Игорь Лебедев (kot_begemott) wrote,
Игорь Лебедев
kot_begemott

О невозможности конкуренции на Руси



Расшифровка диктофонной записи. Беседа с Алексеем от 07.04.2016г.

И: Предлагая тебе обсудить следующую проблему. А как возможна конкуренция между предпринимателями на Руси? Как она возможна? Помнишь, Кант задавался вопросом: "как возможна философия?" Я задаю вопрос: "как возможна конкуренция?"

А: Классный вопрос задал. Потому что это знаменитое слово не что иное как красивый образ, с которым связывают процветание и прочее бла-бла-бла, чисто такой западный образ.

И: Я вот сегодня смотрю передачу на ОТР, и они там обсуждают: "ну конечно, будущее России зависит от конкуренции, конечно, конкуренция необходима". И тут меня осенило. А почему они все уверены, что конкуренция возможна?

А: Там надо смотреть что они имели ввиду. Конкуренция на мировом рынке...

И: Хотя бы на своём, честная конкуренция.

А: Честная?

И: Да. Вот послушай, ты у нас историк, ты должен знать и ты меня сейчас просветишь. Вот у нас в своё время построили на Урале много всяких заводов, в Туле построили военные заводы. Это всё построили конкурирующие между собой предприниматели?

А: Нет. Если брать вообще уральские заводы, то их строили при содействии государства, почти что по указке. Хотя потом оказалось что дело прибыльное, там все дела, через 20-30 лет наладили инфраструктуру, вышли на рынок, стали делать железо круче шведского, это всё было. Но это всё сложно, для этого нужны не только деньги, но определённое подвижничество. Потому что ввязаться в сложнейшее дело с кучей неизвестных и самое главное - с кучей рисков, а потом, когда ты это построишь, то встанет вопрос: "а что с ним делать, кому передавать?" Сыну это не надо. Это проблема многих наших строителей до Революции. То есть мужик поднял производство, а тут приходит сынок такой, трале-вале, в Париже чаще бывает чем на Родине. И он потом продаёт, не за бесценок конечно, но просто первому попавшемуся купцу.

И: Я вот не в курсе, а что, на Западе такая же проблема или как?

А: На Западе по-разному. Много же кто писал об этой проблеме трёх поколений. Что вот приходит крестьянин, ставит заводы, потом приходит его сын, рафинированный, утончённый, но тем не менее, деловой человек, третье поколение - вырожденцы.

И: Это в России, а на Западе что? Все предприятия закрылись?

А: Нет, это как раз западная штука, это же Будденброки знаменитый, Томаса Манна. Но там по-другому, как поздоровее. Грубо говоря, им некуда уезжать, вот они и живут у себя дома. Париж - их дом.

И: Я вот считаю, что вот где-то в Лондоне кафе, которое существует 600 лет.

А: Ну да.

И: 600 лет. И вот оно передаётся из поколения в поколение.

А: Ну как бы там на самом деле всё не так просто. Там не всегда из поколения в поколения, бывает что и передают или продают, но тем не менее - да.

И: Но оно же существует 600 лет, вот данное кафе, данный кабак, в котором пил хрен знает кто. В XIII веке какой-нибудь там пират вообще морской.

А: Я к чему говорю, по поводу конкуренции, как таковой конкуренции сильно-то и нету.

И: Подожди. Вот в России, в XIX веке была нормальная конкуренция? Качественная? Которая способствовала выпуску более качественный товаров?

А: Я не знаю. Вряд ли. Потому что рынок был не насыщен. У нас же тут вообще тухляк был. Производство было не очень высокое, едва удовлетворяло спрос. Проблемы начались в второй половине XIX века, там как раз таможенные войны попёрли, когда иностранные товары начали к нам приходить. И там получилось так, что многие товары наши просто не могут производить аналогичного качества. Насколько я помню, была такая проблема. Или просто не могут производить столько, сколько надо. А потом ещё открылась одна штука. Проще заниматься чем-то типа железа и стали, потому что это большие деньги. А чтобы это развивать, государство помогало. Да у нас же всегда фактор государства был. Всегда. А государство, ну вот нафига ему конкуренция? Сама по себе? Она если и есть, то только на начальном этапе.

И: А почему на Западе конкуренция государству выгодна?

А: Да как сказать, мне кажется что там тоже миф такой красивый о конкуренции. Потому что там они в конце XIX века быстро стали создавать монополии. Это не шутка, дядя Ленин совершенно не врал, когда говорил про монополизм. Это очень выгодно. Ты скупаешь всякую мелочёвку и всё. Поэтому там конкуренция конкуренцией, но тут тоже надо понимать что это в какой-то мере условность. Не надо думать что там всё так чётко. Кроме того, сколько у них там соглашений было. А классический пример конкуренции - это когда есть мужик, который не играет по правилам, то тут да, тут начинается. Самый яркий пример мужика, играющего не по правилам, у американцев. Это Форд. Его же там гнобили по-чёрному. Если ты не в курсе, он же по-честному решил бизнес вести. Когда была подписка на его автомобили, его там чуть не убили, ему сказали: "ещё раз такое сделаешь, мы тебя порвём".

И: Этот дешёвый Ford T имеешь ввиду?

А: Да, когда он вернул по сто баксов лишних. У него там система была, забыл как называется, "доверительный бизнес" или как-то так. Вы, покупатели, мне доверяетесь, я выкладываюсь по полной и делаю для вас самое классное, что только можно. Именно для вас. Не потому что у кого-то лучше или хуже, а потому что вы мне доверяете, я ваше доверие обмануть не могу.

И: То есть здесь речи идёт о честном имени?

А: Да, здесь совсем другой подход. Я тебе говорю, его потом быстро привели в чувство, поэтому он и пытался долгое время обходиться без банков, без кредита, без инвестиций, всё на своих бабках. До 50-х годов он дотянул, а потом там пришлось уже менять систему. Я сейчас уже не помню. А конкуренция, ну была конкуренция между купцами например. Классика жанра. Была конкуренция между русским и нерусскими. Но когда в конце XIX века у нас масса иностранцев появилось, англичан, французов, бельгийцев, немцев, то там делом чести было поднасрать. Ну там не знаю, пытались по-разному. По большому счёту у нас проблема была в том чтобы осваивать, осваивать и осваивать рынок. И вот внутренняя конкурентная борьба не такая уж сильная была.

И: То есть получается, что мы развивались экстенсивно, наружу, а не внутрь?

А: Да. Потому что у нас неосвоенных возможностей полно. Хватало на всех. Другой вопрос, что там другого рода была конкуренция. За самые вкусные пироги. Вот наши русские, до Революции не занимались сложными производствами. Англичане и бельгийцы в этом смысле брались за всё и всё делали. Но вот кто сейчас помнит, что шахты Донбасса были начаты с Джона Юза?

И: Да, да, там ещё чуть ли не город есть, названный его именем.

А: Да, Юзовка. У нас же ещё медь на Урале поднимали не наши, а иностранцы принимали. А потом у них отобрали эту медь.

И: То есть у нас в истории нету примеров, когда конкуренция реально способствовала развитию?

А: Поправлю: когда конкуренция была значимым фактором развития экономики.

И: Вот мне рассказывала бабушка, она была 1901 года рождения, вот она говорит что детей посылают в лавку ну допустим купить сахара фунт. Она покупает сахар, а в дверях стоит приказчик и он ей прямо пригоршню ледяных конфет. А в другой лавке дают шоколадные конфеты. И дети между собой говорят: "там шоколадные, туда пойдём покупать". Прямо вот стоял и на халяву давал. Вот это вот реальная конкуренция.

А: А теперь смотри: ты понял, что конкуренция не в продукте, не в производстве, а в сбыте?

И: Да, совершенно верно.

А: Вот собственно и всё. Но это немножко другое.

И: Конечно. Вот слушай теперь. Я в советское время говорил с военными. А как вообще у нас работает производство? Мне сказали, что военное производство построено по принципу конкуренции. Вот существует один завод, который выпускает танки, и второй завод, которые выпускает танки. Они, каждый, выпускают свой проект и этот проект борется за внимание военно-приёмочной комиссии. Вот они представляют свой проект, причём я даже не знаю на какие деньги они это делали, они же не могли получить кредит, на какие-то свои средства...

А: Это целевые программы.

И: Да, и причём такая же конкуренция была в ракетной промышленности. Там было два двигателя - Глушко и Королева, причём они друг друга ненавидели ещё в реале.

А: Не то чтобы ненавидели, но да, конкуренция была.

И: Но в принципе, этот пример конкуренции, который я привёл, это не конкуренция за потребителя, потому что это же военное производство.

А: Я хотел тебе привести этот пример, потому что в нём я теме - это борьба за заказ. Это борьба даже не за качество, а именно борьба за то, чтобы показать что у нас разработка лучше. Но тут не борьба за потребителя.

И: Мне рассказывали как это делалось, накрывалась естественно поляна, конвертики засовывались членам комиссии.

А: По-разному было. Иногда брали качеством, иногда тем, что было.

И: И личные связи, и находили что у директора этого завода дочка жената на сыне такого-то члена политбюро, ну как обычно. И вот он получает заказ.

А: Если ты хочешь чтобы твой завод получил от Правительства бабла немеренно за производство танков, то ты и дочку найдёшь и правнука и всё прочее.

И: Но это же тоже не конкуренция, хотя всё в принципе развивалось! Опять же, существовала конкуренция между МИГ и СУ.

А: Пожалуйста - конкуренция между Харьковом и Уралом, Уралвагонзаводом, который танки производил.

И: Ну да, но это же не конкуренция за потребителя!

А: Нет. У нас это конкуренция за выделения государственных дотаций.

И: В той передаче все эти люди только и говорили, что нам нужна конкуренция, что конкуренция нас спасёт, что конкуренция - это развитие. И тут я понял, что либо они ничего не понимают, либо я. И я хочу представить себе западного человека, который выпускает некоторые продукт, и он выступает с некоторым уникальным товаром. Допустим существуют стеклянные линзы, а он придумал пластиковые для очков. Кто-то же впервые придумал их делать? Вот он приходит с этими очками и пытается начать их продавать. И тут я понял одну, достаточно простую вещь. В нашей ситуации, если бы он пришёл с пластиковыми линзами, а везде, по всем аптекам России лежат стеклянные, угадай, что было бы дальше?

А: Да ничего, не продал бы их, да и всё.

И: Производители стеклянных линз, которых я думаю не очень много, их там скорее всего 3-4 завода делают, они бы вышли на какие-то государственные структуры, которые бы продать ему не дали, или просто задавили. Налогами, отсутсивем экспертного заключения о безвредности, да чем угодно. И тут я понял, в какой ситуации вообще возможна конкуренция на Западе. Я не утверждаю что она является истинным двигателем развития, что она полностью всё экономику, но она же как таковая есть. Мы же видим, что развивается. Пластиковые линзы ведь существуют. Существует конкуренция между производителями выключателей. Есть вот такие, а есть такие. И кто хочет, тот такие и покупает. Для этого необходимо либеральное, индивидуалистическое сознание. И самое главное - независимый от государства Суд. Потому что если меня с моими пластиковыми линзами задвинут, то я могу через суд это пробивать. Есть какие-то определённые независимые организации, независимые от государства, от всего вообще, которые могут защитить мои интересы.

Для того, чтобы принять идею честной конкуренции, чтоб такая идея вообще была, человек должен мыслить строго горизонтальными категориями. Вот я, который делает стеклянные очки, а вот он, который делает пластиковые линзы. И вот он бросает мне вызов. Мне надо срочно либо падать в цене с моими стеклянными линзами, либо надо закрывать нахрен производство, брать кредит и тоже начинать выпускать пластиковые линзы, потому что они хорошо пошли.

И тут я понял, что русский человек имеет не горизонтальное, а вертикальное восприятие, иерархическое. Что, собственно и показало то, что ты мне рассказал. Смотри что мы имеем: у нас царь обращается к какому-то купцу, говорит: "езжай туда и строй там завод." А как было с мостом в Крыму? Там была конкуренция между строителями что ли? Да там все отбрыкивались "нахрен нам это нужно", пока царь не сказал: "на, вот ты будешь строить, иначе я тебя разорю, в Сибири сгною".

А: Да, есть такой момент. У нас первая реакция всегда: "да идите вы нафиг, да зачем мне ваши проекты".

И: Вот что я вижу? Существует строительный рынок рядом с моим домом. Недалеко, километр идти. Он работает до восьми, я иду туда в двадцать минут восьмого и уже всё закрыто. "А чего нам работать-то до восьми? Народа-то нет." Уже все закрылись в семь часов. Это у них что, конкуренция за потребителя такая? Теперь представь себе. В своё время я на даче оклеивал потолок красивыми пластиковыми плитами из тонкого вспененного материла производства Германии. Они были очень красивые, хорошие и качественные. Потом через какое-то время мне надо было доклеивать, лет через 5. Я оклеивал в 2001 году, в 2006 они мне снова понадобились. Я на всё рынке не мог их найти, их вообще не было. Были только российские. Я спросил: "а где же немецкие? Я же вот, у вас их брал!" Отвечают: "ну как, наши стали свои выпускать и тут же лоббировали, чтобы немецкие к нам не поставлялись." Это нечестная конкуренция!

А: А ты чего думал? Они тебе качеством что ли будут брать? Ха-ха.

И: Вот именно)) То есть что у нас получается? Вот у нас есть два производителя, ну допустим чипсов. Вот он делает чипсы. С оригинальным вкусом. Со вкусом черники блин. И вот он по всей России продаёт свои чипсы. Тут выходит другой производитель чипсов, который составляет ему конкуренцию. Угадай, что сделает первый? Первый найдёт своего депутата в Госдуме и лоббирует, чтобы того задавили нахрен.

И тут я понял, что вообще-то говоря в России конкурируют не за потребителя. У нас производители конкурируют всегда за благосклонность власти. А вот с помощью этой власти, административного ресурса, начинают давить конкурента. Причём его давят не так, чтобы он способствовал твоему развитию, а его давят совсем, чтобы он просто сдох.

А тогда какой смысл развиваться? Зачем мне делать товары лучше, если у меня есть свой депутат, который лоббирует закон, который не даст провозить немецкие пластины, которые ежу понятно каждые два-три года становятся лучше.

А: В фармацевтике у всех иностранных фирм в цену включены расходы на выбивание благосклонности властей. Да, простая, очень верная мысль.

И: И когда возможна конкуренция? Конкуренция как основа развития возможна лишь в том случае, если предприниматель полагается только на себя, на независимый суд, если он мыслит горизонтальными категориями. Вот есть я, и есть тот, другой производитель. И вот мы конкурируем.

А: Я тебе скажу, у нас актуальна не конкуренция, у нас актуально мастерство. Если ты занимаешься своим делом, и занимаешься не потому, что тебя обязали, а даже если и обязали, но ты в этом деле мастер, тебе это нравится, это твоё дело. Ты будешь развиваться, вот это внутреннее желание, вот этот вот рационализм, который в советское время был, ты работаешь, тебе интересно, ты подкрутил винтик и сэкономил сто тыщ, или вместо часа стоишь над деталью одну минуту. Это как раз и есть развитие.

И: Вспомни как их давили.

А: И давили, и даже если награждали, то там куча своих нюансов была, потому что ни гадили всем остальным, у меня на эту тему ещё батя шутил: "ну чё, сегодня подвиг, а завтра - норма?" Так что у нас сильно-то не любили, чтобы кто-то выёживался. Потому что кто-то один выежнётся, а потом весь цех будет соцобязательства подписывать.

И: Да, но получается, что у нас конкурируют не за потребителя, а за власть. Но для этого же не нужно делать товар лучше и лучше всё время.

А: Ты можешь обычную таблетку продавать в десять раз дороже.

И: Да я могу просто-напросто доказать власти, что мой товар лучше, а у этого - хуже. Я могу пустить пыль в глаза наконец.

А: Кстати вот недавно у Гоблина мужик выступал от нашей фармацевтической промышленности, он как раз все эти вещи сказал очень чётко. Я думал что он сейчас будет опять про таблетки, всякую херню, но нет, он чётко сказал, что это же большая игра, тут надо систему смотреть. Сейчас важна не продукция сама по себе, а то, как ты её подал. Пробил ли ты у нашей власти транш на закупку для инвалидов именно твоих стрёмных костылей. И обязательно мифология. А мифология очень простая: "у вас всё говно, а у нас всё отлично".

И: Хорошо, теперь я предлагаю тебе подойти с другой стороны. Поскольку мир однополярный и у нас существует, кроме того, чиновничья пирамида, на каждом уровне чиновник ориентирован на две вещи. С одной стороны он отстаивает интересы собственного начальства, а с другой - он должен сохранить своё собственное положение. То есть ничем ни рисковать. Ну или двигаться по карьере вверх, это не имеет значения. И когда к чиновнику приносят некое интересное инженерное решение, то угадай, о чём он думает прежде всего? Он думает: "а зачем мне рисковать? Ведь то, что есть, уже работает." Я совершенно доподлинно читал историю, к сожалению ссылку не помню, в конце 70-х годов принесли чиновникам какую-то очень интересную и оригинальную разработку. Она была полностью оригинальной, и те сказали: "вы что, хотите сказать, что этого нет на Западе?" Наши говорят: "нет, нету, это наше ноу-хау". На что чиновники отвечают: "да нет, ну что вы, раз на Западе нет, значит этого вообще нет и не нужно."

И каждый начальник не хочет брать на себя ответственность. Ведь практически все кредиты, инженеры, заводы, директора заводов, конструкторские бюро - они же все завязаны на чиновничью пирамиду. Ты мне текст о централизации так и не написал, но ладно, хрен с ним. И вот на мой взгляд, эта чиновничья пирамида вообще не заинтересована в развитии. У неё просто объективно нет интереса в развитии, так же как не было интереса в строительстве коммунизма в советское время.

Но интереснее всего другое. Интересно то, что копирование с Запада очень органично вписывается в систему. Заимствование у передовых стран понятно для чиновничье менталитета, потому что Запад в данном случае воспринимается как вышестоящий чиновник. Запад как бы вписан в нашу чиновничью пирамиду. И поэтому когда мы копируем с Запада, то это в принципе не нарушает чиновничьи интересы. Раз скопировано на Западе, значит там уже всё опробовано, там это продаётся, люди за это деньги получают, мы видим что весь Запад этим пользуется. А тут приходит какой-то выскочка и говорит: "дайте мне деньги, я выпущу вот это" - "А нафиг ты нам нужен, нам проще с Запада это взять".

Это означает что наша система впринципе не ориентирована на самостоятельное развитие, на конкуренцию, а она ориентирована на копирование с Запада. А это означает, что она тотально ориентирована на отставание от Запада. И всё это основывается на нашем менталитете. Вот эта вот пирамида власти. Более того, даже если придёт некий чиновник, то он ничего не сможет изменить. Даже если он там какой-то супер-прогрессор. Эта система кого угодно переломает.

А: Кстати, я тут вспомнил момент, я же тут тракторами занимался, Зальцманом и прочими, так вот по поводу этого поклонения Западу. У нас после войны создали новую марку трактора. Просто взяли более-менее современный американский, перерисовали, добавили чуть-чуть своего, и вдруг из Москвы приходит приказ: "ребята, делайте копию американского, вот один в один, если вы там чего-то поменяете, то вам всем кирдык просто". Понимаешь? Они говорят: "да нет, смотрите, мы вот здесь улучшили, вот здесь подправили, вот это по нашим технологиям лучше", и ещё они перевели в миллиметры, им говорят: "какие ещё миллиметры? А ну давайте всё обратно!" Там такая нешуточная борьба на уровне Совета Министров.

И: Но это доказывает мой тезис, что чиновничья пирамида не способствует развитию. А между прочим выпуск нашего мотоцикла "Урал" перед войной, его содрали один в один с BMW, причём там допуски были до полмиллиметра, настолько точно его содрали. Но дело не в этом. А вот теперь я задаю вопрос: а почему при всём том, что мы изложили, конкуренция вообще возможна? Почему все за неё так трясутся? Это что, только мы с тобой вдвоём это понимаем? А на Святой Руси этого не понимает никто?

А: Ха-ха, а чего, в телевизоре много производственников выступает? В телевизоре получают голос спецы? Да приглашают какого-нибудь пидараса из ЛДПР, который рядом с тобой стоял, и он будет трындеть, не разбираясь ни в чём, кроме может своих носков или трусов. Ну реально. А так, чисто внешне просмотреть то да, два магазина, Седьмой континент и говёная Пятёрочка, конкуренция!

И: Но это конкуренция за сбыт. Если бы они там выпускали два сорта яблок, вот эти лучше, а эти - ещё лучше, и они бы конкурировали, то это я понимаю. А нас же рынок бездонный.

А: О Господи! Я тебя умоляю, у нас если приходишь в магазин, даже если хороший, то картошку хорошую не купишь. Во-первых потому что она должна быть произведена без всякой фигни, а она может дешевле стоить, то скорее всего не дойдёт до магазина. Нахера она там нужна? У них у всех поставщики с юга. А местная картошка вкусная, нормальная, кто её пустит на рынок? Сомневаюсь чтобы кто-то её пустил. Поэтому я вот сколько со своего огорода живу, никогда не пробовал вкусной картошки из магазина, её просто нету.

И: Так вот я опять возвращаюсь к этому вопросу. С чего это все решили, что наше развитие связано с конкуренцией?

А: Миф такой есть, а чего такого?

И: А почему его никто не разрушит?

А: А зачем его разрушать-то, кому это выгодно?

И: Как это кому? Народу! Чтоб мы развивались наконец, а не копировали с Запада! Это нам всем, народу нужно.

А: Это миф создавался не пять лет и не десять. Ты же это понимаешь. На этом мифе уже воспитаны целые поколения. И этот миф имеет подтверждение. Ну во-первых, он выходит за рамки России, выходит на уровень "смотрите наше, смотрите ихнее". Вот у тебя сотовый чей? Российский. А вот видишь, тут такая штука получается интересная, что видимых доказательств того, что конкуренция не работает, просто нет.

И: Подожди секунду, но есть же теоретические доказательства. Вот мы с тобой сейчас всё это доказали теоретически.

А: Ты-то кому хочешь доказать? Народу? И как ты ему будешь теоретически доказывать? Это вот то, что ты сейчас проговорил поймёт дай Бог три твоих читателя, которые в теме, и которые ищут и хотят понимать. Таких у тебя много, согласен. Ну а остальные чё? Вот ты показываешь систему, на этом уровне нужно уже определённое восприятие. Ты систему отлично показываешь, а теперь покажи это бабушке, которая сидит на рынке.

И: Я тебя понял, слушай, последний вопрос. Помнишь мы говорили зимой, что у нас развитие связано с тем, что у нас во главе каждого дела должен стоять энтузиаст.

А: Да.

И: И он должен делать это из любви к своему делу, а не из соображений выгоды, обойти конкурентов и так далее. Как это можно совместить с чиновничьей пирамидой и со всем тем, что мы сейчас обрисовали?

А: Это возможно соединить только в одном случае. Опасность. Опасность настолько велика что если чинуша не рискнёт, то он стопроцентно потеряет место.

И: То есть кнут?

А: Да. Кнут не важно в каком исполнении. Либо главный начальник будет всех гонять, либо война та же самая, либо просто какая-то катастрофа. Вот это имеется ввиду.

И: Но ты же понимаешь какая будет в обществе атмосфера, если над начальниками будет кнут?

А: Понимаю, но другого выхода я пока не вижу.

И: А как сделать так, чтобы чиновникам было выгодно приветствовать этих энтузиастов?

А: Давай начнём с того, "а что им вообще нужно"? Ты же сам ответил на этот вопрос. Чтобы "верх" был доволен. Вот что им нужно. Следовательно должна быть какая-то движуха сверху. Но как она будет идти - это второй вопрос. Но обычно это всё-таки не пряник.

И: Вот мы сейчас говорим и я понимаю, что у нас нет другого выхода кроме шарашек. А в шарашках всё пойдёт. Там найдут энтузиастов.

А: Туполев два года сидел во главе КБ, ничего не сделал, бабла столько срубил. В шарашку запихнули - опа, за полтора года семь моделей самолётов.

И: Да, совершенно верно. Всех энтузиастов надо посадить в шарашки. У нас опять будет сплошная казарма, а не страна, и мы будем развиваться?

А: Ну да.

И: Парень, но так же нельзя жить! Что либо бордель, либо казарма.

А: Ну мы берём с тобой предельные категории, но тут какой вариант? Пряником соблазнять? Проще получить то что имеешь, не напрягаясь, чем получить чуть-чуть побольше но напрягаясь. Вот здесь логика очень простая. За себя скажу: вот мне сейчас предложи пряник, "Лёха, хочешь заработать ещё штук пять в месяц?" Я скажу: "не-а, не хочу". Потому что мне и так хватает. Хотелось бы больше, но это надо выкладываться, выходить за какую-то рамку, грань. Если это не дело моей жизни, если мне это неинтересно по-настоящему, то нахера мне это надо, ваши пять тысяч? А у чиновника наверняка ещё хуже. Так я живу, если мне нужно бабло, то я взяточку там, то, сё, у меня есть. Нахера мне подписываться под какой-то проект, за который я буду отвечать? Потому что я его подписал. Ты же знаешь это принцип. Лучше запретить на всякий случай, "как бы чего не вышло".

И: Но мы с тобой приходим к выводу, что конкуренция не может быть двигателем развития России.

А: У нас - нет. У нас надо искать вот этих людей. Тут из разряда "главное - не мешать", и они сами всё сделают. Но у нас не хотят, у нас лучше галочку поставят, что мероприятие проведено и всё.

И: Но, переломить чиновничью пирамиду вообще нереально. Вот эта лихорадочная попытка, которую устроили украинцы со своим майданом, она провалилась. Они пишут, что чиновничья пирамида осталась той же самой, ничего не изменилось, "а зачем вообще мы старались"?

А: Самое главное, что и они-то не поменялись, и ничего не поменялось. Они просто верхушку срезали. Тут системный нужен подход, а его нету. Да он там и не предполагался. Поэтому на их опыте можно разуть глаза, не копошится в ежесекундном дерьме Порошенко - не Порошенко, а увидеть просто ситуацию. Повторилась ситуация начала 90-х годов в ещё более тупом варианте. Тогда же тоже с твоих слов все болели Западом, так и на Украине сейчас все Европой болеют.

И: Ну у нас скорее в конце 80-х все болели Западом.

А: Я имею ввиду распад конца 80-х, начала 90-х. И ещё в более убогом варианте повторилось.

И: Я понял только одну вещь, которую можно изменить в данной ситуации с Россией. Я понял, что нужно просто просвещать людей, объяснять им, что к чему. Действовать только через просвещение, чтобы люди поняли что к чему, в чём ошибка украинцев. Они не поняли! Они не поняли, что они не будут Западом. Они думают, что вот мы тут скинем Януковича, изменим то и это, примем закон о полиции и у нас тут же будет Запад.

А: У них тот самый карго-культ, откровенный карго-культ.

И: Он более откровенный чем у нас, но всё дело в том, что у нас-то ведь тоже карго-культ.

А: Так это естественно, надо просто показывать и говорить: "ребята, смотрите, у нас такая же жопа как на Украине. Просто у нас благодаря властям не превратилось в окончательную жопу. Что вот не дошло до такой крайности. Это не означает что власть во всём молодцы, это означает, что у нас просто до этого не дошло.

И: Мы просто умнее. Мы знаем, что реально ничего не изменится, новая власть будет делать то же самое. Это не понимают только те, кто не хочет этого понимать. Есть что добавить?

А: Да вроде всё. Насчёт того твоего вывода я соглашусь, что реально нет другого способа в масштабах всего общества повлиять на власть, но не выходить и не крушить. А вариант с кнутом, сам знаешь какие у него минусы. Просто вот я тебя читаю и всё понятно, и ты это видишь, но у меня ощущение складывается, что всё это впустую, что тебя не понимают реально. Я вот смотрю по комментариям и по лайкам. В ЖЖ надо писать +1, а тут просто лайк поставить, я смотрю чего-то там тебя не сильно лайкают.

И: Я так понял, что в силу некоторых обстоятельств, или это пропагандистская кремлёвская машина, или реально дело к войне идёт, народ сейчас не хочет понимать что есть. Народу вот сейчас нужно с флагом и вперёд: "мы великая Россия". Шапкозакидательство, как перед японской войной. Им не надо понимать, им надо чувствовать себя сильными, надо чувствовать себя едиными. Между прочим интересная вещь. Вот этот компромат опубликовали по поводу оффшоров на друзей Путина, и обрати внимание, в Исландии по схожему поводу какой был шум, и насколько у нас всё тихо прошло. А ведь в марте 2015 года приняли закон, что оффшорная деятельность для госчиновников запрещена, и тем не менее, они все там засветились. И обрати внимание, насколько легко наш народ проглотил эту новость. Ведь по большому счёту все заняли сторону Путина. Тогда как общественное мнение должно было требовать от него разобраться с этими людьми. А оно просто тупо заняло сторону Путина. А те, кто возвышают свой голос, те либералы, блин. И чтобы их подавить создали Национальную гвардию. И вот когда я это пишу, то мне в комментариях пишут: "ничего, сейчас Национальная гвардия с вами со всеми разберётся, со всеми кто против Путина". И тут я начинаю думать. Ну патриотический всплеск там, потому что наши военные действия в Сирии ещё неизвестно во что выльются. Америка же тоже их собирается там начать. Ты же знаешь, что наши ведут наземную операцию в Сирии?

А: Знаю конечно. Когда я увидел, что награждают 10300 медалей, то это понятно. Извини меня, но если туда перевели пару полков сапёров...

И: Десять тысяч минёров))

А: Да, 2-3 тыщи человек, включая уборщиков на этом аэродроме. Ну а 10 тысяч - однозначно там дивизия стоит. Понятно что эта дивизия не авиационная, а там ещё сухопутные силы есть.

И: Да там ещё моторизованные и тяжёлая техника. Так вот, я начал думать: а почему народ занял сторону Путина? Это могло быть только в одной ситуации. Если народ считает, что Путин отстаивает некие высшие ценности, которые более важны, чем некое мелкое чиновничье воровство его приближения. И тут я начинаю думать, а какую такую ценность отстаивает Путин, что я проглядел? В патриотизм он наигрался и бросил. О патриотизме все молчат. Какую высокую ценность отстаивает Путин? Я этого не вижу.

А: "Великую Россию". Мы теперь всему миру показываем всякие приличные и неприличные жесты. Мы захотели - помогли Асаду. Раньше такого не было, а сейчас есть.

И: И это делает нас великими? Да это карго-культ.

А: Захотели - присоединили Крым. А теперь ещё Асада поддерживаем.

И: Но это же не делает нас великими! Это просто карго-культ, мы просто копируем Америку, которая влезла куда хочешь. Америка захотела, и влезла в Ирак.

А: Это ты видишь, что это карго-культ. Ты можешь увидеть всё проблему.

И: Я понял. Идея, которую транслирует Путин - идея "великой России". "Великая Россия" без развития. Гениально. Обречённая на отставание.

А: Развитие - это всегда риск, это напряг. А тут без напряга.

И: Величие без развития - это же колосс на глиняных ногах!

А: Ну естественно. Когда у тебя голая задница, а ты медальками весь увешан.

И: В гробу я видал такой патриотизм.

А: А ты думаешь мне он сильно нужен? Причём это величие, естественно, за счёт нас с тобой. И дело не в том, что я против величия, ради Бога, только друзья мои, развивайтесь. Я вот своим студентам всегда говорю, что есть кризис развития, а есть кризис упадка. Вот мы, начало XX века как ни крути, был кризис развития. Это когда вы были маленькими и обувь вам вашим родителям приходилось менять каждый год, потому что вы росли. У вас кожа лопалась, от того что быстро росли. Вот эти шрамики, если ты знаешь остаются - это кризис развития. Россию тогда пёрло со всех щелей разрывало во всех планах - в социальном, политическом, это тоже надо понимать. А власти тогдашние, кстати, просто этого не понимали. Не догоняли, не успевали. Они жили XI-м веком, а уже наступил XX-ый. А сейчас наоборот - кризис упадка. Сокращение населения, сокращение экономики, сокращение всего, но при этом надо играть в "великую державу".


Благодарность Алексею К. за набор текста
Tags: диктофонные записи, история, патриотизм, проблема величия, проблема развития, феномен власти
Subscribe
promo kot_begemott december 9, 2014 04:34 96
Buy for 50 tokens
Если можете, помогите хотя бы немного. Номер карты Сбера: 4276 3800 5961 1900. Ещё есть карта ВТБ-24: 5278 8300 4920 8709 Кошелёк Яндекса: 410011324008123 Счёт Paypal kot_begemot_@list.ru На счёт Яндекс-деньги: Помощь в любую сумму будет принята с благодарностью.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments