Игорь Лебедев (kot_begemott) wrote,
Игорь Лебедев
kot_begemott

Category:

Интересный материал


Марк Галеотти десятилетиями изучает политическую систему России, опираясь, в частности на инсайдерские данные. Мнение его имеет большой вес - текст опубликовал Европейский совет по международным отношениям (ECFR). Так что по тексту можно понять, как на нас смотрит Запад.
Самые интересные цитаты, как всегда, выложу у себя.
Такие публикации, по мере ухудшения положения в экономике будут запрещены, так что торопитесь, изучайте.
Интересно, что автор также считает, что Кремль недооценил возможную реакцию Запада.
Полностью автору доверять нельзя, но либералам маст рид однозначно.

Гидра Путина. Внутри российских спецслужб


...КГБ имел огромное влияние, он также занимался шпионажем, дестабилизацией и подрывной деятельностью, но всегда находился под контролем политических сил, стремившихся сохранить статус-кво. Под управлением Бориса Ельцина в 90-е Россия ослабла, и вместе с ней — ее спецслужбы. Во время первых сроков Путина они начали восстанавливать свое влияние, но в то время Путин проводил политику прагматичного сотрудничества с Западом.

Когда Путин вернулся к президентству в 2012 году, он «спустил с цепи» набравшие мощь спецслужбы, используя их во внутренних репрессивных кампаниях и кампаниях по дестабилизации за рубежом, в надежде построить новый миропорядок.

...Этот доклад отвергает распространенное мнение о том, что спецслужбы стоят за всеми решениями Кремля. Отсутствие единства и общих целей, а также зависимость от Путина говорят о том, что их стоит рассматривать как еще одну ветвь политической элиты. Система, при которой все полученные сведения после проверки и обработки проходят через президента, усложняет их применение и уменьшает влияние на политику.

...Роли, которые играют российские спецслужбы:



...Национальная гвардия, о создании которой объявили в апреле 2016 года, не занимается разведкой, это преторианская стража, которая подчинена лично Путину, — поэтому в этом докладе мы не будем говорить о ней детально. Но учитывая традицию российских ведомств расширять сферы влияния, не исключено, что и она найдет себе новое применение. За созданием Национальной гвардии последовало подчинение ФСКН Министерству внутренних дел. Другие ведомства без энтузиазма смотрят на появление нового конкурента.

...Если советские лидеры для большей эффективности возложили почти все обязанности по безопасности на одно ведомство — КГБ, их преемники пошли обратным путем, который привел к дублированию ответственности между ведомствами.

Например, в Украине до свержения Януковича в 2014-м действовали и Служба внешней разведки, и ФСБ. ГРУ было задействовано в Крыму, где расположен российский Черноморский флот. Даже МВД распространило свое влияние на киевские правоохранительные органы. Никто не ждал от Майдана такого исхода (хотя источник в МВД рассказал мне, что они предупреждали за месяц до начала беспорядков о том, что режим Януковича создал необратимую ситуацию своей неспособностью сдерживать протесты).

Когда Янукович бежал в Россию, Служба внешней разведки приняла на себя весь гнев Путина, выразившийся в увольнениях и понижениях (это подтвердил источник F6). Несмотря на то, что генерал ФСБ Сергей Беседа посетил Киев всего за 10 дней до побега Януковича, ведомству удалось избежать ответственности за провал, хоть и с большим трудом. ФСБ даже добилась приоритета в будущих разведывательных операциях в Украине7.

Это тот же принцип «соревнующихся ведомств», которым руководствуются и в США, но с примесью социального дарвинизма. Размытые границы и дублирование ответственности между спецслужбами приводит к войнам не только за сферы влияния, финансирование и доступ к власти, но и за бизнес-возможности для командования, а иногда просто за выживание.

Федеральное агентство правительственной связи и информации (ФАПСИ) испытало это на себе, когда альянс ФСБ, СВР и ГРУ привел к поглощению этого ведомства, но это один из вопиющих примеров. «Война силовиков» продолжалась с 2004 года. Совсем недавно ФСБ удалось поставить своего человека во главе управления экономической безопасности и противодействия коррупции МВД, замглавы которого погиб при таинственных обстоятельствах. Во время допроса в Следственном комитете он смог вырваться из рук охраны и выпрыгнуть из окна шестого этажа8.

...Есть и серьезные минусы. В погоне за быстрыми результатами спецслужбы предпочитают легкую добычу. Более того, желание угодить Кремлю не дает им своевременно обрабатывать и проверять информацию. Координация и обмен сведениями ограничены и происходят только под контролем Путина и его представителей.

К примеру, было невероятно важно, чтобы Зимняя Олимпиада в Сочи прошла гладко. Одно из доверенных лиц Путина вице-премьер Дмитрий Козак занимался организацией этого мероприятия. Он создал целевую группу во главе с Олегом Сыромолотовым, бывшим главой департамента военной контрразведки ФСБ и включавшую замминистра внутренних дел и замглавы Национального антитеррористического комитета. Такое количество высокопоставленных чиновников из разных ведомств в группе было необходимо: обычного уровня координации было недостаточно. Было очевидно, что карьеры этих чиновников зависят от продуктивней совместной работы и обмена сведениями. Как отметил источник из ФСБ: «Мы знали, что полетят головы; если бы нас не заставили сотрудничать, мы бы так и играли в свои игры».

...принудительные методы и рискованные операции говорят о том, что российские спецслужбы работают в режиме военного времени. Еще до ухудшения отношений с Западом они чувствовали, что над Россией нависла угроза.

Режим военного времени выражается в трех аспектах, которые можно проиллюстрировать цитатами. Первая: «Если Запад проигрывает, мы выигрываем». Этот подход «ни себе, ни другим» остался со времен Холодной войны и был озвучен российским академиком со слов командования СВР.

Вторая: «Над Россией нависла угроза», так выразился источник B, офицер ФСБ в 2014-м (до Крыма). Он привел в пример Майдан, который он считал делом рук западных спецслужб. Этот интеллигентный, образованный, повидавший мир человек утверждал, что Запад пытается свергнуть власть в России и тем самым уничтожить ее особенную историческую, религиозную и социальную идентичность, чтобы ослабить ее сопротивление гегемонии США.

Третья: «Лучше действовать, чем бездействовать». Фраза, которую источник F услышал на встрече с офицерами СВР. Источник А согласился с тем, что, несмотря на коррумпированность, российские спецслужбы поощряли риск, особенно в условиях конкуренции. Причиной или следствием этого стало ослабление контроля МИД над операциями за рубежом, которые могли иметь негативные последствия для имиджа России. Например, похищение ФСБ эстонского офицера безопасности, которое, судя по всему, прошло при минимальном участии МИДа.

...Когда в 2015 году 10% сотрудников ФСБ сократили из-за финансового кризиса, это стало шоком для ведомства, бюджет которого увеличивался каждый год с 1999-го, даже в кризис 2008-го18.

Их политическое влияние тоже возросло. После возвращения Путина в 2012 году баланс силы сместился, и шпионам стало намного легче пробиваться и в Москве, и в посольствах. СВР и агенты ГРУ под дипломатическим прикрытием работают в посольствах, и их действия отражаются на работе МИДа. Источники C и F отметили, что во время первых сроков Путина, если действия агентов СВР наносили урон репутации России, министр иностранных дел Сергей Лавров мог «вызвать кого-то из Ясенево (резиденция СВР), чтобы наорать». Даже чиновники пдминистрации президента должны были приносить извинения, если операции ГРУ шли не по плану.

...Несмотря на свою тесную связь с ФСБ, Путин часто отказывал ведомству в воплощении его наиболее амбициозных планов, в которых оно собиралось поглотить ФСКН и даже СВР, создавая тем самым что-то вроде ФСБ 2.0. Будучи бывшим силовиком, он знает, как опасно давать отдельному ведомству слишком много власти. Вместо этого он поощряет соперничество между ними — например, между СВР и ГРУ, или между Генпрокуратурой и СК.

...Спецслужбы, в свою очередь, должны поддерживать свой статус. После Грузинской войны 2008-го репутация ГРУ сильно пострадала. Их спецназ хорошо себя показал, но в правительстве считали, что разведка в целом провалилась. Неактуальные сведения о местоположении противника привели к авиаударам по пустым аэродромам, а анализ информации в ГРУ не отражал реального положения дел, и в итоге Кремль недооценил грузинскую армию.

Соперники ГРУ не хотели упускать свой шанс. СВР потребовала приоритета во внешней разведке, ФСБ голодными глазами смотрела на радиоэлектронную разведку ФАПСИ, которая находилась в ведении ГРУ с 2003 года. Даже военные воспользовались ситуацией. В 2010-м Кремль передал спецназ Вооруженным силам РФ19 и сократил тысячу офицеров ГРУ20.

Ходили слухи, что военная разведка перейдет из ведения Генерального штаба. Это был бы большой удар по репутации ведомства, оно бы лишилось своей автономии, а его глава уже не смог бы напрямую обращаться к президенту. В конце концов Игорь Сергун, возглавлявший ГРУ с декабря 2011-го до своей смерти в конце 2015-го, смог прервать эту черную полосу благодаря удаче и хорошему знанию того, что происходит в Кремле21. Это был показательный пример того, как будущее ведомства зависит от его эффективности или, по крайней мере, видимости эффективности.

...Все европейские контрразведывательные ведомства согласны в одном: российские разведывательные операции проводятся крайне профессионально. Хотя с постановкой задач все не так гладко. СВР и ГРУ хорошо знают свою задачу с военной точки зрения, но их политические цели порой наивны и отражают их сомнительные знания о демократических политических системах.

Одной из целей нескольких агентов, раскрытых в США в 2010-м, было проникновение в аналитический центр с целью выяснить его назначение, о котором можно было узнать на его сайте24. В других случаях агенты должны были найти информацию, которая уже была доступна из открытых источников. Например, согласно предъявленным ему обвинениям, «нелегал» Евгений Буряков, когда перед ним поставили задачу выяснить, как экономические санкции отразятся на России, просто воспользовался поиском в интернете25.

...Куда более часто встречается использование спецслужб для поддержки политических и других движений, полезных для Москвы. Эта практика давно применяется в странах, которые, по мнению Кремля, входят в сферу влияния России. Например, поддержка ФСБ Ренато Усатого на выборах в Молдавии в 2014-м28. СВР и ФСБ сейчас особенно активны в Европе. Организации, которые они поддерживают, включают противников добычи сланцевого газа (которые, пусть и ненамеренно, помогают поддерживать спрос на российский газ), националистические группы, русскую диаспору в странах Балтии и всевозможных сепаратистов от Испании до Шотландии.

...Еще до нынешнего экономического кризиса Кремль наивно полагал, что, как и в случае с СССР и КГБ, разведка поможет сократить экономическое и технологическое отставание.

Хоть спецслужбы и занимаются дискредитацией идеи долгосрочных экономических санкций, последние не ограничили доступ России к мировым рынкам, а значит, не являются для спецслужб первоочередной проблемой. Основной экономической задачей СВР, в частности, является поддержка ключевых контрактов России за рубежом, таких, как оснащение чешской АЭС «Темелин»30. В ход идет все: от шантажа и подкупа распределяющих контракты чиновников до промышленного шпионажа.

Тем временем ГРУ и СВР пытаются получить доступ к технологиям, которые по разным причинам недоступны России. К примеру, в 2012 году ФБР раскрыло сеть агентов, использовавших техасскую компанию, чтобы нелегально переправить в Россию высокотехнологичную микроэлектронику военного назначения31. Германия, в свою очередь, раскрыла операцию СВР по получению доступа к технологиям возобновляемой энергии32.

...Главная роль спецслужб — охранять режим. Так было при царях, императорах, большевиках, и в современной России этот принцип все еще работает: защищать не конституционный порядок, а конкретных лиц. Операции проводятся с целью не допустить внешнего «вмешательства» в дела Кремля и разделить стратегических противников, таких, как Евросоюз.

В условиях падающего уровня жизни Путин больше не может поддерживать рейтинг обещаниями «стабильности» и укрепляет свою позицию с помощью образа внешнего врага и обещаний о возрождении величия России. Спецслужбы играют важную роль не только в создании этого образа, но и в проведении операций против врагов государства, настоящих и выдуманных.

Борьба с терроризмом всегда была приоритетной задачей российских спецслужб: от выслеживания и уничтожения главарей с их сторонниками до отслеживания вербовщиков и источников финансирования. Террористическая угроза больше не исходит только с Северного Кавказа: под подозрением — все российские мусульмане и мигранты из Центральной Азии, — а значит, спецслужбы нуждаются в больших ресурсах.

В то же время многие ведомства занимаются выслеживанием и подавлением диссидентов и критиков власти...

... Известные фигуры, такие, как либерал-националист Алексей Навальный и коммунист Сергей Удальцов, находятся под пристальным вниманием ФСБ, СК и Центра «Э». Критику пытаются заглушить, как с помощью давления на отдельных лиц (ФСБ возродило практику «профилактических бесед» КГБ), так и через препятствование свободному распространению информации, с помощью интернет-троллей и давления на независимые медиа, такие, как канал «Дождь».

Экономическая нестабильность подняла волну небольших протестов рабочего класса. Спецслужбы не только отслеживают попытки организовать забастовки, но и изучают общественное мнение в целом с целью подавить зарождающийся протест на ранних стадиях. Ответственные здесь — МИД и ФСБ, а также ФСО с их широким спектром обязанностей, в которые входит проведение своих собственных социологических исследований и управление межведомственной оперативной группой, которая направляет средства в проблемные регионы33.

В целом, российские спецслужбы чрезвычайно активны и универсальны. Они выполняют намного более широкий спектр обязанностей, чем их коллеги на Западе. Они возродили советский принцип работы спецслужб как многофункциональных инструментов Кремля. Неясно, устраивает ли их самих такое положение дел и насколько далеко они могут пойти, стараясь угодить Кремлю. Например, хотели ли агенты СВР участвовать в операции с чешским ядерным контрактом? Действительно ли люди идут в ФСО, чтобы заниматься социологическими опросами? Другими словами, являются ли спецслужбы боярами Путина или его слугами?

...В 1999-м, незадолго до того, как Путин занял пост исполняющего обязанности президента, он произнес тост перед бывшими коллегами из КГБ: «Группа сотрудников ФСБ, направленная для работы под прикрытием в правительство, на первом этапе со своими задачами справляется»34. Конечно, это была шутка, не было никакого плана по внедрению в Кремль, а Путин — не просто агент ФСБ. Тем не менее многие считают, что «бразды правления в России захватили чекисты» и что ФСБ «установила контроль над экономическим и политическим секторами», создав «новое гэбистское государство»35.

Возможно, из таких заявлений получаются красивые заголовки, но доказательств тайного подчинения руководства страны ФСБ и чекистам в целом нет. Так, Путин заявил, что принял решение об аннексии Крыма лично и лишь затем собрал главы ведомств, чтобы обсудить ее осуществление36. Более того, было много случаев, когда спецслужбы не получали того, что хотели, существуют четкие доказательства разногласий между ведомствами и внутри них. Проще говоря, престиж и большие бюджеты еще не гарантируют контроля и, тем более, единства.

...Обычно ведомства объединяются перед лицом общей угрозы. Согласно источнику D, ФСБ поддержала ГРУ, когда оно попыталось воспрепятствовать назначению Дюмина, человека извне, главой военной разведки; ФСБ не нравился сам прецедент. Как показывает практика, солидарность пропадает, как только появляется возможность заработать или избежать ответственности. Бюрократическая борьба вредит интересам отдельных ведомств. Например, Генеральная прокуратура, которая изначально поддержала Бастрыкина в его желании пересмотреть всю правовую систему в целом, предложила Путину законопроект, который передавал ей надзорные полномочия, возвышая над Следственным комитетом43.

Политика Путина была благоприятной для спецслужб, она отражала многие их взгляды. Причиной могло послужить то, что Путин сам работал в КГБ, а также то, что элите пришлось приспосабливаться к потере статуса силы мирового уровня. В результате либеральное, готовое к реформам меньшинство было вытеснено из большой политики, но нет доказательств, что к этому приложили руку чекисты.

Сыромолотов после успешного выполнения своих обязанностей на Зимней Олимпиаде в Сочи был назначен заместителям министра иностранных дел по противодействию терроризму. Это не было внедрением ФСБ в МИД. Скорее это говорит о надежде Кремля наладить сотрудничество с Западом в единственной сфере, в которой он может стать незаменимым партнером в условиях санкций.

...Совет безопасности включает представителей всех спецслужб. На практике это скорее консультирующий, нежели принимающий решения орган. В него входят 30 человек, включая Путина. И это не место для осмысленных дискуссий. Скорее это управляющий форум. Совет слушает доклады, объявляет о решениях и решает технические вопросы, касающиеся координации и юрисдикции. Самый важный аспект деятельности совета — работа секретаря Патрушева и его секретариата.

Патрушев — один из ближайших соратников Путина, еще один бывший офицер КГБ. Путин выбрал его в качестве своего преемника на посту директора ФСБ до того, как тот стал секретарем Совета безопасности в 2008-м. По сути, Патрушев занимается надзором за разведкой.

Он следит за тем, чтобы спецслужбы выполняли волю Кремля, и разбирает вопросы, недостаточно важные для Путина. Он также передает руководству взгляды спецслужб на различные проблемы. Так, в 2012 году он удивил многих, сказав в интервью, что массовые протесты «свидетельствуют о свободной активности наших граждан. […] они участвуют таким образом в процессе выработки важнейших государственных решений»44. Согласно источнику в МВД, он говорил от лица министерства, которое не хотело, чтобы его произвольно использовали против мирных протестующих.

Его воинственные публичные высказывания варьируются от знаменитого «США предпочли бы, чтобы России вообще не существовало» до заявления о том, что «слова лидеров некоторых стран Запада об оборонительном характере НАТО лишь прикрывают агрессивную сущность альянса»45. Как сказал источник С: «Если ты хочешь, чтобы он одобрил твой доклад, он должен быть написан максимально грубым языком».

Задача его секретариата — анализировать и распространять информацию и составлять документы для Совета безопасности и президента, а также следить за выполнением президентских указаний. В частности, секретариат играет ведущую роль в периодическом пересмотре российской Стратегии национальной безопасности. У него есть право запрашивать отчеты у любого ведомства, включая спецслужбы. Это один из главных каналов информации Кремля.

Несмотря на особенное положение, секретариат довольно мал. Когда Путин пришел к власти, весь персонал насчитывал 200 человек, и едва ли с тех пор эта цифра сильно изменилась. Для примера, в британском секретариате Кабинета министров работает больше 2000 человек, а аппарат директора Национальной разведки США насчитывает 1600 сотрудников. Другими словами, секретариат Совета безопасности способен разве что составить общую картину и выделить главные доклады, достойные внимания президента.

...Хотя представители многих ведомств могут обращаться к Путину напрямую, большая часть информации доходит до него через администрацию.

Неслучайно глава этого учреждения также в свое время служил в КГБ. Сергей Иванов, бывший секретарь Совета безопасности, также служил в СВР и ФСБ и имеет дружеские отношения с Путиным. И хотя он более сдержан в своих публичных высказываниях, чем Патрушев, его взгляды мало чем отличаются, и он задает тон в организации.

Администрация президента — организация в первую очередь политическая, а не разведывательная. Разведка — только один из источников информации, которая собирается и сортируется администрацией для высшего командования и, в первую очередь, для президента. Она больше похожа на британский Кабинет министров, но в ней нет центрального отдела, наподобие британского секретариата разведывательного комитета; вместо этого несколько отделов работают с равным количеством информации.

В самих ведомствах не знают, как и для чего будет использоваться информация. Чиновники администрации, не имеющие опыта работы в разведке, решают, кому из руководства направить тот или иной отчет. Таким образом, использование материалов, как правило, продиктовано политическими соображениями.

Путин известен своей подозрительностью, поэтому в администрации требуют, чтобы информация была подтверждена из нескольких источников. В итоге ценные засекреченные данные могут быть перемешаны со статьей из газеты или докладом из аналитического центра. В результате ценная информация растрачивается впустую или попросту теряется.

...Персональный способ передачи информации предполагает, что многое зависит от способности президента принимать плохие новости и от готовности агентства «положить плохие вести на царский стол». После своего возврата к президентству в 2012-м Путин стал враждебно относиться к критике.

Это заметно по уменьшению круга доверенных лиц и отдалению наиболее либеральных и свободомыслящих бывших соратников, таких, как Алексей Кудрин.

Это заметно и в сфере разведки. Многие офицеры ГРУ говорят, что ведомство процветает только благодаря таланту льстеца Игоря Сергуна. Как сказал источник С: «Он умел обольщать, изображая при этом грозного солдата». Другой мой собеседник был еще точнее: «Сергун всегда плыл по течению. Он подбирал слова, чувствуя настроение собеседника. Он даже записывал хорошие фразы в блокнот на всякий случай».

Многие связывают относительно низкий статус СВР с холодными отношениями между его главой Михаилом Фрадковым и Путиным, а также с медленной адаптацией ведомства к меняющимся обстоятельствам. Во время обсуждения использования социального консерватизма в Европе для создания нестабильной обстановки СВР выражала сомнения по поводу этой стратегии, в то время как ФСБ проявила больший энтузиазм и применила ее.

...Чтобы попасть «в кабинет» и влиять на политику, главы ведомств не должны выполнять свои прямые обязанности — доносить факты без оглядки на последствия. Они должны приукрашивать и подстраиваться под президента, а иначе — рискуют потерять доверие. Пожалуй, лучшей иллюстрацией этому служит расцвет ФСБ. Ведомство проводит брифинги даже по зарубежным делам, которые не входят в его ведение. И это только начало. Один западный дипломат предположил, что вера Путина в нелепые теории заговора, как в случае с Майданом, берет начало в брифингах ФСБ, «которая, очевидно, черпала информацию из желтых газетенок, а не из проверенных источников».

Конечно, ошибочно предполагать, что все решения принимает Путин. Он участвует в решении некоторых частных вопросов, особенно в распределении средств, но во многих сферах он просто задает общие параметры и ждет, когда ему предоставят решение. Он создает рынок идей и выбирает понравившиеся. Ведомства могут использовать это, устраивая дискуссии по тем или иным вопросам.

Иногда они действуют через дружественных законотворцев, которые предлагают законы, инициирующие обсуждение выгодных для ведомств тем48. ФСБ часто пользуется услугами Ирины Яровой, бывшего прокурора и члена думского комитета по безопасности. Она, например, выдвигала на рассмотрение законопроект, позволивший ФСБ стрелять в женщин и детей при определенных обстоятельствах49. У каждого ведомства есть свой ручной парламентарий — от главы фракции «Единой России» Владимира Васильева до бывшего журналиста и друга Генпрокуратуры Александра Хинштейна.

...Следующая система категоризации негласно использовалась многими генералами53:

«Я разделяю своих офицеров на четыре класса: умные, трудолюбивые, ленивые и тупые. Каждый офицер всегда обладает двумя из этих качеств».

«Того, кто умен и трудолюбив, я направляю в Генеральный штаб. При определенных обстоятельствах ленивый и тупой тоже может принести пользу. Умного и ленивого можно назначать на высшие руководящие должности: он обладает психической стойкостью и ясностью ума для принятия тяжелых решений. Но если человек туп и трудолюбив, от него нужно немедленно избавиться: он слишком опасен».

Похожим образом можно классифицировать и спецслужбы. Они бывают агрессивные и оборонительные, хорошо контролируемые и бесконтрольные. Плохо контролируемые оборонительные ведомства не приносят вреда в мирное время, но и не защищают во время войны. Хорошо контролируемые оборонительные ведомства станут надежным щитом против врага.

Агрессивные становятся грозным оружием, если поддаются контролю, но если нет — тогда они наносят государству огромный урон.

По поводу агрессивности российских спецслужб сомнений не возникает. Более важный вопрос: как хорошо они управляются — не только в повседневной работе, но и при выполнении задач и добыче данных, влияющих на мировую политику? Насколько хорошо они вписываются в более широкую стратегию?

Украинский конфликт дал нам возможность разобраться в этом вопросе. В Крыму и на Донбассе российские спецслужбы сработали великолепно на тактическом уровне — точное указание позиций украинских сил, готовность офицеров сражаться, когда правительственные войска готовились к атаке. Более того, они приняли ряд действенных мер — от террористических и хакерских атак до дезинформационных кампаний и политических уловок.

С другой стороны, недостаток политической и экономической разведки был очевиден до и во время кампании. Либо спецслужбы не ожидали, что Запад будет действовать более решительно после Грузинской войны 2008-го, либо они не донесли свои опасения до руководства, либо оно их не услышало. Так или иначе, этот провал разведки не был единичным случаем, он указывает на серьезную проблему в системе.

Спецслужбы, которые сейчас принимают активные меры на Западе, могут казаться эффективными, но с точки зрения стратегии они катастрофически близоруки. Россия не создавала то тектоническое давление, которое сейчас разрывает Европу на части (явления от национализма до кризиса беженцев), но она с радостью использует его в своих целях. В долгосрочной перспективе это едва ли приведет к расколу Европы и господству России. Снимут санкции или нет, а Россия приходит в упадок и дестабилизируется с каждым днем все быстрее. Более того, агрессивные действия России отдалили ее от таких стран, как Германия, активизировали НАТО и уничтожили то немногое, что оставалось от ее былого влияния.

И в этом ирония. Путин получил разведсообщество, которое он так хотел: мощную, свирепую, многоголовую и послушную Гидру. Но он сам и его мечты о возрождении России как великой державы стали настоящей жертвой этого неуправляемого чудовища. Спецслужбы подыгрывают его фантазиям вместо того, чтобы информировать и расширять его представление о мире, как и положено хорошей разведке.

Когда головы Гидры не грызутся между собой, они своими действиями поддерживают образ России — дикаря и разбойника: в лучшем случае — силы, которая не соблюдает международный этикет, а в худшем — непредсказуемой угрозы, с которой нельзя достичь понимания. Как отметил источник Е: «Чем более заняты и ''продуктивны'' спецслужбы, тем большую цену мы за это рано или поздно заплатим».

...Несмотря на все вышеописанное, это не новая Холодная война. Русские не представляют для Запада серьезной геополитической угрозы в долгосрочной перспективе, и европейским правительствам уже сейчас стоит задуматься о восстановлении отношений с Россией после ухода Путина.

...Россия — угасающая сила среднего уровня, которой удалось добиться непропорционального влияния с помощью концентрации средств, политического контроля и готовности нарушать правила международного поведения. Но это ненадолго. Неспособность России управлять своими собственными спецслужбами говорит о том, что вся система не сможет долго существовать при нынешних ограничениях.

...Кроме открытых источников, этот доклад основан на разговорах с людьми, служащими или служившими в российской разведке либо имевшими опыт работы с ними. По понятным причинам мы не можем назвать их имена. Мы можем дать лишь общую информацию о деятельности шести (источники A-F) из них, которые особенно помогли при создании этого доклада.

Источник A — бывший офицер разведки, работавший в аналитическом отделе сначала КГБ, а затем ведомства-преемника.

Источник B — полковник ФСБ, имеющий опыт работы в экономической безопасности и контрразведке.

Источник C — иностранный политический эксперт, работавший в государственном аппарате при Путине и имевший доступ к разведданным. Он утверждает, что никогда не работал в разведке, но направление его карьеры говорит об обратном.

Источник D — журналист, находящийся в контакте со службами безопасности и разведкой; кроме того, в разведке работает его близкий родственник.

Источник E — отставной сотрудник балтийской контрразведки, раннее работавший с КГБ.

Источник F — российский академик со связями в МИД и СВР; один из его родственников работает в секретариате Совета безопасности.

Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!
Tags: Восток - Запад, из жизни клоунов, политика, цитаты
Subscribe
promo kot_begemott december 12, 04:34 120
Buy for 50 tokens
Если можете, помогите хотя бы немного. Номер карты Сбера: 4276 3800 5961 1900. Кошелёк Яндекса: 410011324008123 Счёт Paypal kot_begemot_@list.ru На счёт Яндекс-деньги: Помощь в любую сумму будет принята с благодарностью.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment