May 17th, 2021

Buy for 500 tokens
Номер карты Сбера: 4276 3800 5961 1900 Карта ВТБ-24: 4893 4704 7283 6532 Карта Qiwi: 4693 9575 5957 3030 Яндекс/ЮMoney: 5106 2180 3216 2927 (счёт 410011324008123)

Залог выживания режима


Под моим сетованием о (не)праздновании 60-летия полёта в космос (https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=479347613489414&id=100042425375122), читатель пишет:
"У нас всё ненастоящее. Сплошь имитации, куда ни глянь, куда ни плюнь. Для галочки, да для отчётности. А в душу ничего не проникает."

В общем, это верно. Но вот что хочется сказать, для полноты картины. Чтобы понимать источник такого положения дел.

У нас всё завязано на власть. Любое мероприятие, любая организация, всё, что угодно. Без власти в нашей системе не будет работать ничего. Даже за самое незначительное мероприятие должен кто-то отвечать. Причём не в европейском смысле - в качестве функционера, осуществляющего общее руководство, распределяющее функции и роли и связывающего в случае необходимости с государственными инстанциями. А в восточном смысле, раздающего "пряники" и - это самое главное - "пинки" рядовым исполнителям. Без начальства - именно в этом восточно-деспотическом смысле - ничего путного происходить не будет. А всякие там рыночные механизмы, финансовые, да и политические отношения - вторичны от власти и её, по сути дела, обслуживают.

Это основа. И наши предки отследили эту закономерность, отчего назвали власти "начальством". От слова "начало". Это весьма огорчительно, но это данность. От неё никуда не денешься. Так во всех общественных системах, основанных на выживании - не только у нас.

А если власть подключилась к чему угодно, взяла любое социальное явление себе в опеку, она начинает не только извлекать выгоду для каждого начальника, но и для властного сословия в целом. Над данным социальным явлением довольно быстро возникает пирамидка заинтересованных чиновников. Функционально необходимое руководство и контроль становятся залогом выживания режима.
И это тоже совершенно естественно. Для системы, основанной на выживании.

Именно поэтому постепенно выхолащивается содержание (будь даже оно изначально самое правильное) - в направлении той самой имитации, для той самой галочки, и для той самой отчётности перед высшим начальством. Даже самое правильное мероприятие непременно потеряет свою душу и станет скучноватой обязаловкой, куда людей силком сгоняют по разнарядкам от организаций. - как то было, например, с "Бессмертным полком", это пример наиболее показательный (подробнее тут: https://www.svoboda.org/a/28468521.html).

На настоящий момент эта ситуация безвыходная. Однако мы же русские люди. То есть - поверхностные и нетерпеливые. Нам простые и быстрые решения подавай. Поэтому большинству кажется, что всё дело в неправильной власти. Достаточно сменить начальство - и всё станет по другому.

Не станет!

Плюс-минус сильная власть


В советское время - да и до него - врачей уважали.
К ним относились как к начальству.
Сейчас, при "капитализме" и "демократии" - к врачам очень многие относятся пренебрежительно. Типа врачи всем обязаны. и вообще никто. Сервы, а не штучные специалисты. Обслуга.

Вопрос: когда отношение к медикам было настоящим, русским?
В обоих случаях.
В первом случае мы имеем русское отношение плюс сильную власть.
Причём власть, которую уважают, прежде всего за силу.
Во втором случае русское отношение минус сильная власть.
Почему? У нас власть вроде бы сильная?
Да, но её многие не уважают.
Потому что Настоящий Порядок не может навести.
Кроме того, от капитализма и демократии мы ожидали куда больше.
И теперь разочарованы.
И это разочарование в случае болезни многие переносят на медиков.
Полностью беззащитные же! Чего их жалеть?

О справедливости. На Западе и в России


...Россия в этом смысле ближе к малодифференцированным, нерасчлененным представлениям о том, что праведность, справедливость, доброта и так далее – это некий набор позитивных ценностей, который присущ властителю, государю, и который и должен их реализовывать. Идея справедливой, праведной царской власти отличается от европейских представлений, по крайней мере, Нового времени.

Английская, американская, французская революции – начиная с этого порядки дифференцируются: есть справедливость как основание права, есть справедливость как моральная идея. У Канта остается справедливость теологическая, как представление о божественном законе, суде. Вообще, справедливость так или иначе коррелирует с идеей суда, справедливого решения, которое должен найти судья, взвесив аргументы за и против. То есть это не механическое применение закона, судьи принимают решение там, где закон недостаточно четок, и для этого используется механика справедливости, соображения, что такое "правильно".

В России справедливость и правда связаны с правом, но сама идея суда практически не развита из-за того, что судебная практика очень поздно получила независимость, а сейчас мы видим, что суды – это не независимая инстанция, не самостоятельная ветвь власти. В русской традиции даже в богословском понимании идея суда очень слабо артикулирована.

Идея греха в западном христианстве – это идея именно преступления, нарушения закона, за которым следует неизбежное наказание, это связано с идеей Страшного суда. В России в православной традиции грех воспринимается скорее как некое органическое нарушение, я бы даже сказал, как болезнь, которую нужно излечить. Это совсем другая семантика греха и, соответственно, семантика справедливости, – это достижение некоего праведного, здорового, просветленного состояния, а не исправление ошибок и ответственность за преступление.

Это существенное различие между (западно)европейской и византийско-православной традициями. Юстиция, справедливость как правосудие, имеет сильные коннотации в семантике европейской традиции и почти не выражена в российской. Более того, во многих текстах славянофилов, русских символистов это воспринимается как ущербность понятия справедливости: справедливость – это всегда что-то такое юридизированное, что-то внешнее, и ей нужно противопоставлять религиозную праведность, связанную с любовью, самоограничением, аскетизмом. А справедливость – совсем не аскетизм, наоборот, это стремление учесть различные интересы, потребности, желания.

https://www.svoboda.org/a/31209983.html

(no subject)


Русский простолюдин, крестьянин и рабочий одинаково не ищет политических прав, ему и ненужных, и непонятных. Крестьянин мечтает о даровом наделении его чужою землёю, рабочий — о передаче ему всего капитала и прибылей фабриканта, и дальше этого их вожделения не идут. И стоит только широко кинуть эти лозунги в население, стоит только правительственной власти безвозвратно допустить агитацию в этом направлении, — Россия, несомненно, будет ввергнута в анархию, пережитую ею в приснопамятный период смуты 1905—1906 годов…

Записка (Дурново)

Уважение к истории


Представьте себе исторический ресторан в самом центре Лондона.
Представьте, что в 1898 году тамошний А. П. Чехов праздновал с мхатовцами премьеру «Чайки».
Там же в 1913 году тамошним И. Е. Репиным был устроен банкет по случаю восстановления его картины «Иван Грозный и сын его Иван», изрезанной старообрядцем-иконописцем Абрамом Балашовым
Там же Лев Толстой устраивал публичные чтения «Воскресения».
Почему туда шли бы англичане?
Чтобы соприкоснуться с историей.
Вон за тем столиком Чехов сидел. На том самом стуле.
А гости Толстого сидели вот так. И все фото на стенах.
Антураж бы весь сохранили, старую посуду, а также часть старого меню.
Представляете - точно такие же расстегаи, что любил Репин?
Гиляровский писал, "В "Праге" были лучшие бильярды, где велась приличная игра". Вот они, те самые. Без изменений.
А вот здесь, в витрине за стеклом - кий, которым играл Чехов.
Правда, кайф?
Ресторан бы процветал
Именно за счёт уважения к истории.
Что у нас?
А у нас есть уважение только к прибыли.
"Новые собственники здания ресторана «Прага» на Арбате определились с концепцией реконструкции. Там появятся магазины (12 точек по 100 кв. м на первом этаже), 2–3 ресторана, а также элитные апартаменты (28 номеров площадью от 80 до 250 кв. м)."

Сословия, заинтересованного в уважении к истории, больше нет.