Игорь Лебедев (kot_begemott) wrote,
Игорь Лебедев
kot_begemott

Category:

Почему власть меняет повестку


Социолог Алексей Фирсов о том, что может заменить «крымскую весну»

Еще до того, как социология начинает фиксировать серьезные изменения общественных настроений, у исследователя возникает (лучше сказать, должно возникать) чувство едва заметного сдвига реальности. Как будто происходит легкое смещение пласта: рельеф еще ничуть не изменился, но появляется слабый резонанс, идущий из глубины. Политическая гениальность часто состоит в том, чтобы вовремя заметить этот сдвиг и стать трендсеттером: как бы пойти против течения, но ровно в тот момент, когда само течение начинает разворачиваться. И таким образом оказаться в авангарде.

В общественных дискуссиях и политических реакциях сегодняшнего дня начинают проступать, на мой взгляд, признаки подобного разворота. В чем они выражаются?

Можно уверенно говорить, что фаза «крымской весны» сыграла свою драматическую роль, но завершилась.

Прежняя идеологическая повестка, связанная с двумя ключевыми сюжетами: «жизни в осаженной крепости» и «героического прорыва», — инерционно продолжает работать, однако чувствительность аудитории к ней заметно ослабела. Консервативная модель показала свои границы даже в отношении к прошлому. К примеру, не удалось склеить в одно органические целое дореволюционный, красный и современный периоды русской истории.

Однако ключевой риск в другом. Совершенно повис ответ на вопрос: «что дальше?». Слаженная, хорошо структурированная медийная картина мира не смогла дать ответа на вопрос о дальнейших перспективах. Попытка строить модель будущего через условную перерисовку образов прошлого в современном контексте (повторение великих строек, великих запусков и прорывов) не показалась убедительной. Например, современному обществу нельзя предложить модель новой индустриализации по образцу 30-х годов прошлого века. В 21 веке совсем другая экономика — она принципиально не может быть локальной и мобилизационной.

Идет жесточайшая технологическая конкуренция, проиграть которую гораздо более рискованно, чем потерять Украину.

Но в прежней модели механизмы технологических прорывов запустить не получится. Появляется накопленная усталость — от прежних форм, решений, повторяемости циклов. Усталость ведет к потере социальной энергетики. Отсутствие перспективы вызывает повышенное внимание к деталям настоящего: многие события, мимо которых можно пройти на марше, приобретают символический характер на вынужденном привале. Отсюда обостренные общественные реакции на выступление Райкина, памятник Ивану Четвертому и другие резонансные моменты.

Такую ситуацию можно сравнить с компьютерным зависанием. Однако статичный социум — противоречие в определении. Ему нужны новые ориентиры. Но и резкий разворот в сторону условного либерализма сегодня невозможен: это как на большой скорости начать разворачивать грузовик с длинным прицепом. Занесет.

Поэтому возникает ощущение, что: во-первых, ситуация будет меняться, во-вторых, инициатором изменений и контролером курса станет власть, в-третьих, движение пойдет за расширение рамок, поиска синтетических моделей. Некий либеральный крен с повышенным вниманием к сохранению баланса. Но при всех ограничениях, это будет иная стилистика, иное поле общественного дискурса.

Предстоит очень сложная балансировка: сохранить свою идеологическую локацию, выстоять под внешним давлением и при этом обеспечить модернизацию. Сверхсложная задачка. Но для власти это окажется игрой на опережение, возможностью направить новые общественные процессы в контролируемое русло. Чуткие, в силу профессиональных навыков, к новым поворотам деятели культуры (как кошки чутки к землетрясениям) уже заметили этот первый сдвиг почвы, что сразу отразилось в публичной риторике.

«Цензура», «доколе», «художник всегда свободен», — все чаще стало звучать с открытых площадок. Но ведь изменилась и тактика власти. Она не отшвыривает упреки, но вступает в диалог.

А сокращение ресурсной базы будет придавать общественной дискуссии еще больше раскованности, поскольку многим реципиентам бюджетных грантов уже не на что рассчитывать. Они не могут капитализировать свои практики за счет государства и поэтому начинают капитализировать свой персональный бренд за счет активной общественной позиции.

Что еще важно, прежняя модель не обеспечивает связи между широким политическим контекстом и той экономической программой, которая разрабатывается внутри ЦСР [Центра стратегических разработок, который возглавляет Алексей Кудрин]. Поэтому новый тренд будет активизирован предстоящей экономической дискуссией. Ключевым ее моментом станет реформа институтов, которые в текущем виде признаются разработчиками основным ограничителем экономического роста.

По их мнению, стимулирование роста невозможно без существенного изменения общественной среды: судебной системы, права, институтов собственности. Таким образом, вопросы экономики начнут рассматриваться под углом политики. А это потянет за собой массу других смыслов.

Чтобы научиться адекватно реагировать на эти смыслы, от экспертного сообщества потребуется: выработать новый язык описания реальности; научиться формировать образ будущего с учетом всех узловых моментов 21 века (прежде всего — технологических); существенно обновить интеллектуальный багаж. Кто первым успеет — тот и трендсеттер.

Впрочем, в нынешней ситуации неопределенности всегда остается риск того, что любые толкования являются лишь проекцией внутреннего мира эксперта, его пульсирующих надежд и интеллектуальных амбиций.

Источник: http://ura.ru/articles/1036269421
Tags: Русская Идея, идеология, из жизни клоунов, к проблеме русской интеллигенции, феномен власти, цитаты
Subscribe

  • Жизненный опыт у всех, по сути дела, одинаковый

    Пушкин прав. "Кто жил и мыслил, тот не может в душе не презирать людей". Да, с возрастом всё более низкого о них мнения. Ужас, как мелки и…

  • Annuit cœptis

    Почему массовое церковное сознание "назначило" Бога господином мира? Для обывателя невыносима мысль о человеческой свободе. Точнее - об…

  • Критерий Воланда

    У меня был период, когда сожалел, что советское общество было отсталое. На фото 50-х годов смотрел с ужасом: "какой же был концлагерь! Как хорошо,…

promo kot_begemott february 17, 19:05 8
Buy for 500 tokens
Я её сдавал - это был главный источник доходов, который позволял держаться на плаву. Подробное фото и видео с места пожара у меня ВКонтакте: https://vk.com/igor_v_lebedev Пожалуйста, помогите мне, кто сколько может. Номер карты Сбера: 4276 3800 5961 1900 (Номер счёта 40817810438117620769).…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments