Игорь Лебедев (kot_begemott) wrote,
Игорь Лебедев
kot_begemott

Category:

Философия "русского рабства"




Современные отечественные авторы искусственно наделяют советского человека чертами русского. Те черты, которые всегда отличали наш менталитет, они относят целиком к советским.

Это не просто заблуждение. Это своего рода лукавство. Дело в том, что если принять, что некие особенности и черты были искусственно привнесены (порождены) советским периодом нашей истории, который сам был в некоторой степени искусственным, то задача изменения (преодоления) их весьма упрощается.

Если же это черты нашего менталитета, присущие ему на протяжении многих столетий (если не тысячелетия), то непонятно, что с ними делать. Нужны совсем другие предложения по изменению положения, потребно совсем другое качество анализа. Выходящее на философский уровень. Здесь простой социологией не отделаешься.

Большинство авторов не имеют для этого необходимого теоретического инструментария.

Первая точка зрения очень удобна для журналистов и поверхностных исследователей. Она позволяет придерживаться распространённой иллюзии, что общество меняется через смену лидера. Достаточно придти к власти человеку доброй воли, принять правильные законы, всё и общество чудесным образом изменится. Читай - станет как западное.

В этом и заключается самый корень упрощения проблемы.

Авторы этого типа (их не просто большинство - это все) отталкиваются от западных моделей, как от печки. Это их главная, и замечу, единственная точка отсчёта.

Обвинять их в столь упрощённом подходе достаточно сложно - наши общественные науки, 70 лет засилья марксизма как непререкаемой догмы остававшиеся в загоне, сразу после открытия границ начали восторженно и некритично усваивать всё, что было наработано западными гуманитарными специалистами. Даже сам язык общественных наук был полностью заимствован. Считается хорошим тоном употреблять т. наз. "академическую лексику" - которая и состоит из сплошь заимствованных терминов и системы категорий. Как представляется, здесь мы имеем дело с необоснованным переносом опыта естественных наук в гуманитарную область. В естественных науках такое копирование и логично, и даже необходимо.

Собственно, процесс "русификации" гуманитариев ещё не только не окончен, но даже и не начат. В общественных науках пока не ставилась такая задача. Как представляется, она будет поставлена сами временем - когда общество накопит достаточно знаний для того, чтобы общественные науки обрели должную самостоятельность.

Между тем, использование чужого категориального аппарата и чужой терминологии вынуждает специалиста глядеть на отечественные проблемы чужими глазами. То есть - искусственно подгонять их к ставшими привычными категориями исследования и системе понятий и представлений. Первым на эту проблему указал, если мне не изменяет память, экономист Михаил Хазин. Он утверждал, что у нас нет адекватного языка для описания наших задач.

Отсюда - и упрощённый взгляд на существующие общественные проблемы. Издавна присущие русскому человеку особенности сквозь призму западных представлений интерпретируются чаще всего как "рабские". Ранее я уже показывал, что такая интерпретация и логична, и последовательна. Одно-единственное неверное допущение влечёт за собой не только неверные выводы, но полностью неадекватную систему представлений и неадекватные же способы решений. Неадекватные российской жизни, разумеется.

Весь этот подход в корне неверен. Желание авторов, вскормленных на западной науке (а также либерального крыла всего нашего общества) навести порядок путём смены Президента - точно такой же карго-культ, как и многое другое в русском отношении к миру. Вся совокупность общественных проблем сводится к злой воле нынешнего государственного лидера. Нетрудно видеть, что при таком подходе общество рассматривается упрощённо, как, например, автомобиль. Направление и скорость поездки целиком зависят от водителя.

Президент венчает уже существующую систему. И меняется она иным путём. Через прогресс нравов, рост общественного самосознания и совершенствование законодательства и социальных институтов. Всё это единый и весьма длительный процесс.

Конечно, главе государства проще это сделать, чем нам, рядовым гражданам. В смысле - поставить такую задачу. Но непосредственно через смену лидера она не решается. Прежде чем задаваться такой проблемой, следует изучить других желающих занять высший пост. Они точно понимают, как решаются наши задачи? В своих предвыборных документах они представили модель такого решения? Они знают, куда следует двигаться России? Или снова будут наступать на грабли, бездумно копируя западный опыт?

Сама по себе смена лидера ничего не изменит. Нам нужен Президент, готовый на качественно иной подход, с качественно иными решениями. Желающих бездумно идти по западному пути предостаточно и в существующем правительстве.

Интересно, что российское низовое сознание очень точно и всего одной фразой выставило диагноз авторам либерально-западнического толка: "им попался неправильный народ".

Показательна реакция рассматриваемых авторов на рассуждения, аналогичные приведённым. Все до единого используют выражение: "Ага, снова поиск "третьего пути! Знаем мы это! Уже проходили".

Непонятно, о каком третьем пути идёт речь. Почему обязательно путь? Всего лишь необходимо строить развитие с учётом особенностей национального менталитета. Как это сделали японцы, например. И следует задаться целью постижения особенности и основ русской жизни, используя не только западный подход и западный строй мышления.

Нужно всего лишь не бояться признавать наши особенности. И не бояться копать максимально глубоко.
Самое главное - не нужно стесняться быть русскими. Тогда всё получится.




В приложении - рассуждение одного из таких авторов, которое можно рассматривать как эталонное. Помещённые (сугубо добровольно) в прокрустово ложе западного подхода, все они пишут одно и то же.

"В 1990-е годы (пост)советский человек никак не хотел уходить со сцены. Российское население как бы разделилось на две части: одни стали «сами себе предприниматели» — крутились, выживали, меняли профессии и города, а другие ждали, пока им помогут. К началу 2000-х годов власть осознала, что первая часть ей мешает: это те, кому «все время что-то надо». А вторая — наоборот, очень удобна. Многого она не просит и готова выписать вечный ярлык «на княжение». Не долго думая, власть выстроила абсолютно рациональную и пока беспроигрышную стратегию: всеми возможными средствами пестовать, лелеять, холить и кормить постсоветского человека — своего верного помощника и опору, а слишком самостоятельных понемногу урезонивать.

Постсоветский человек обладает несколькими весьма полезными (можно даже сказать «питательными») для авторитарной власти свойствами. Это, во-первых, уникальная психологическая и моральная приспосабливаемость к тоталитарным режимам, готовность сливаться с ними в симбиозе, отмечают в одной из своих работ Гудков, Дубин и Зоркая. Во-вторых, это выделенные Левадой черты постсоветского человека: самоизоляция (враждебное отношение к тем, кто мыслит иначе, подозрительность к «сложному», «чужому» и «иному»), государственный патернализм, имперский синдром, готовность раствориться в социальной системе. В-третьих, такой тип личности — принципиально деиндивидуализированный, противостоящий всему элитарному и своеобразному, «прозрачный» (доступный для контроля), примитивный по запросам, подчиняющийся примитивным механизмам управления. В-четвертых, в представлении такого человека производитель основных общественных благ (от медицины и образования до науки и искусства) — государство. Государство при этом мыслится как самодостаточный, независимый от общества объект. Постсоветский человек ориентируется на привычные государственные формы вознаграждения и социального контроля. А государство и радо играть воспитательную, попечительскую, патерналистскую роль: чем выше спрос на эти функции, тем больше у бюрократов ресурсов для перераспределения.

Наконец, советский человек — часть милитаризированного, закрытого репрессивного общества. Его интеграция с государством основана на самоограничении и лояльности, сплоченности перед внешними и внутренними врагами, отмечали Дубин, Гудков и Зоркая. Все, что требует государство, советский человек с готовностью понимает как свою повинность, как исполнение патриотического долга. Государство в обмен должно заботиться об удовлетворении его основных потребностей. Поэтому затяжная социально-экономическая депрессия в перспективе может привести к эрозии отношения к государству — если только не замещать недостаток хлеба избытком зрелищ.

На рубеже 1990–2000-х годов власть гениально «поймала», уловила тоску последних советских и первых постсоветских поколений по былому величию, готовность идеализировать недавнее прошлое, моральный релятивизм и прочие черты, которые легко эксплуатировать. В следующие 15 лет мы увидели, сколько можно добиться целенаправленной экономической политикой и пропагандой" (Борис Грозовский. "Изобретённая традиция СССР").
Tags: Восток - Запад, Русская Идея, либерализм, философия
Subscribe
promo kot_begemott august 8, 04:34 123
Buy for 50 tokens
Если можете, поддержите хотя бы немного. Номер карты Сбера: 4276 3800 5961 1900. Кошелёк Яндекса: 410011324008123 Счёт Paypal kot_begemot_@list.ru На счёт Яндекс-деньги: Помощь в любую сумму будет принята с благодарностью.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment