Игорь Лебедев (kot_begemott) wrote,
Игорь Лебедев
kot_begemott

Categories:

Последний день жизни Михаила Морозова


В самом начале ХХ века выдающийся русский художник Валентин Серов создал два портрета, хранящихся сегодня в Третьяковской галерее. На одном из них изображён в полный рост Михаил Абрамович Морозов – безвременно, в возрасте 33-х лет, ушедший из жизни русский коммерсант, меценат, известный коллекционер произведений русской и французской живописи. На втором, являющимся одной из вершин творчества Серова и истинной жемчужиной коллекции Третьяковки, изображен сын Михаила Абрамовича – Мика, которому в момент написания портрета было всего четыре года. На мой взгляд, это созданное скупыми средствами художественное произведение являет собой истинный образец и гениальный символ детского любознательного порыва.

Однако далее речь пойдёт не о живописи, а о событиях последних дней жизни Михаила Михайловича (Мики) Морозова, ставшего к 1950-м гг. не просто блестящим переводчиком с английского, но и всемирно известным исследователем жизни и творчества Уильяма Шекспира. Об этих событиях за праздничным столом 1 мая 1954 г. рассказал нам друг моего отца Николай Николаевич Матвеев, человек, который, по многим свидетельствам, в те годы знал Англию, её историю, культуру и язык, возможно, лучше всех в СССР. Неудивительно, что он в течение многих лет возглавлял кафедру английского языка в суперэлитном Институте международных отношений и достаточно хорошо знал М.М.Морозова как коллегу.

То, что Михаил Михайлович – "классово чуждый элемент" – не попал в чекистский застенок и выжил в суровые годы "усиления классовой борьбы", прежде всего объясняется тем, что он был одним из обширного купеческого семейства Морозовых, к которым советская власть относилась либерально. Дело в том, что, во-первых, все Морозовы славились своим меценатством. Удивительно, но мало кто из москвичей знает о том, что его отец - Михаил Абрамович приютил и выхаживал в последние годы жизни великого русского живописца-пейзажиста Исаака Ильича Левитана в специально выстроенном для него флигеле, который и посейчас можно видеть наискосок от дворца Морозовых в Большом Трёхсвятительском переулке. Все, например, знают, что один из Морозовых - Савва Тимофеевич, друг Максима Горького – спонсировал создание Художественного театра и русское революционное движение.

Во-вторых, Мика, получив филологическое и литературоведческое образование в Англии, вёл скромную жизнь беспартийного переводчика и педагога. Он читал лекции по истории театра и английской литературы, консультировал театральные постановки пьес Шекспира,руководил шекспироведческими конференциями, вёл шекспироведеческий семинар в МГУ, и в итоге стал заметной фигурой в мировом шекспироведении, фактически основал отечественную шекспироведческую школу. Видимо, и по этой причине в 1949 году его назначили главным редактором издававшегося в Москве на английском языке журнала News, поскольку в его политической благонадёжности никаких сомнений не было.

И всё бы шло для Мики дальше таким же спокойным и достойным порядком, если бы в 1952 году высшее руководство страны не начало вести подготовку к проведению в Москве особой конференции, на которую вознамерилось пригласить не только западных бизнесменов, но и наследников знаменитых русских купеческих фамилий – Рябушинских, Морозовых, Елисеевых, Коншиных, Чичкиных, Гиршманов, Мамонтовых, фон Мекк и др. – с целью не просто наладить отношения с эмиграцией, но и привлечь её капиталы для вложений в послевоенное восстановление и развитие советской экономики. Эта встреча, проходившая в Кремле, под названием «Совещание промышленников» действительно была проведена в 1955 году, то есть с некоторой задержкой, вызванной событиями, связанными со смертью И.В.Сталина. На ней, кстати говоря, присутствовал и мой отец - Виктор Александрович Летенко. И даже я, - тогда 14-летний мальчишка, помню лихо проносившиеся по улицам Москвы автомобили, развозившие участников Совещания. Мои сверстники, может быть, помнят, что эти ЗИМ-ы отличались от других тем, что их габаритные фонари были выкрашены голубой краской.

Однако вернёмся в 9 мая 1952 года, в одно из помещений ЦК КПСС, где велась подготовка Совещания. В процессе обсуждения неизбежно встал вопрос, а кто будет принимать гостей из русской диаспоры во время неформального общения? На кого возложить функции «hearty welcome» и «гостеприимного хозяина» - не на товарищей же Берия или Маленкова, с которыми у русских эмигрантов и их наследников вряд ли получится задушевный разговор? Здесь нужен человек, к которому гости отнеслись бы с максимальным доверием, а таких уже не осталось; вроде бы всех успели переловить и передушить. И тут кто-то вспомнил и подсказал со всех сторон подходящую (то есть интеллигент-«рафине», свободно владеет главными европейскими языками, потомок известной купеческой фамилии) кандидатуру Морозова, за которым немедленно выслали машину и доставили для беседы в кабинет члена политбюро ЦК А.И.Микояна.

Анастас Иванович обрисовал ситуацию, сформулировал задачи, которые должен решать Михаил Михайлович, и тот, недолго раздумывая, согласился. В заключение беседы Микоян поинтересовался социальным статусом и материальным положением собеседника и понял, что, если гости узнают правду о микиных: ничтожной зарплате, убогом коммунальном жилье и полном отсутствии у него других обычных и привычных для простого западного жителя благ и удобств, то может выйти немалый конфуз. Поэтому он в присутствии Мики продиктовал своему помощнику перечень необходимых вещей, «которыми следует срочно и безотлагательно обеспечить товарища М.М.Морозова». В этот перечень вошли: приличная одежда, солидная должность и хорошая зарплата, отдельная обставленная мебелью квартира где-нибудь на Фрунзенской набережной или Кутузовском проспекте, оборудованная для приёма гостей и расположенная в хорошем месте дача, персональный автомобиль и прочее, что мог ещё пожелать Михаил Михайлович, над чем ему было предложено подумать.

Буквально ошеломленный предстоящими переменами Морозов был доставлен домой в чёрном лимузине, чем несказанно удивил соседей и близких. Последние еще более были ошарашены изложением его разговора с Микояном. Затем Мика лег на диван немного отдохнуть и… умер.

Оказывается, инфаркты бывают не только от неприятностей. Их могут вызывать и весьма сильные положительные эмоции.

Источник: http://www.proza.ru/2011/07/20/692
Tags: история, культура, русское, цитаты
Subscribe
promo kot_begemott august 8, 04:34 123
Buy for 50 tokens
Если можете, поддержите хотя бы немного. Номер карты Сбера: 4276 3800 5961 1900. Кошелёк Яндекса: 410011324008123 Счёт Paypal kot_begemot_@list.ru На счёт Яндекс-деньги: Помощь в любую сумму будет принята с благодарностью.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments