Игорь Лебедев (kot_begemott) wrote,
Игорь Лебедев
kot_begemott

Categories:

О русском национальном менталитете. Часть 2



Я также утверждаю, что эта конструкция, когда нация расколота на патриотов и либералов, является слабой. Иисус Христос говорил, что не может уцелеть дом, который разделился сам в себе. Это слабая конструкция, западники и либералы должны быть объединены на каком-то общем основании. Это основание – справедливость.

Тут надо сделать еще одно очень важное и интересное дополнение. Я кажется вдруг понял, что является основой нашего русского карго-культа, любовь к копированию результата в надежде получить приведший к нему процесс. Кажется, я понял, откуда растут ноги. Когда либерал предлагает копировать Запад, он предлагает скопировать результат развития, а не само развитие. Он предлагает именно скопировать результат, причем скопировать максимально близко. Когда скопировали систему пенсионного обеспечения Запада, а потом выяснилось, что она не рассчитана на наши доходы. Что для этого надо получать 50 тысяч, тогда оно будет работать, а сколько людей у нас в России получает 50 тысяч?

Ты помнишь мой текст «Христианство и мировое бабство»? Я обвинил восточное христианство – совершенно еретическое обвинение – что оно выпустило самый главный процесс. Вот существую я, и вот существует Царствие небесное, куда я должен попасть. Я должен прийти на землю и начать здесь строить, начать здесь делать, а потом, по результатам, я уже туда попаду. Бог либо поместит меня в это Царствие небесное, либо нет. Но что я делаю? Я говорю: «То, что я должен делать на земле – это фигня. Самое главное поститься, молиться и слушать радио Радонеж, а чем ты будешь заниматься, это не так важно». Я начинаю молиться, поститься, чтобы попасть в Царствие небесное, а на земле я занимаюсь фигней. Я – купец, утром выхожу, крещусь на маковки всех церквей, посты все соблюдаю, причащаюсь, молюсь, хожу на все службы, а потом прихожу и избиваю мальчиков, которые у меня в лавке услужении смертным боем. Хотя они этого не заслужили. Вот, пожалуйста, разрыв.

Я там использовал такой образ: тот, кто собирается спастись и занимается только тем, чтобы спастись, выглядит как играющий в шашки, который хочет перепрыгнуть через все поле и сразу попасть в дамки. Нет, ты поработай на этом поле!

В восточном христианстве разобщено наше земное делание и спасение. Восточное христианство преподносит дело так, что спасение – главное, а земное делание – не главное, им можно пренебрегать. И потому им пренебрегают.

И вот этот прыжок, сразу в конечную точку, вот он сформировал наш менталитет таким образом, что мы и в копировании Запада получаем точно так же эту точку, последнюю. Вот у них велодорожки, и у нас велодорожки, а как у них строилась вся эта система…давайте и у нас сделаем. Удобно – неудобно, у них есть, и у нас давайте сделаем. Такая вот логика. В результате чего у них нет маленьких киосков? У них есть маленькие магазинчики, встроенные в здание. У нас таких маленьких магазинчиков нет, вся Москва была спроектирована без них, но давайте снесем киоски, потому что на Западе же таких нет. Вот это типичный карго-культ. И он связан с восточным христианством, которое ведь то же самое делает: давайте перепрыгнем в спасение, а то, что вся земля лежит во зле…

У меня был духовник, великолепный духовник, монах, потом он стал архиепископом. Когда я бросил бизнес и приехал к нему, сложил ручки: «Благословите на занятия философией», он мне сказал: «А зачем? Все, что нужно для спасения, уже написано святыми отцами. Занимайся спасением, постись и молись». И запретил)) Я же могу принести людям пользу своими писаниями, но зачем? "ты главное спасайся". Ни к чему что-то делать для других.

Это самый классический пример. Самое главное – спасение, и хоть трава не расти. Вот поэтому мы и не развиваемся. Потому что в нас это уже залегло, и даже те, кто не хотят спасаться, им нафиг оно не нужно – они все равно мыслят "карго-культово". А вот давай скопируем у других, вдруг получится.

Все равно хотят сразу сорвать большой куш. Взять бизнесмена. Ему обязательно нужно получить сто процентов прибыли. Я свое время сидел в офисе официального дилера, у которого обслуживался. Спрашиваю: «А сколько стоит зеркало в сборе, но некрашеное?». Мне отвечают: «Двадцать тысяч». И тут он отошел. Я разворачиваю его монитор, смотрю в экран, на закупочную цену этого зеркала. В сборе, с моторчиком поворота, с корпусом, с подогревом, со всеми причиндалами, его только покрасить и прилепить. Закупочная цена – 10 тысяч. А продают его за 20. И это без покраски. Им почему-то надо получить 100% прибыль. Ведь это тот же самый карго-культ, вот чтобы сразу перепрыгнуть. А почему ты не хочешь получить 30%, купить за 10 тысяч, а продать за 13? Почему именно 100%? И вот эти 100% в бизнесе везде. Молоко в магазине, которое стоит 50 рублей, было куплено по 25. Когда оно начинает портиться, они его ставят по 35 рублей. Или по 30. Но они его покупали за 25, а продают за 50. Эта логика – сразу получить максимум, хапнуть и сбежать, а здесь трава не расти – это нам восточное христианство обеспечило. Это его влияние. Это не то, что я предлагаю отказаться от восточного христианства, но надо понимать, что это тяжкое его наследие, такой результат.

Тем не менее, я сделал предположение, что это мы получили в результате разделения церкви. Я там в тексте "99 признаков" привел пример, немного фантастический. Что был настоящий рабочий автомобиль, приходит злой волшебник и разделывает его. Одним достается теплая кабина с красивыми лампочками, они сидят там, греются, и никуда не едут, говорят: «Благодать преодолевает естества чин», красивая кабина, никуда ехать не надо, у нас и так все благодатно. А другим досталась ходовая часть, двигатель, и отсутствие руля, потому что руль остался там, в кабине. И вот эта часть поперла, хрен знает куда. С двигателем, с очень мощным и великолепным, но с отсутствием руля. Самое главное – движение, прогресс.

Это абсолютно новое и еретическое представление о разделении Церкви, но я считаю, что в результате разделения христианства оно поделилось на западную динамичную часть и восточную, которая только медитирует и никуда не едет. Официально в церкви принято как считать: католики считают, что мы от них откололись, от полноты церкви, а мы считаем, что католики от нас откололись за счет филиокве, непогрешимости Папы Римского и так далее.

Налицо та ситуация, когда мы, русские, по сути своей нетерпеливые люди. Нам надо сразу получить все. Мы не хотим трудиться поколениями, как на Западе. Помнишь, я тебе рассказывал о той истории, когда дубы посадили за 600 лет в Вестминстере (https://vk.com/igor_v_lebedev?w=wall31873820_11174%2Fall). Мы, русские, так не можем, нам надо сразу получить все. Нам надо хапнуть и убежать.

По этой же причине некоторые историки, как я заметил, обвиняют Петра I в слишком поспешных реформах. Он хотел получить сразу все. НЕ как-то постепенно, делать то и это, а сразу все. Дело в том, что надо понимать русскую жизнь. Или Чубайс. Его обвиняют в поспешности, а он говорит, что ему приходилось торопиться, что нужно было вырвать материальную основу из-под партийных консерваторов, иначе все эти реформы свернулись бы. В России всегда есть консерваторы. Те самые патриоты, которые говорят: «Да у нас и так все хорошо, благодать преодолевает естества чин». Сиди себе в теплой кабине… предки так жили, и не хуже нас пили-ели. Зачем какие-то реформы? Все и так хорошо.

Ко мне приходят комментаторы: «Что вы тут утверждаете, что Россия в пропасть катится, ничего такого не вижу. Да все нормально! Продукты есть, танки новые выпускаются…вон, новый вертолет выпустили. Что это вы пургу гоните? Вас Госдеп, что ли, финансирует?». Такие дела. Это русское сознание… я не считаю это порочностью. Я вообще не считаю, что оно хуже, чем западное сознание. Но его надо использовать так, чтобы оно обеспечило развитие.

А дальше начинается то, что ты уже знаешь, о чем говорит Аузан. Вроде бы все понятно.

А.: Вопрос сам собой снялся. Ты говорил, что известность – это власть. Подобное есть и на Западе, правда, оно там не так выражено. Я просто твой пример взял для сравнения. У нас бы не стали штрафовать Гагарина, а на Западе бы штрафанули своего известного.
К.Б.: - Гаишник гордился бы, что штрафанул.
А.: Это как раз бы была его доблесть.
К.Б.: Да, потому что закон превыше всего. У нас справедливость выше всего, а у нас – закон. Хотя они все не такие абсолютные законники в вакууме. Там тоже есть всякие отклонения, я имею в виду систему в целом. У итальянцев на юге Италии может как-то по-другому работает. Там может знаменитость и отпустили бы, а на севере Германии – наоборот.
А.: Ты не до конца довел мысль о власти и известности.

К.Б.: Это все идет через высшие ценности. Высшие ценности – крыша процесса, они как бы между собой все это связывают. Если помнишь, наш идеальный государь, которому ничего не нужно, кроме высших ценностей, он же хочет остаться в веках, а знаменитость тоже выражает высшие ценности. Во-первых, потому, что знаменитость как бы власть, а во-вторых, потому, что ее тоже осудят, если она положит в карман: ты же знаменитость, это для тебя пОшло. Это тот пример, когда в 50х годах выходили фильмы про фашистов, и герои – актеры, которые играли фашистов, не могли в публичных местах появиться: в них плевали, их избивали. ТО есть люди даже не понимали, что это просто актеры.

Знаменитость в жизни носит те же самые идеалы, что и в творчестве. Ну когда Павел мне совершенно искренне вконтакте написал в ответ на мою запись о том, что хочу такой же палас: «Ты что, ты философ, как ты смеешь мечтать о паласах! Ты должен высшими ценностями жить». Я не человек, я – философ, который должен служить высшим ценностям. Та же логика.

Кстати, вот в советское время актеры относились к интеллигенции, потому что они были хорошо образованы. И вот сейчас, по некоторой культурной инертности, нынешних актеров, которые, на самом деле, плохо образованы, тоже относят к интеллигенции (какую-нибудь Собчак), хотя под определение интеллигенции они не подходят. Но их автоматически такими считают. Ты же светишься в телевизоре, ты интеллигент.

Есть такой психологический момент. Когда обыватель читает текст, где употребляется академическая лексика, например, «идентификация», какая-нибудь сложная лексика (Дугин очень любит ее употреблять), обыватель тут проникается к нему уважением. Это означает, что тот, кто употребляет сложную лексику, умный.

А почему обыватель его уважает? Он психологически признает его власть за счет употребления умных слов. Мы здесь выходим на уровень магического сознания. Вернее магического бессознательного.
Ко мне пришел читатель, который написал под одним из лучших философских текстов, дал ссылку на топового блоггера, который все время в топе висит… и заявил: «Вам слабо точно так же написать?». Я пошел, посмотрел, какие-то рассуждения о патриотизме. Половина умных слов. И человек искренне купился. Всю эту логику, которую я воспроизвел.

При употреблении умных слов обыватель начинает тебе подчиняться («раз ты умнее меня, то я тебе подчиняюсь»). Здесь работает именно магический пласт сoзнания. Ты говоришь эти заклинания. Умные слова воспринимаются как заклинания, и тут работает бессознательный механизм подчинения. И вот здесь то же самое. Раз ты знаменит, то я тебе подчиняюсь. Та же самая конструкция. В принципе, когда он начал писать о космологии, то он, конечно, поплыл, но было интересно, что его поставили мне в пример. Ну да, у него в каждом абзаце по три-четыре академических выражения…
Я почитал, растрогался, согласен, что у меня немножко все свалено в кучу, но картину я обрисовал.

А.: Ты мне скажи еще раз. Ты сказал, что есть две крайности, либералы со справедливостью…
К.Б.: У либералов как получается: «Справедливо заимствовать с Запада все». А у патриотов иначе: «Справедливо то, что ведет к силе». Сила и справедливость, а у либералов – Запад и справедливость.
А.: Там тоже явно присутствует понятие силы в том, что Запад – сила.
К.Б.: Но там немножко другое. Там, поскольку Запад, то они поклоняются развитию как таковому. Помнишь, у меня был пласт идей, что сделал Петр I? Он пытался переключить сознание русского человека с следования традиции на прогресс. Сознание западного человека, в результате эпохи Возрождения и Реформации, переключилось на прогресс. Западный человек верит в прогресс. Что прогресс – самое главное. Что прогресс выше нравственности. И наши либералы, как западники, тоже это усвоили: Самое главное – развитие. Если для развития нужно, чтобы гей-парады разрешили, или сексуальное просвещение детей, значит, надо. Хотя гей-парады – это результат развития. Вот тысячи лет Запад шел к гей-парадам. Он может себе это позволить.

Не обратил внимание, великолепная цитата, очень образная, Фазиль Искандера, которую я выложил на днях: «Запад пьет маленькими глотками, а Россия – сразу залпом». Вот мы залпом выпили коммунизм, а Запад чуть-чуть попробовал, ну и ладно. И вот мы точно так же залпом выпьем гей-парады, если это разрешим. Это тоже будет залп. Потому что русскому человеку нужно прыгнуть и получить все. И еще, поскольку он понимает, что в плане прогресса отстает от Запада…

Ведь тот, кто отстает, какая у него логика? Обогнать того, кто опережает, самоутвердиться за счет него. Если я знаю, что я от тебя отстаю и у меня заниженная самооценка, то, чтобы ее поднять, я должен не просто догнать тебя, а обогнать или вообразить, что я тебя обогнал. На уровне внешних каких-то атрибутов. У нас в деревнях сортиры на улице, но зато мы сделали более крутой танк. Все, мы обогнали Запад. И все патриоты торжествуют: «Наш танк лучше, чем "абрамс", значит, мы лучше, чем Запад». Их не интересует, что наши бабушки ходят по полкилометра за водой, а медпункт в 30 километрах. Их это не волнует. Их волнует крутой танк. Типичный карго культ, обыденное сознание.

А.: Смотри, эти две крайности мы обозначили. Я упустил, ты сказал фразу, которую я не понял. Понятно, что возникает вопрос, каким путем нам идти? Либералы со своей верой в Запад…

К.Б.: Наш путь – это то, что я называю Русской идеей. Это формулировка, которую я сделал в 1996 году и которой все время говорит Аузан. Я расхожусь с ним в том, что он утверждает, что базовые ценности меняются. Я утверждаю, что они не меняются. Что русские еще несколько столетий будут верить в справедливость. И я считаю, что надо именно учитывать наши особенности, не воспроизводя западную промышленность. Чем хороша западная промышленность? (Даже если она воспроизводит в Китае, это все равно западная промышленность. Если ноутбук собирают в Китае, он все равно западный).

В чем особенность? Мы, русские, никогда не сможем создать конкурирующее с западом широкомасштабное производство потребительских товаров. Они у нас будут плохими. Никогда мы не выпустим автомобиль Мерседес. Россия сильна именно вот такими штучными изделиями, какими-то прорывными, неординарными решениями. В то же время, мы должны сделать ставку… и тут идет мое рассуждение о том, что у нас место среднего класса было занято интеллигенцией. И нам надо было развивать интеллигенцию. Это надо было сделать еще во времена Хрущева. Но Хрущев это почувствовал, что интеллигенция угрожает трону, и начал ее чморить. Именно тогда было принято, что интеллигенция – не класс, а просто прослойка. А ее надо было развивать. Получилось так, что у нас интеллигенцию чморили, а всюду говорили о научно-технической революции, о прогрессе... А его не было, потому что интеллигенция была в загоне.

Вот в чем суть Русской идеи: высокотехнологическое производство, высоко развитая культура. Россия должна стать пылесосом, который засасывает талантливых, творческих людей. Вне зависимости от того, приносит их творчество прибыль или нет. Потому что оно может через сто лет принести прибыль.

А.: Надо быть бескорыстными.

К.Б.: Интереснее всего то, что ученым много – то не надо. Вот Сорос в начале 90-х выделил 150 миллионов, когда у нас денег не было, накормил всех наших учёных. Все ученые получили гранты, каждый месяц по 500 долларов. Сейчас его поливают грязью: «Вот, Сорос, жид, Америка, лучший друг Обамы...». Но он выделил 100 миллионов, и накормил всех ученых. А тогда 500 долларов – это ого-го. Зарплата профессора была 17 долларов. 500 долларов – это просто небо в алмазах. И он всю русскую науку поддержал за счет этих денег. На самом деле, в рамках нашего бюджета, когда какой-нибудь Ролдугин кладет в карман 2 миллиарда, 100 миллионов – это вообще не сумма, а можно накормить всю интеллигенцию. Вот это первая составляющая.

Чем очень выгодно высокотехнологичное производство, производство идей? Производство идей… потому, что у нас не получается довести до уровня технологий (цитирую американского старичка: «Вы хотите получить молоко без коровы»), а производить надо на Западной производственной базе. Чтобы Запад на нас работал, как Китай, а идеи будут наши. Вот это первая составляющая Русской идеи.

Вторая составляющая русской идеи. И все это, естественно, связано с военной составляющей. Я же не отрицаю силу. Конечно, мы будем все это в армии использовать.

Но есть одно но. В СССР, если были какие-то интересные идеи, то они были сразу засекречены от мирной промышленности на всякий случай. А вдруг враг узнает? Да враг всегда узнает! У врага и так всё хорошо!

Эта установка на войну, на тотальное засекречивание, очень сильно ломала Советский союз. Вот Буран сделали, зачем? Если это было правильное решение, почему его потом не стали развивать? А если неправильное, нахрена было начинать? Во сколько он обошелся? Говорят, что там было сделано сколько-то тысяч изобретений и рацпредложений. И где они? Они работают? Нет. А вот если на Западе делают челнок, это сразу начинает работать и в мирной промышленности, денежки крутятся. Вот эта первая составная часть Русской идеи, о которой я говорю, должна быть обязательно связана с мирной промышленностью.

Чиновники знаешь, как любят? Каждый не хочет рисковать своей жопой. Если вот это изобретение пустили в армию, то давай его на всякий случай засекретим, мало ли что.

Между прочим, я тебе рассказал великолепное ноу-хау, которое придумал Петр I, чтобы ущучивать начальников (прочел в книге Прохорова): «Собрание офицеров назначает себе руководителя. А если вышестоящий назначает, то если его назначенец облажался, то назначавший увольняется вместе с ним». Между прочим, отличное соединение кнута и пряника. Очень красивая концепция. В России это должно работать точно так же и при кадровых назначениях. Если Путин назначает плохого губернатора, все. Вали вместе с губернатором. Это надо прописать в Конституции. Петр 1 - гений.

Итак, первая составная - упор на интеллектуальные продукты. В постмодернистском обществе как раз это и востребовано. Гугл – не интеллектуальный продукт? На каком заводе его построили?

Вторая составная часть – сильное сельское хозяйство. Продуктовая независимость. Я считаю, что сельский уклад надо восстанавливать. В любых формах. Чтоб были великолепные дороги. Чтобы на ближайшие 20 – 30 сел в губернском центре был обязательно спортивный комплекс, бассейн, торговые и медцентры. Чтобы люди себя не чувствовали оторванными от цивилизации, как в Америке. В Америке что? Вот в России ты заболел раком, надо ехать лечиться в Москву. А у них в каждом штате свой великолепный госпиталь. Не надо ехать в Нью-Йорк. Вот Массачусетский колледж. Он же в Массачусетсе, в жопе. Не в столице. А у нас все самое лучшее – в столице. Отъехал в сторону на 5 км - всё, ты в глуши, где нет ничего, даже порядка. Я считаю, что сельское хозяйство должно подниматься.

Третья составная часть – сильная армия. Потому что мы слишком не похожи на других. Вот три составные части Русской идеи. Я это сформулировал в 1996 году.

Интересно, что когда я это сформулировал, я поехал в Пущино купаться, ехал на автобусе. Рядом сидел мужик хорошо одетый. Ну мы ехали больше часа. Начал меня спрашивать о политике, мы с ним разговорились, я сказал, что у меня есть кое-какие идеи. Я рассказал это все. Он говорит: «Вы знаете, мне это все понравилось несмотря на то, что я не интеллигент, а производственник, директор завода. Ценность ваших идей в том, что умные и дураки есть во всех сословиях».

Я пришел к выводу, когда все это сформулировал, что наша парламентская система не отражает сути русской жизни. Мы ее точно так же скопировали с Запада. А в парламент должны входить не только партии, но и сословия. Обязательно должна быть фракция интеллигенции, пролетариата, сельского хозяйства, чиновников, военных и тд. У нас должна быть другая парламентская система. У нас должна быть не верхняя палата, где губернаторы, и нижняя, где совершенно искусственно созданные партии, а верхняя – где партии, а нижняя – представители сословий. Вот такое сословное собрание должно быть.
Я это сформулировал в 1996 году, но за 20 лет не опроверг эту идею. Я считаю, что это так. Потому что, понимаешь…кто голосовал за ЛДПР? Что они там выражают? На самом деле, я считаю, что это было гениальное решение Путина – обеспечить единороссам большинство в парламенте. Иначе это была бы такая же пустопорожняя говорильня. Просто не было вариантов. Вот и получается, что Единая Россия – такой дешевый приводной ремень Кремля, который совершенно ни с чем не считается. Но это была единственная возможность прихлопнуть говорильню. Это выражение кого-то из императоров – «прихлопнуть говорильню». Когда первую думу создали, там такие проблемы начались…

А Путин сделал по-другому, просто создал искусственную партию. Дал ей большинство, все работает. Иначе была бы говорильня, лебедь, щука и рак.

База Русской идеи – интеллектуальные разработки, сильная армия, развитое сельское хозяйство. А промышленности западного типа не надо. У нас опять начинают копировать Запад. Давайте сделаем так, чтобы промышленники выпускали такие же качественные кремы, как во Франции. Они скопируют рецепт 30-летней давности.

Вот ты наверное, не помнишь, в 90х везде висела реклама «Кремлевская таблетка». Хрень величиной с желудь, якобы она набита электроникой и, проходя через тебя, чистит весь организм. Это стоило чертову кучу денег, советская секретная разработка. Сейчас это вспомнить смешно. Или специальная коробочка, вот ты ее подключаешь к автомобилю, и все, после этого кузов не ржавеет вообще. Я в 1994 пошел на автомобильную выставку, вообрази, захотел себе прикупить Porshe Carrera 911, у меня тогда были деньги. Я пошел в крупный салон на ВДНХ, покатался на этом Порше. А там была какая-то автовыставка. Показывают тут какие-то два кружочка, покрытые тефлоном. Производитель наш рядом такой гордый стоит, показывает бутылочку: «В мотор заливаешь эту бутылочку, и все детали, которые внутри, трущиеся, покрываются этим слоем тефлона, и твой двигатель может прослужить 10 миллионов км». И все вокруг стоят восхищенные: «О, секретная отечественная разработка». Вот это вот российский бизнес. Они могут только лапшу на уши вешать. Или специальная плёнка на автостёкла, после чего они станут небъющимися.

Наши бизнесмены не будут, как западные, из года в год выпускать более качественные кремы. Они сразу сделают такую хрень, скажут, что она лучше, чем в Франции. Это русский менталитет - они не хотят из поколения в поколения выпускать качественные кремы. Им надо сразу создать волшебный крем за 100500 рублей. Да и сама русская жизнь этого не позволит. Либо очередная перетряска произойдёт, и всё производство передадут народу. Либо мэром станет дегенерат, который вздумает уничтожить все палатки, через которые ты реализовал продукцию.

Бесполезно делать упор на массовое производство, оно будет отстойным. Мы еще с тобой говорили, что такое конкуренция, которая на Западе подстегивает. Я начал выпускать крем – я лоббирую через правительство, чтобы запретили другие кремы. И все. Какая к черту конкуренция. Конкуренция возможна в обществе с развитым юридическим сознанием.


Благодарность inessa_ph за набор текста
Tags: Восток - Запад, Русская Идея, диктофонные записи, либерализм, патриотизм, русское
Subscribe
promo kot_begemott august 8, 04:34 123
Buy for 50 tokens
Если можете, поддержите хотя бы немного. Номер карты Сбера: 4276 3800 5961 1900. Кошелёк Яндекса: 410011324008123 Счёт Paypal kot_begemot_@list.ru На счёт Яндекс-деньги: Помощь в любую сумму будет принята с благодарностью.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments