что у нас сила не бывает первична перед правотой).

Кстати, это одна из причин популярности видеоблогов.
Зрители могут увидеть, насколько ведущий считает себя правым.

По этой причине, в частности, Лукашенко создаёт себе миф о Высшей Правоте.
Этот миф важен для него, потому что позволяет использовать силу - против народа.
Ведь Лукашенко ОДИН ПРАВ, а демонстранты тотально неправы.
Он борец с Мировым Злом.