Игорь Лебедев (kot_begemott) wrote,
Игорь Лебедев
kot_begemott

Categories:

Силовики в управлении


Не оставляет ощущение, что русского читателя как бы гипнотизируют все те вещи, которые описаны в тексте про духовные скрепы. "Турция, Сирия, Крым, Путин, независимость..." Попав под влияние пропаганды, он утрачивает связь с реальностью. Эпоха ельцинского распада сделала отечественного обывателя особенно пропагандистки уязвимым. Некоторые, смотрю, всерьёз уверовали, что зажим дальнобойщиков означает наведение порядка в сфере перевозок. И имеет целью наведение порядка. Что удивительно - за эталон такого порядка, как обычно, принимается Запад. Хотя мы говорим об отечественных проблемах.

Время от времени пыл обывателя надо охлаждать, макая головой в источник, имеющий прозрачное и ясное понимание того, что мы из себя представляем и что происходит.

Симон Кордонский. Отдельные цитаты.

...В 2011 году в одной из центральных газет были опубликованы с перерывом в полгода две анонимные статьи, авторство которых приписывалось Игорю Ивановичу Сечину. Там достаточно подробно описывалось то, что сейчас происходит. Это была некая концепция преобразования страны. Жаль, что я теперь не могу найти эти статьи в архиве. Было бы интересно сейчас их перечитать, посмотреть, как сейчас реализуется этот план действий.

В чем там была главная идея?

В том, что государство — это нечто самодовлеющее, самоценное. Все, что происходит помимо государства, является антигосударственным. И с этим соответственно будут и поступать — либо вписывать в государство, либо запрещать, ликвидировать. Более двух лет уже реализуют эту концепцию. В результате, вроде бы, государство — везде, но когда ткнешься куда-то конкретно, то его нет.
Внизу, в самом низу — там, где кончаются все многочисленные вертикали власти, оказывается, что государства нет. Там совсем другие отношения, в которых государственные чиновники имеют свои интересы. И эти интересы для них важнее, чем государственные. Не просто важнее, а несопоставимо важнее.

...Чиновники живут обычной своей жизнью, и в этой самой жизни они реализуют некие свои стратегии извлечения ренты из всего, что им доступно. Существует отработанная логика извлечения ренты: конструирование угроз, страшилок, под нейтрализацию которых государство должно давать и дает ресурсы, в том числе и финансовые. Так как страшилки в основном придуманы, а ресурсы настоящие и их необходимо любыми способами освоить, то само по себе получается, что часть финансовых ресурсов пилится и конвертируется в кэш, в наличные.

Накопленные чиновниками и государственными предпринимателями в ходе нейтрализации угроз рубли и валюта лежат, рубли теряют цену. То, что можно купить, уже купили, вывезти финансовые ресурсы и трансформировать их в настоящие деньги очень сложно. Да и, как известно, иностранцы сейчас принюхиваются к любым активам, происходящим из России. Поэтому чуть ли не единственной гарантией сохранности кэша и его инвестирования стало приобретение властного статуса. Люди вынуждены бороться за власть, особенно на муниципальных уровнях, так как власть дает возможность легализовать накопленный кэш.

Да, но раньше мы говорили о легализации кэша за границей.

А сейчас нельзя. Да, сейчас нужно куда-то вкладывать. Чтобы вкладывать, нужно легализовать. А легализовать нельзя. Поэтому решение Президента о легализации всех капиталов может очень многое поменять. В качестве примера того, какие деньги лежат: пару лет назад силовики взяли начальника какого то межрайонного технадзора. У него в чемоданах лежало больше 130 миллионов рублей. Дома.

Получается, что это — огромная сила, которая сейчас в чемоданах накоплена. Она не может не давить…

Да, давит. Поэтому местные выборы стали столь жесткими, что пришлось менять законодательство, ограничивать участие в них как населения, так и разного рода самовыдвиженцев. Потому что только обладание властным статусом позволяет легализовать деньги, как-то вложиться.

...Губернатор всегда создает два образа своего региона. Ни в одном из них той экономики, о которой мы говорим, нет. Первый — «все пропало», забастовки скоро начнутся, эпидемии сейчас начнутся. Срочно нужны деньги на все! Это образ для федеральной власти.

А второй образ создается перед инвестором. Мол, в нашем регионе есть замечательные места, вложишь копейку — наваришь рубль. И губернатор сразу играет обе внешне не совместимые роли — и генератора страшилок, и государственного предпринимателя. Конфликт между двумя этими ролями снимается в бане, в ресторане, на охоте. На охоте, в основном. Где еще можно по душам поговорить с федеральным инспектором или с полпредом, если домой не зазвать его? Объяснить на пальцах, показать, где его доля? Там же по-простому все.

...Чем больше денег в экономику официально вкладывается, тем больше денег из нее выводится в кэш. И чем хреновей официальное положение в отрасли, тем лучше занятым в этой самой отрасли, тем больше возможностей для извлечения кэша они получат.

Как себя чувствует «легальный» малый бизнес, который рассчитывается через расчетный счет, получает в банках кредиты, платит налоги и так далее?

Закрывается везде, невыгодно. Кроме того, примерно с 2012 года идет вытеснение силовиками людей отовсюду (в бизнесе). Они входят в руководство, в правления.

Для экономики не все ли равно, кто в правлении — силовики или не силовики? Главное, чтобы управляли правильно…

Силовики действуют исходя из своих корпоративных интересов, понимая бизнес как способ извлечения ренты. И если полковник входит в правление среднего банка, то лейтенант должен тоже куда-то входить. Почти везде, где есть хоть какая-то официальная прибыль, идет вытеснение владельцев и замещение их людьми, ассоциированными с силовыми структурами. При этом возникает конкуренция между силовыми структурами за права контроля теперь уже над мелким бизнесом, а не только крупным и средним.

Наверное, для государства это неплохо. Получается такая контролируемая, управляемая структура бизнеса.

Бизнесы в нашем случае становятся скорее оперативными подразделениями, а не добывающими или производящими. Много лет назад один силовик, назначенный зам. губернатора крупной области, на мой вопрос: «Что собираетесь делать, как управлять?» ответил: «Буду агентуру вербовать». Мне кажутся несбыточными надежды на то, что бизнес отформатирует такого рода людей.

Единственный возможный путь инновационного развития и производства «изделий» — создание зон. В зонах нет и не может быть товарного производства, там делают эти самые «изделия». В зоне внешнее ограничение свободы сопряжено со свободой творчества. Нет людей более изобретательных, чем зэка в их стремлении преодолеть внешние ограничения свободы, пусть даже иллюзорном.

И с самостоятельностью от центра в принятии решений?

Конечно, подпись главного конструктора в этих заведениях была старше подписи главного администратора проекта.

Получается, государственная логика сейчас будет толкать в сторону создания таких зон свободы с какими-то внешними ограничениями?

Ограничениями на выезд, например. На политическую активность. И на контакты.
Будет происходить создание замкнутых отраслей, режимных корпораций. Получаешь допуск, даешь подписку, и все — никому ничего не скажешь и многое чего не можешь делать.

В логику открытого мира это как-то не очень вписывается…

Логика открытого мира — не наша логика. Вместо системы открытой научной информации у нас в советское время была создана система закрытой научной информации с доминирующей ролью научно-технических разведок. Сейчас, после относительно краткого периода открытости, воссоздается квазисоветская система секретной научно-технической информации. Ведь не случайно Президент возглавил Военно-промышленную комиссию. В свое время именно ВПК была административной вершиной, которая консолидировала запросы предприятий и институтов на получение информации, передавала заказы разведкам, разведки выполняли свою работу, получали информацию и изделия, которые распределялись заказчикам.

Но в те времена, когда эта система работала, государство четко знало, что ему надо. Сейчас, насколько я понимаю, государство затрудняется в определении научно-технических приоритетов.

Наверное, это сейчас вряд ли можно повторить в таком формате.

Невозможно, в том числе и потому, что основы такой системы были заложены гениальными разведчиками, такими как Яков Серебрянский и ему подобные. И не менее гениальными менеджерами, такими как Лаврентий Берия. Эта система исчезла вместе с СССР. Мне кажется, что мир настолько изменился за век, что сейчас воссоздать что-либо подобное невозможно. Во всяком случае, в нашей стране. Однако в Китае, как мне представляется, аналогичная по функциям система работает и сейчас.

...Наши банки — это нечто иное, чем капиталистические банки. Они скорее приспособлены для получения маржи или ренты с монопольного статуса в деле распила государственных финансовых ресурсов. Но я думаю, что потребность в каких-то финансовых услугах — и личная, и корпоративная — она все равно сохранится. И будет как-то реализовываться. А форму жизнь уж как-нибудь подберет.

...Как мне объяснили, весь этот кризис застал бизнесы на одной из трех стадий. Кто был в товаре, тому повезло. Кто был в кредите, тот попал. Бизнес разделился на несколько групп в зависимости от того, где их долбануло.

...И это «заслуга» Кудрина, что была создана именно такая система. Изначально было две взаимосвязанных идеологии консолидации государства и сохранения его целостности: Суркова и Кудрина. Сурковская идеология — консолидация того, что осталось от Ельцина, в сегодняшнее государство, это идеологическая консолидации власти в Москве, ограничение властных возможностей губернаторов, разделение полномочий между муниципалитетами и государством — со спихиванием всех невыполнимых мандатов на муниципалитеты. Это то, что называется государственным строительством.

А вторая линия — это национализация рубля, превращение его из денежного товара в распределяемый ресурс, консолидация государства в процессе унижения губернаторов перед центром при выбивании ресурсов. Подробности можно почитать в книге Глеба Павловского, непосредственного участника реализации этих идеологий.

...Креативный класс — это самоназвание пены, образовавшейся в ходе действий власти по огосударствливанию всего и вся.. Это клерки, это журналисты, пиарщики всякие. Сейчас они лишаются доходов. И начинают осмыслять себя как некую целостность. Их рынок схлопывается, и они оказываются на улице. А уж качать свои иллюзорные права они умеют.

...Вся стратегия, которая была написана в 2011 году, была рассчитана на то, что рынок энергетических ресурсов останется таким же. А он накрылся, и, похоже, — надолго. И здесь вот большие проблемы — найти замены энергоресурсам, какие-то эквиваленты. Зерно не подходит. Металлы — рынок также упал.

В ваших работах раньше можно было прочитать, что неким светом в конце тоннеля может стать развитие экономики снизу. Начиная с муниципалитетов.

Так оно и происходит. Внизу люди делом занимаются, а если не занимаются, то побираются у государства..

Тогда мы в результате должны пройти трудный путь, когда этот черный нал, который ходит внизу, должен превратиться в нормальные деньги…

Пройдем или не пройдем — я не знаю. Но это может быть надолго.

Как-то плохо это описывается классическими экономическими теориями…

Экономист де Cото описывал в свое время нечто подобное в Перу. Он и другие социумы рассматривал. Это, в общем, не уникальное явление. Всегда, когда государство вот такое, как у нас, возникают компенсирующие структуры. Если государство находится с ними в мире, то как-то все живет. А когда мира нет, тогда получается Венесуэла. Да, мы сейчас приближаемся к Венесуэле.

Люди, которые находятся у власти, совсем не глупы, и они не подлецы и не воры. Проблема администраций в том, у них мозги настолько замусорены этой либеральной фигней, что они не могут принять реальность, которую они не контролируют, ту же гаражную экономику или отходничество. Она вызывает у них отвращение и желание ее переделать, заставить платить налоги — хотя бы. Но раньше — как им казалось — для переделки, для реформ были ресурсы, а сейчас ресурсов нет.

Не уверен в успехе государственной либерализации. У людей, занятых в таких бизнесах, специфическое отношение к государству, они ему не верят. У поколений, переживших искусственные дефолты, силовые отъемы бизнесов и собственности, нет оснований верить государству...

Источник: http://rebanking.ru/u-nas-net-ekonomiki-v-traditsionnom-smyisle-etogo-slova-rubl-eto-ne-dengi-a-resurs-beseda-s-simonom-kordonskim-professorom-niu-vshe/


Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!
Tags: Восток - Запад, Симон Кордонский, либерализм, цитаты, экономика
Subscribe
promo kot_begemott december 12, 04:34 119
Buy for 50 tokens
Если можете, помогите хотя бы немного. Номер карты Сбера: 4276 3800 5961 1900. Кошелёк Яндекса: 410011324008123 Счёт Paypal kot_begemot_@list.ru На счёт Яндекс-деньги: Помощь в любую сумму будет принята с благодарностью.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments