Игорь Лебедев (kot_begemott) wrote,
Игорь Лебедев
kot_begemott

Categories:

Прав или неправ Всеволод Чаплин?



Рашифровка диктофонной записи

Весь интернет бурлит (особенно ФБ). Все пишут о том, какой Всеволод Чаплин мудак. Он заявляет: "Современное общество живет принципиально неправильно - люди слишком полагаются на себя, забыли о Боге, предались нехристианскому общественному устройству, центром экономики является грех ростовщичества, центром политики - ересь человекобожия (гуманизма). Для отрезвления этих людей, конечно, потребны бедствия - и они будут совершенно правильны. Думаю, что они придут по воле Божией (именно по воле, а не по попущению, потому что будут благом с точки зрения достижения людьми вечной жизни).
Теперь о репрессиях. На инспирированный извне беззаконный бунт прекрасно ответил царь Николай II в 1905 году, когда был расстрелян из тяжелых орудий район, где засели бунтовщики. Неплохо ответили на заговоры и бунты Эрдоган и китайцы (на площади Тяньаньмэнь). Ничтожно, жалко ответили на подобные события Янукович, ГКЧП и царское правительство в феврале 1917-го. Надеюсь, что этот урок власти поняли для будущего. Бунты, заговоры, агитацию за них надо подавлять нещадно - силой и прежде всего силой. Если бунтовщики перешли к агрессивным действиям - их надо подавлять танками, артиллерией и пулеметным огнем. Потом надо заниматься их семьями и социальной базой..."


Здесь ведь в чём на самом деле проблема? Церковь – она вроде хорошая штука, она вроде добру должна учить, а получается, что мнение, выраженное строго церковно, входит в вопиющие противоречие с современной культурой, обществом в целом. Вот какая штука: теоретически-то хорошо, когда много людей становятся церковными, но в результате такие фразы (а ведь это совершенно правильное православное мировоззрение) людей как раз отпугивают от Церкви. Сколько тысяч или даже сотен тысяч не пойдут в храм после такого высказывания, я не знаю, но они точно не пойдут. Он отпугнул огромное количество людей от Церкви.

И здесь возникает вот такой вопрос – насколько Чаплин виноват, ведь он же выразил правильные взгляды, православные.

Сразу хочу сказать, что мои взгляды по этому вопросу чисто еретические, то что я буду сейчас говорить, Церковь этого мнение не разделяет, это моя собственная додумка, об этом никто никогда не писал. Разработал я эту концепцию в 1997 году.

Значит, у Церкви есть проблема (когда я говорю "церковь", то всегда подразумеваю РПЦ, мировое христианство, это совсем другое). РПЦ не равно МХ.

У РПЦ, у мирового Православия, на мой взгляд, есть очень большое упущение в канонических взглядах. Суть этого упущения заключается в том, что спасение души объявляется заведомо более важным делом, чем то, что человек делает во время его земной жизни. В принципе, у Христа это так и было, это напрямую вытекает из Христианства, Он об этом всё время говорил, что душа человека важнее всего, но Христос не требовал поставить то, что мы делаем в земной жизни в положение жалкого убогого трамплина, на который прыгнул и улетел в Царствие Небесное, где и начинается самая главная жизнь. Вот этого Он никогда не говорил. Он даже в субботу предлагал что-то делать, Сам лечил людей.

Да, душа важнее тела, так как Он говорил всякие духовные вещи по поводу наказания блудницы: “кто из вас без греха, тот пусть ее и осуждает”. Уже здесь можно подойти в первый раз ко взглядам Чаплина: ты собираешься давить танками бунтовщиков, а ты уверен, что ты настолько безгрешен? Здесь та же логика, или государство стоит вне понятий греха? Дело же в том, что некий отдельный чиновник дает указ давить танками бунтовщиков на Тяньанмэнь, а Чаплин уверен, что он безгрешен и может давить их танками? Интересно, что Чаплину никто на это не указал, но я сейчас говорю не об этом.

Вот эта вся система восточного христианства, она с самого начала строилась именно в том смысле, что спасение души неизмеримо важнее нашей земной жизни. Мы здесь что-то делаем, вот ты преподаешь в ВУЗе, но это неважно – важно, спасешься ты или нет, а как ты преподаешь, это не так существенно, это вторично. Главное - спасение уши. И вот здесь возникают хитрые уловки, своего рода духовное мошенничество – ты можешь плохо преподавать, вообще работать спустя рукава, плюя на своё дело, но зато ты читаешь молитвы, соблюдаешь все посты, ходишь на Литургию, более того, ты примиряешься после ссор с недругом, просишь прощения перед тем, как причаститься (что довольно трудно, я так не мог сделать:). Скажу больше, ты отдаешь вторую рубашку неимущему.

В общем, ты делаешь всё, что указано в Евангелии, а самое главное своё дело - преподаешь - из рук вон плохо. При этом все православные считают тебя уже спасенным, и никого не интересует, насколько качественно ты выполняешь свою работу, насколько ты на ней выкладываешься.

Получается так, что спасение души и твоя работа дистанцированы друг от друга, они разделены, они сепарированы (в английском есть хорошее, ёмкое слово separated).

Церковь – это такой сепаратор, разделяющий земную жизнь и спасение, они как бы между собой не связаны, а в земной жизни ты должен использовать всякие методики, чтобы спастись (молиться, соблюдать посты и т.д.). Если ты всё делаешь правильно, ты можешь плюнуть на своё земное делание. Ты его как бы обхитрил. И обхитрил Христа. Ведь спасение - самое главное? Вот, на Руси великие грешники перед смертью принимали монашеский постриг - а чё, круто, грехи-то все снимаются. Всю жизнь греши, а потом, хлоп - и спасся.

В результате получается такая картина, которая не даёт мне покоя: выходит из лавки благочестивый русский купец, крестится на все маковки церквей, соблюдает все посты; а потом он обвешивает, торгует гнилым товаром, избивает своих мальчиков.... Все же продолжают считать его поведение правильным, достойым уважения, и даже благочестивым христианином: вот он какой, молится на все маковки. И одно совершенно не связано с другим.

Эту проблему никто ещё никогда не ставил. По умолчанию предполагается, что такого разделения в восточном христианстве нет, и что постепенно, эволюционным путём, как в марксистко-ленинской психологии, это постепенно будет интериоризироваться (у них была такая концепция, у Гальперина, например, при обучения чтению – ты читаешь вслух, потом это интериоризируется, и ты начинаешь читать про себя, уже не произнося губами слов). Туто то же самое, - ты молишься, делаешь всё это, и по типу интериоризации ты становишься более совестливым человеком и духовно совершенствуешься.

А вот я утверждаю, что нет. Я годами вращался в церковной среде, это не работает. Это не работает, и человек может быть лжецом, подлецом, ленивым, плохо работать, не выполнять свои обязанности, но он будет хорошо поститься-молиться и так далее.

Более того, я сам годами ходил на исповедь, искренне исповедовался, молился, причащался, старался преодолевать все эти грехи. Я задавал священнику на исповеди вопрос: “Я назвал грех, и что? Я же буду его повторять” Например, грех чревоугодия. Какой тогда смысл в исповеди, ведь я не стану лучше. Он говорит: “Ну я могу наложить епитимью”. Я: “Ну и что это даст?”

На самом деле, мы имеем примат душевной жизни перед земной. Из этого по логике вытекает, что земная жизнь должна использоваться только как средство для спасения души. Такой формальный трамплин, который не следует брать в расчёт.

Отсюда начинается чистая теория: если судьба посылает нам в земной жизни испытания, и мы их правильно интерпретируем (вспомним библейского Иова), то тем самым мы очищаемся душой. То есть, мы понимаем, что они нам посланы для очищения души. В принципе, у совестливого человека это работает.

Но тут начинается следующий логический переход: мы можем сами себе или друг послать испытания, чтобы приобрести необходимые душевные качества и спастись. Именно на этой ступени мы встречаем Чаплина. Он говорит: “Да, правильно, для того, чтобы люди спаслись, государство их должно подавлять. Имеет право”. Ведь спасение - самое главное, не правда ли?

Получается так, что людей силком надо затаскивать в спасение так же, как при СССР силком заталкивали в коммунизм. Хотя, разумеется, никто коммунизм не строил, никому это не надо было. Все понимали это. Система, полностью основанная на лжи: все врут, но всех это устраивает.

Эта система существовала до тех пор, пока просто всем не надоела. Именно поэтому СССР так легко и грохнулся – всем надоело враньё, все понимали, что никто ничего не строит, все обделывают свои мелкие делишки, в том числе и партийные лидеры, которые говорили “нет, ну что вы, мы строим”. Все мы знаем истории с блатными детишками, я с ними вместе учился и знаю, какие там были взгляды. Они использовали систему и были абсолютно циничны.

Точно также разрушилась и Российская Империя, когда Розанов писал, что "она слиняла в три дня". Люди перестали в нее верить. Возможно, не все, да, крестьяне могли продолжать в нее верить, равно и в царя-батюшку. Но ведь они не политически активный класс, они же не решают. Решает социальная поддержка. Когда пишут, что 90% крестьян были за царя-батюшку – да, может быть. Но ведь они тоже воспользовались ситуацией, чтобы пограбить барские имения, это же тоже клево. Русский человек – человек крайностей. Как он говорит про икону: “Молиться – годится, не годится – так горшки покрывать”. То есть он готов удариться в одну из крайностей.

И вот тут я утверждаю, что любовь к крайностям связана не столько с географическими и природными факторами, о которых так убедительно пишет Милов, она связана так же и с Христианством. С возможностью обхитрить учение и "перепрыгнуть" на самый конец процесса. Типа, усвоить у Запада результат развития - надеясь получить само развитие.

Что первично – мы ещё не знаем. Христианство сформировало ли данный менталитет, либо менталитет, обусловленный нашей географией, был вызван тем, что мы выбрали именно византийский вид христианства. Будем рассматривать оба фактора, допуская, что они как-то взаимодействуют.

Продолжаем рассматривать взгляды Чаплина. Людей можно загнать в спасение. Но для современного менталитета это выглядит полным анахронизмом. Мы воспитаны так, что имеем право выбирать. Вся политическая система к этому ведет – выбираем же мы Президента, депутатов, у нас не помазанник Божий царь-батюшка.

Раньше был царь, по строгому порядку престолонаследия он передавал сыну престол, он был помазанником Божиим, был в мистическом браке с русской землей. Раз царь один – то и вера одна, и истина одна. Всё, что сказано царем – то ты должен делать. Это теоретически была стройная иерархия, на практике она настолько стройной не была, конечно. В той системе монархической нас могли загонять танками в спасение. К этому относились с пониманием. Апостол Павел пишет, что дети питаются мягкой пищей, а когда вырастут, то переходят на тврдую. Вот, мы выросли, уже можем сами выбирать. Но Чаплин остался там, где кормят мягкой пищей и относятся как к детям.

Сейчас основной принцип: человек может выбирать. И он отвечает за свой выбор. Только он. Получается так, что взгляды Чаплина, которые достаточно православные, воспринимаются теперь как его личный дебилизм. На самом деле всё гораздо хуже. Никто не понимает, что как такой же дебилизм воспринимается теперь всё восточное христианство. Поскольку для современного понимания его надо много оговорок. Которые РПЦ не хочет делать.

Здесь можно перейти к следующему вопросу – если спасение души настолько превалирует над земным деланием, то как может осуществляться развитие общества? “А зачем?” Классический пример: у меня был великолепный духовник, иеромонах, потом он стал архиепископом. Когда я 1994 году бросил бизнес и приехал к нему, сказав, что собираюсь заниматься философией, он мне ответил: «А зачем? Все, что нужно для спасения, уже написано святыми отцами. Зачем что-то ещё мудрствовать?».

Это была показательная фраза. Зачем заниматься той же философией? Надо спасаться. Это самое главное. Это касается всего в жизни цивилизации, основанной на Православии – того же выпуска компьютеров, любых предметов потребления. Зачем их делать качественными? Зачем напрягаться? Разве это самое главное? Это как бы внутренний голос нашей цивилизации. “А зачем – спрашивает бессознательное - разве это поможет спасению?” Для нецерковного сознания вопрос будет звучать как "Разве это самое главное?" Эта мысль как бы витает в воздухе.

Мой ребёнок учился в православной греко-римской гимназии, но он перешёл туда из крутой гимназии 1543 на юго-западе Москвы (директор Юрий Владимирович Звельский). Я могу сравнить их обе. Я приходил оттуда его забирать. Так вот, в 1543 была атмосфера, как в МГУ. Но в МГУ видно небо, мистическое небо, ты чувствуешь, что истина летит к Богу, вверх. Она как бы зовёт тебя за собой. А в 1543 – духовные колонны знания, на лицах у всех детей было написано: “мы пришли, чтобы познать новое. Это клёво - познавать!” Это было в конце 90х, при той самой либеральной парадигме, когда все думали о деньгах! Там в вестибюле висели стенгазеты, соревнования КВН из команд старшеклассников и учителей. Это было офигительно. И я мог сравнить, какой дух в этой гимназии и православном лицее.

В православной гимназии же в воздухе разлит дух семейственности, спокойствия, какого-то благолепия. “Мы все – одна большая семья, всё хорошо, полнота истины уже достигнута, не надо больше ни к чему стремиться”. В детях сквозил некий оттенок расхлябанности. Вроде да, они учили кучу языков, латынь, греческий, английский, французский, формально у них было крутое образование. Но у них не было духа овладевания знаниями, там был дух расслабленности и семейственности. “Мы же в Православии, полнота истины достигнута”. Когда я спросил их завуча, Елену Сергеевну, почему она не введёт дневники, ведь это так организует, она мне ответила: "Дневники были в СССР. Это символ насилия над личностью".

В масштабах нашего общества – решительно то же самое. Мы похожи на православную гимназию, а я призываю стать как 1543.

Когда говорят, что православие совместимо с развитием – это вранье. Если всем насадить православие, страна превратится в такую православную гимназию. Взять греков – у них тоже сплошная расслабуха, хотя они и в НАТО и в ЕС. Практически то же самое. У них перед заседаниями парламента "Трисвятое" вслух читают. Они точно так же расслабляются. Православие не годится как идеология развития. Оно антимодернисткое о своей сути.

Первым это прекрасно понял Пётр I, разделив государство и церковную жизнь. Государство было важнее, поэтому Пётр подчинил ему Церковь и объявил: “Мы занимаемся развитием, раз вы, церковники, нам не помогли, то мы как-нибудь сами.” Именно поэтому пришлось строить новую столицу, потому что старая была в этом духе расслабухи, существовала в этой парадигме семейственности и расхлябанности. В парадигме людей, которые крестятся на маковки, а потом избивают мальчиков в их услужении смертным боем. То же самое было со всем остальным. Ничего не развивалось. А Запад становился всё сильней.

Пётр символически дистанцировался от этого прошлого, создав Петербург. Ленин символически вернулся к этому прошлому, вернувши столицу в Москву, это был символический возврат к монархии. Истина – только одна, в построении коммунистического общества. Что предполагала концепция Петра – верь во что хочешь, только ходи формально в церковь. Петр 1й был уже как бы либерал. Ленин же своим возвратом столицы в Москву сказал: "Вы все обязаны верить в коммунизм, мы вас танками туда загоним". И ведь загоняли 70 лет!

На этом дело не кончается. В своё время я понял, что всё это из-за разделения Церквей. Раскол 1054 года – формальный момент, церкви начали разделяться по менталитету с 4-5 века. Взять Тертуллиана и восточных Отцов – они многое пишут по-разному, у них значится разнится богословие.

Мы получили религию, неспособную к развитию. Запад же получил интересную систему, когда Папа Римский – наднациональный идеологический лидер. Местные архиепископы подчинены были Папе Римскому, а не локальным князькам, как у нас. Таким образом у западного человека с 10 века, если вообще не с великого переселения народов,с 7 века, возникло понимание, что идеология никак не связана с местным князьком. Она выше, где-то там, в Риме. Наш король не может навязать нам идеологию. Это уже была предпосылка, чтоб идеология не мешала развитию, это было уже то самое сепарирование. Западный человек начал с 8-9 века формироваться как человек внеидеологизированный, хотя идеология уже была формально. Инквизиция была, жгла, но процесс либерализации, уже пошёл.

Дальнейший логический шаг для Запада был в утверждении, что спасение вторично, а главное – земной успех. Что такое кальвинизм? Он говорит: Богу угоден преуспевший в земной жизни. Эта фраза ставит спасение души во подчиненное земному успеху положение. Здесь мы видим иную крайность. Именно отсюда взялся мой образ автомобиля, разделенного злым волшебником, который я описал в тексте "Христианство и мировое бабство".

"Представьте себе, что злой волшебник умело разделал хороший, новый, мощный автомобиль. Одним досталась тёплая кабина с печкой и рулём, а другим - одна рама с колёсами и мотором. Первые довольны тем, что у них есть руль и приборная панель, на которой отображается всё что захочешь. Они сидят в тёплой кабине, глядят на весёлые огоньки да стрелочки, любуются красотой отделки салона, удовлетворённо посматривают на индикаторы, да ещё греются, - при этом искренне полагая, что владеют всею машиной. Про тёплый воздух в кабине они, натурально, говорят: 'нам досталась благодать, которая преодолевает естества чин'. Про стрелочки и индикаторы они говорят, что у них есть настоящее духовное вИдение. Типа, уж мы-то точно спасёмся, даже и ехать никуда не нужно. Они как бы 'подсели' на удовольствии от тёплой кабины, и учат своих детей, что это удовольствие, что поддержание этой теплоты - и есть смысл всего христианства. Мол, эта теплота - спасительна, она гарантирует нам высокое 'качество' загробной жизни. Греться нужно как можно больше и чаще. Это и есть наш с вами христианский Восток.
А другим досталась одна рама с мощным двигателем и колёсами. И вот, не имея тормозов и руля , на холодном ветру, заехали они чёрт знает куда, знай только радуясь самОй скоростной езде, мощному своему мотору... И скорость их такова, что ветром снесло уже большую часть пассажиров. Как вы догадались, это - Запад.

Там, конечно, и иные факторы (климат, география), да, они тоже были связанны, но этот фактор тоже влиял. Получается, что у нас с Западом два параллельных здания, и попытка их объединить – смехотворна, ведь у каждого свой фундамент, а их никак не соединить. Они могли бы прекрасно меж собой взаимодействовать, как мужчина и женщина, вступающие в брак. Создать единое целое.

Но ведь у нас как? Мнение, что истина только одна, поэтому каждый хочет подчинить другого своему видению мира. Подчинить полностью. Россия хочет подчинить Запад своей концепции. Я читал воспоминания графа Де Коленкура, очень умного советника Наполеона, он подробно описывает всё, что говорил Наполеон. И когда Коленкур спросил, зачем им война с Россией, Наполеон ответил: “Мы должны сделать всё, чтоб Россия не влияла на европейские дела”.
Немцы также говорили открытым текстом, что "русских надо прижать к стенке". Пусть сидят себе в резервации и не влияют на нас своими идиотскими взглядами. Которые они избирательно вытянули у Христа. Что человек важнее субботы (то есть справедливость важнее соблюдения законов). Что нравственность важнее развития. Нафиг они будут нам мешать со всей этой архаикой?

Для западного менталитета наши взгляды действительно идиотские. Это же взгляды Чаплина, дешевое чаплинство: танками давить, а ведь у них главное – свобода. Именно из потребности в свободном развитии начинаются вещи вроде секс-просвета детей с 6 лет, браков между педиками, усыновления педиками детей. Нравственности нет, она вторична, главное - развитие. Всё что не запрещено, разрешено. Тогда как у нас напротив: что не разрешено, запрещено.

Запад и Россия могли бы взаимодействовать, если бы каждый не захотел себе подчинить другого. Но так не бывает. Каждый хочет растворить в себе другого целиком. Типичный пример - страны СЭВ в ХХ веке.

Я утверждаю, что идиотские взгляды Чаплина – это нормальные взгляды православного, восточного христианина. Вся Церковь считает точно так же. И я считал так же, когда был церковным человеком.

Возникает проклятый русский вопрос: что делать? Реформацию проводить? Подчиняться Западу во имя развития? Наша система 1000 лет складывалась, как это изменить?

Я придумал собственную ноу-хау. Ничего не надо менять, надо менять менталитет. Надо изменить взгляд на положение вещей, а всё оставить прежним. Надо создать светскую идеологию, дружественную к нашей истории, православию (говорить: да, это самая красивая религия), но в то же время показывать всё генерализованно; чтобы вышесказанное она доводила до человека. " У нас вот так, но для развития надо вот эдак". Но мы любим наше, потому что там такие-то плюсы, потому что в православии есть колоссальное достоинство: оно обеспечивает внутреннюю свободу, западный человек внутренне несвободен. Его система “справедливо то, что законно” лишает внутренней свободы, превращает в робота. Я общался с англичанами, видел, что это такое. Это роботы, хоть и внешне свободные, с которыми легко общаться, но это роботы. Это совсем другие люди. Когда я научил их ухаживать за девушками, своими же англичанками, они сильно удивлялись. У них такого в голове не было, что девушек можно угощать мороженым, и что это приятно, у них это давно не принято, каждый покупает мороженое сам себе.

Зато у них всё чистенько, красиво, они прекрасно развиваются. Но мы лучше. Мы лучше потому, что мы внутренне свободны. Именно эта внутренняя свобода привела к нашему карго-культу, к желанию копировать Запад. К желанию копировать результат, а не процесс: скопируем результат и заживём так же. У них нет киосков – мы свои снесли, теперь мы точно как Запад. А то, что у них все центры забиты маленькими магазинчиками, на это наплевать.

Во-вторых, мы создали интеллигенцию. То же было в Византии – образованное сословие, которое имело влияние на императора. У нас она развита куда больше. И она заняла место среднего класса, мешает ему усесться с комфортом.

Мы должны использовать эти козыри, чтобы построить другой тип экономики. Экономика, создающая идеи. Выпускать продукты потребления поздно – рынок уже занят.

Русская идея и основана на этих китах: идеология, дружественная православию (“отличная религия сделала отличный менталитет, но развитию она не способствует”. Для развития есть интеллигенция. Мы не сможем сделать потребительскую цивилизацию, как на Западе. Мы не сможем создать конкурентоспособное производство товаров группы "Б".

Я хочу дополнительно оговорить, как выглядит общая картина, по моему мнению. РПЦ считает, что Запад от нас отпал, католики считают, что это мы от них отпали, но я утверждаю, что это единая Церковь, единое христианство разделилось само в себе. Христос об этом говорил. “Не устоит дом тот, который разделится сам в себе”. Самая последняя молитва на горе Елеонской, когда храмовая стража шла Его вязать, была о единстве Своих последователей – об этом молился Он кровавыми слезами. Если они разделятся, то будет та *опа, которая сейчас. Можно предполагать, что Христос понимал будущее разделение на Запад и Восток.

Запад задвинул спасение души ради свободного развития, России важна душа и не важно перманентное развитие. Из-за этого у нас господствует авральный, вахтовый метод, когда раз в 20-30 лет надо рушить построенное и проводить срочные реформы, потому что мы 30-40 лет расслаблялись.

Эта систему связана не только с личными несовершенствами и недостатками властей, сколько с менталитетом и архитектурой самой системы. Если этот менталитет не поменять, не внедрив людям правильные идеи, что к чему, то мы так и будем существовать в авральном режиме, совершая постоянные революции. И будущие Реформы будут обходиться всё дороже и больнее. Если при Сталине можно было послать в США инженеров, чтобы они там научились и построили нам станкостроительные заводы, то сейчас так просто догнать уже не получится. Надо создавать с нуля целые научные и производственные школы. Россия оказывается слишком политически уязвима: Запад настолько далеко ушёл вперед, половина нации молится на запад, треть молодежи желает уехать, капиталы туда вывозятся, дети властной элиты там обучаются и живут – ненормальная система.

А: интересен твой поворот. Выступление Чаплина или реакция на него вернуло тебя к теме, что православие не годится как идеология.

И: Я его люблю же, православие, и понимаю, что мы не можем проводить Реформацию. У нас это обернётся расколом. Потому что принципиально другая система. Ведь что такое Реформация на Западе? Италия, Польша, Испания остались католическими, в Швейцарии – кальвинизм, у немцев – лютеранство. Немец хочет быть католиком – к его услугам храмы.
Нашу систему реформировать нельзя, западную – можно. Запад идёт по пути большего и большего дробления церквей, церквями зовётся всё что угодно.

А: Думаю, что Церковь надо встраивать в систему…

И: Надо продолжить дело Петра. Так вот, продолжу. В Америке есть церкви любителей бекона, где бекону поклоняются с литургиями. У нас система такова, что правильная церковь должна одна, только остальные – незаконные и запрещённые раскольники. Это ведь и в политике так. Оппозицию чморят как безблагодатную. Старообрядцев до 1905 чморили по полной, перестали лишь в 1917.

Из старообрядцев вышли преуспевающие купцы. Почему? Эта система, во-первых, противостояла официальной власти и идеологии, во-вторых, у них была сильная консолидация и, следственно, меньшие транзакционные издержки (по Аузану): старообрядец всегда поможет собрату по вере.

В России невозможна Реформация, а возможен только раскол. Повторение разделения на официальных, истинных, разрешенных поэтому никониан и подпольных, неправильных старообрядцев. На Западе душа и ее спасение вторичны, поэтому создавай что хочешь, любую церковь.

Что такое Традиция? Это взгляд в прошлое. Не повторяешь ли ты грех, уже бывший в прошлом? С точки зрения традиции развал СССР был новым грехопадением. Что такое взгляды Петра? Главное – развитие. Тютчев по этому поводу сказал: «Русская история до Петра Великого сплошная панихида, а после Петра Великого - одно уголовное дело.»

… Поскольку истина в развитии, нужно персонифицирующее его божество. Мы же мыслим личностно. Что такое партия ЛДПР? Это Жириновский. Что такое развитие? Это Запад. Ничего странного нет, что половина нации ему поклоняются. Более того, если развитие самое главное, то зачем Украине быть со вторичной Россией, если она может пойти за самым успешным?

Если развитие самое главное, то Россия теряет империю. Вся империя побежит на Запад в надежде слиться с ним (хоть на самом деле станет его колонией). Но украинцы считают, что их возьмут в Запад и наступит Божья благодать, как на Западе, что они сразу начнут верить в закон. 1000 лет верили в справедливость и систему неформальных понятий, а сейчас чудесным образом поменяются.

Таким образом, при главенстве развития нынешняя Россия окажется в ауте. Но России всё равно требуется создавать империю, нам стоит так представить себя, чтобы за нами пошли. Предложить интеллектуальное развитие, развитие культуры.

Я написал об этом в ВК, что до 19-20 века Средняя Азия шла за нами потому, что мы были рассадниками культуры. Сейчас мир, Запад, ввёл парадигму развлечения. Но мы не можем предложить такие развлечения, как Запад. Всё, мы теряем восточных сателлитов. Мы должны снова предложить им высокую культуру – и они за нами пойдут. Но нам надо выразить своим примером так же, как хороший духовник выражает своим примером, что такое настоящие православие, а не длинными нравоучениями и красивыми лекциями. К нему приходишь и видишь – вот оно, христианство, православие.

Когда я только познакомился со своим духовником, то, взглянув ему в глазки, сразу всё понял. Я сразу сказал ему: хочу быть, как Вы. Мы должны показать миру, чем мы лучше, а для этого мы сами должны понять, чем же мы лучше. Но мы смотрим на себя как на нечто убогое, вторичное по отношению к Западу.


Благодарность Диме за набор текста
Tags: ecclesia, Восток - Запад, Русская Идея, диктофонные записи, история, русское, христианство
Subscribe
promo kot_begemott august 8, 04:34 123
Buy for 50 tokens
Если можете, поддержите хотя бы немного. Номер карты Сбера: 4276 3800 5961 1900. Кошелёк Яндекса: 410011324008123 Счёт Paypal kot_begemot_@list.ru На счёт Яндекс-деньги: Помощь в любую сумму будет принята с благодарностью.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments