Игорь Лебедев (kot_begemott) wrote,
Игорь Лебедев
kot_begemott

Category:

Об одном православном софизме




Всевозможные либеральные софизмы в журнале уже были разобраны (ссылка 1, ссылка 2, ссылка 3, ссылка 4), недавно в коммах разобрал основной патриотический софизм, настала очередь христианских. Первый (и самый важный) звучит так:

"Православный человек должен смотреть на себя, а не заставлять архиерея оправдываться против обвинений в половых извращениях".

Чую, что это опровергается достаточно легко, вертится мысль в голове, но никак не вылезет наружу. Какие будут мнения у публики?

P.S. Краткий ответ сформулирован в сотрудничестве с mungojerrie86: "Ну и ты смотри за своими грехами, до меня тебе дела нет, кого хочу, того и обличаю". Немного по-хамски, зато справедливо)) Если каждый за себя, то ты точно так же не имеешь права мне указывать)) Логический круг замкнулся)))

Теоретическое обоснование неверности такой постановки вопроса под катом:

Приведённая фраза предлагает человеку заниматься своими грехами, а не грехами архиерея. То есть, как бы даёт понять, что это - не его, прихожанина, дело. По сути дела, этот подход насаждает в христианской среде своего рода индивидуализм - каждый думает о собственных грехах, а целого с его единством для него нет. Ведь именно пастырь объединяет прихожан в единое целое. li_hoy правильно подметил, что прихожане и епископы - единая семья. Тут следует привести и рассуждение апостола Павла из первого послания к Коринфянам, гл. 24:

"Ибо, как тело одно, но имеет многие члены, и все члены одного тела, хотя их и много, составляют одно тело, - так и Христос.
Ибо все мы одним Духом крестились в одно тело, Иудеи или Еллины, рабы или свободные, и все напоены одним Духом.
Тело же не из одного члена, но из многих.
Если нога скажет: я не принадлежу к телу, потому что я не рука, то неужели она потому не принадлежит к телу?
И если ухо скажет: я не принадлежу к телу, потому что я не глаз, то неужели оно потому не принадлежит к телу?
Если все тело глаз, то где слух? Если все слух, то где обоняние?
Но Бог расположил члены, каждый в составе тела, как Ему было угодно.
А если бы все были один член, то где было бы тело?
Но теперь членов много, а тело одно.
Не может глаз сказать руке: ты мне не надобна; или также голова ногам: вы мне не нужны.
Напротив, члены тела, которые кажутся слабейшими, гораздо нужнее,
и которые нам кажутся менее благородными в теле, о тех более прилагаем попечения;
и неблагообразные наши более благовидно покрываются, а благообразные наши не имеют в том нужды. Но Бог соразмерил тело, внушив о менее совершенном большее попечение,
дабы не было разделения в теле, а все члены одинаково заботились друг о друге.
Посему, страдает ли один член, страдают с ним все члены; славится ли один член, с ним радуются все члены.
И вы - тело Христово, а порознь - члены."

Логика же авторов разбираемой фразы ведёт к тому, что каждый занимается собственным спасением, и никому нет дела до целого. Тела Христова как бы и нет, оно распалось на отдельные спасающиеся клеточки. Между тем, в своей самой последней молитве, на горе Елеонской, Спаситель молился именно о единстве (от Иоанна, глава 17):

"Ныне уразумели они, что все, что Ты дал Мне, от Тебя есть,
ибо слова, которые Ты дал Мне, Я передал им, и они приняли, и уразумели истинно, что Я исшел от Тебя, и уверовали, что Ты послал Меня.
Я о них молю: не о всем мире молю, но о тех, которых Ты дал Мне, потому что они Твои.
И все Мое Твое, и Твое Мое; и Я прославился в них.
Я уже не в мире, но они в мире, а Я к Тебе иду. Отче Святый! соблюди их во имя Твое, тех, которых Ты Мне дал, чтобы они были едино, как и Мы."

И далее, в той же главе, снова:

"Да будут все едино, как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе, так и они да будут в Нас едино, - да уверует мир, что Ты послал Меня.
И славу, которую Ты дал Мне, Я дал им: да будут едино, как Мы едино.
Я в них, и Ты во Мне; да будут совершены́ воедино, и да познает мир, что Ты послал Меня и возлюбил их, как возлюбил Меня."

Итак, коль скоро Спаситель молился именно о единстве между учениками, то, следовательно, считал его самым слабым, уязвимым местом. Иначе - к чему молиться? Из Евангелий узнаём, что ученики на Тайной Вечере грызлись, кому сидеть по правую руку от Спасителя. И это ещё при Его жизни! А что будет после?

Далее. Единство между своими последователями Христос рассматривал как условие дальнейшего распространения христианства. Между тем, это распространение было одной из форм бытия его: с самого начала Христос сформировал систему "Учитель - ученики": "Итак идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святаго Духа" (Мф. 28:19). Если ученики не будут едины, то мир не уверует. То есть, задача воцерковления всего мира вторична от единства учеников.

Напоминаю: это была последняя молитва Христа перед тем, как его схватили воины и слуги иудейских архиереев. Только закончил молиться, спустился с горы - Его и повязали. Это усугубляет смысл молитвы. Единство учеников было самой главной проблемой для Христа - коль скоро Он об этом столь горячо молился: "и был пот Его, как капли крови, падающие на землю" (Лк. 22:24). Именно это единство, по сути дела, и предлагает похерить автор разбираемой фразы. Что это, как не антихристианство, разрушение самого его духа?
Tags: вопрос к залу, христианство
Subscribe
promo kot_begemott december 12, 04:34 121
Buy for 50 tokens
Если можете, помогите хотя бы немного. Номер карты Сбера: 4276 3800 5961 1900. Кошелёк Яндекса: 410011324008123 Счёт Paypal kot_begemot_@list.ru На счёт Яндекс-деньги: Помощь в любую сумму будет принята с благодарностью.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 22 comments

BestAnonymous

July 27 2015, 05:33:46 UTC 4 years ago

  • New comment
Интересное противопоставление. "Православный человек - архирей". Оно как бы в себе подразумевает, что архирей не православный и смотреть на себя не должен. И если он не смотрит на себя, то разумеется, на него смотрят миряне и глаголют ему его недостатки.