Игорь Лебедев (kot_begemott) wrote,
Игорь Лебедев
kot_begemott

Метафизика изменений Путина


NT: Сколько раз Путин менялся?

На моей памяти раза три. Путин с конца девяностых и примерно до 2003 года — это один человек. Конечно, он почти сразу стал восхищаться собой. И все-таки тогда он был и восхищен, и не уверен в себе. Он чувствовал, что власть, которая так легко досталась, может и уйти также легко. Но неуверенность еще не превратилась в страх, он ироничен к себе и отчасти ироничен к поддержке масс. Он преувеличивал значение политтехнологий в своей популярности. Но уже с 2002-го вокруг него сгущается эта толпа полупитерских (в ней не только питерские) — Сечин, Устинов, Пугачев…

«Появляется Путин лавирующий. Он ведь теперь зависит от своего ближнего круга и не доверяет им. Да, рождается уже артист. Одна из стихий, которая Путина унесла в эмпирей, — то, что он оказался в клубе мировых лидеров»

NT: И они начинают его запугивать?

Не знаю, свечку не держал. Но они его ведут. Их первая задача — свалить старую команду. Хотя казалось, что это не удастся, они этого добиваются, найдя слабые места. Волошин ушел почти без борьбы, а за неделю-две до того уходить не собирался.

NT: Каким Путин приходит к 2003 году?

Появляется Путин лавирующий. Он ведь теперь зависит от своего ближнего круга и не доверяет им. Да, рождается уже артист. Был и такой фактор, как эталон президента США Буша-младшего. Одна из стихий, которая Путина унесла в эмпирей, — то, что он оказался в клубе мировых лидеров. И каких! Ширак, Тони Блэр, Шредер, Буш. Та команда была команда посильней тех, что сегодня. Хотя и в ней тренд на понижение уровня уже обозначился.

NT: В этом смысле, кажется, Путин не поменялся, по-прежнему собственное величие зачаровывает его.

Но это уже следующий этап. В первом периоде еще есть человек Путин. Любитель отдохнуть от дел, посидеть за пивом, оттянуться. Поездки в курортные места вроде Вьетнама и Кубы планировались с возможностью застрять на пару-тройку дней, поплавать. Я думаю, это ушло.

NT: Он охотно позирует с удочкой до сих пор.

Нет, это уже «игра Путина в Путина», второй период, где он выступает Калитой — собирателем денег. Набивает кошель при помощи Кудрина, и поэтому очень ценил и ценит его — Кудрин действительно это сделал. А особенно заценил, когда пришел 2008 год, и кошель пригодился. Свою роль Путин отстраивает как раз в ходе второго президентства. Отныне он — Путин, возрождающий Россию, обогащающий нацию. Обогащение немедленно перешло в скупку лояльных, но какое кому дело, отчего люди верны? Так даже лучше, без крови. Никакой 1937 год не нужен, когда у тебя столько баксов. В ближнем кругу все живут на три дома, две яхты и остров. Россия близка к альянсу с Европой. Чечня замирена. Путин, наверное, думал, что в президентство Медведева завершит вхождение в Европу, в НАТО и в клуб на всех уровнях. Он вовремя толкнул зашатавшегося Буша в Мюнхене — падающего толкни. И действительно, к нему тайком, врозь друг от друга, подходили все европейские лидеры и говорили: молодец, хорошо этому ковбою врезал!

NT: В вашей схеме мюнхенская речь 2007 года — это не какой-то новый этап, это продолжение все того же Путина?

Да. В ней нет конфронтации, а лишь претензия на место за столом. И уверенность, что это место уже близко. Чтобы оно появилось, надо заговорить тверже. Просить нельзя, надо требовать. Становиться в очередь крайним за Грузией и Украиной? Глупо. Здесь кульминация второго Путина, золотого парня, идущего в золотой миллиард. Это Путин, верящий в мудрость финансовых рынков и в долларовую основу мира. И когда из-за несчастного Lehman Brothers рушится мир — здесь важный момент истины, его самообразования. Оказывается, великие и ужасные американцы не могут справиться даже со своим долларом! А платить должны мы? К тому же у Путина есть чем играть внутри страны. То был тяжелый момент, кризисная зима 2008–2009 годов, Пикалево… Но Путин — уже в роли премьера — оказался в правильном месте. Ближе к земле и к банкам.

Медведев выступил с доктриной, которая должна была стать новым политическим курсом. Согласно ей, Россия становится частью единой евроатлантической системы безопасности. И как на смех, все это за полтора месяца до войны с Грузией. Ответа на оферту Россия не получила. Грузия опрокинула ситуацию, особенно короткий, но сильный риск военного вмешательства США, теперь это известно. Второй Карибский кризис был тогда, а не теперь. Нас спас взрыв глобальных финансов, крах Маккейна на выборах и приход Обамы.

Тандем Медведев — Путин так устроен, что должен был оставить недовольными всех участников. Как система управления страной — это чудовищно: власть, распределенная на два двора. Причем придворные каждого лояльны своему суверену и интригуют, скрыто покусывают друг друга, ябедничают. На этом фоне рождается третий, сложный и отчасти надломленный Путин. Он станет мировым Путиным.

Все началось до рокировки, в 2010-м, когда рейтинг Путина стагнировал, а рейтинг Медведева рос. И вдруг отставка Лужкова — такого шага Путин от друга не ожидал и тут же спроецировал ситуацию на себя.

NT: Медведев стал его пугать?

Безусловно. После отставки Лужкова возникает призрак отставки правительства, он бродит по Белому дому, а не по Кремлю, в Кремле его нет. Думаю, включилась машина запугивания Путина, в ней участвуют все, включая системных либералов. В самое сложное время суверены не разговаривают, дуются друг на друга — зима и ранняя весна 2011 года. Тихо восходит Володин, тихо проседает Сурков… Формально сохранив свое место, но фактически его отстранили от выборов в Думу, совещания перенесли к Володину в Белый дом. Суркова туда формально приглашают, но Слава слишком горд, чтобы ходить. Володин захватил контроль над ключевыми выборами — в Думу, а тем самым и над будущими президентскими. Возник ОНФ. Фронт создается якобы для отпора некоему «заговору Медведева». Это все володинские интриги, к Суркову доверия уже не было. И в августе 2011 года — надлом тандема на рыбалке. Медведева сломали, но он успел навязать сценарий своего премьерства, неприемлемый Путину, и Путин с отвращением на это пошел.

NT: Чем он мог его заставить?

Не забывайте, что Медведев пока был президентом. Путин знал, что он бы сделал на месте Медведева — он бы точно его отставил! Тут речь о путинском воображении, а не о том, будто Медведев такое планировал. Идея медведевской измены — чистый вымысел, проекция страхов Путина и его ближнего круга.

NT: И в сентябре он рванул…

Да, ведь Медведев фактически навязывал ему второй тандем. Так, во всяком случае, казалось Медведеву. Вспомните, как уходящий президент заговорил осенью 2011 года. У него даже голос поменялся, он нес пургу о том, что теперь-то все начинается, заря свободы взойдет над Россией. На «Красном Октябре» креативным парням, которые собрались, думая, что им сейчас денег дадут, он говорил: «Берите власть!» Вот это «идите, берите власть» стало основным пунктом в «заговоре Медведева». Ведь через месяц была Болотная.

NT: Протесты конца 2011 — начала 2012 годов усилили страхи Путина?

Более чем. До них сценарий выборов выглядел по-другому. Скучно-консолидационным, социал-модернизационным, почти медведевским. Путин выступал как «Медведев 2.0.», только посильней и получше. А тут вдруг люди на улицах. Но это подсказало Путину новую игру: пора вывести на улицы своих людей, тех, что вышли защитить Путина от врага. Раз люди на улицах, значит, в стране есть враг, и осталось только его назвать. После нескольких проб…

NT: Дальше уже менялся не Путин, а враг, я так понимаю.

Ну да. В своих фантазиях он побеждает опасную Болотную. Но теперь он хочет идти играть с миром, это очевидно. С сердюковской реформой армии, а она дала результат, и он это знал, Путин отправляется в мир сыграть Большую игру.

NT: И тут так счастливо подворачивается Украина.

Начиналось вроде водевильчиком, Глазьевым, успешной взяткой Киеву в три миллиарда… Как вдруг — Майдан и бегство Януковича. Успех исчезает. Испаряется успех. А Путин привык считать себя любимцем успеха. Он испугался, конечно, не Майдана. Он же не верит в силу слабых, нет, там за кулисами должен быть кто-то сильный. Реальный враг силен, и Путин его знает.

NT: Он видит тень Америки?

Да. Есть нарочитый внутренний враг для затрещин — либеральный Пьеро, которого лупят посреди сцены, но за кулисами реальный враг.

NT: Тот, кто за нитки дергает Пьеро.

И Путин решил сильней ударить по клавишам, да. Но еще про одно стоит сказать. Путин к тому времени давно играет в «старого, прежнего Путина», во вкус, знакомый с детства. К выборам в 2012-м он повторяет все наработки, придуманные в 1999–2000-х, чтобы подчеркивать отличие от Ельцина: автомобили, вертолеты, спорт во всех видах. В начале нулевых эта программа называлась «Путин молод и силен». Она по сей день продолжается, но неуклюже. Как в фильме «Люди в черном» двигался космический жук в теле фермера. Путин играющий в Путина живет в двух мирах. Только в большом мире, в большой игре он подлинный, глобальный Путин. А здесь, внутри страны, он играет роль того, прежнего, Путина, который «молод и силен».

NT: Его самого-то, по вашим ощущениям, внутри страны что-то интересует, или он считает, что все сделал, все неплохо?

Дети. Думаю, его трогают дети. В них не видно измены. И главное, они не налагают скучных обязательств — этого назначить тем-то, а тому дать еще денег.

NT: Получается, что он уже не меняется? Просто играет и играет в большую, увлекающую его игру на мировой арене? Не все получается, но он не сдается.

Но при этом он расстыковался с принципом реальности. Он под кайфом своей глобальной ценности. Когда погиб «Курск» — я хорошо это помню — он сразу сказал как отрезал: «Наверняка было какое-то разгильдяйство». И так и оказалось. Но глобальный Путин такого позволить себе не может. К тому же на него начинает влиять чудовищный прессинг «Останкино», оно работает на него как театр одного зрителя. Теперь он может поверить в любую постановочную конспирологию — хоть в посылку Boeing, полного мертвецов, чтобы его дискредитировать. Раз ты ось мира, то на что не пойдет враг, чтобы тебя убрать? Все, что происходит, осмысляется им как спецоперации врага, который денно и нощно ищет возможность его убрать.

И Россию он теперь видит иначе. Россия — в нем. Он символ России, он знает свой рейтинг, у него есть внутреннее мерило величия. Но не может ничего изменить — символ не вправе меняться. Владимир Ильич Ленин не вышел из Мавзолея строить коммунизм. Что Путин может? Да почти ничего. Зато остановить он может в стране почти любого. Здесь последняя инстанция его силы: остановить можно все, Но запустить процесс, который дальше пойдет развиваться спонтанно, без него, значит — передать кому-то власть.

NT: А это немыслимо.

Немыслимо. Власть для него божественна.

NT: Чего ждать от символа России в ближайшие шесть лет? Бояться, нет?

Думаю, система достигла своего акме, и ее ждет сброс к простоте. Она не удерживает тех результатов, которых достигла, они вываливаются из рук. Ее кадры ищут, как все упростить. Ей предстоит пережить встречу с реальностью как неуспех, причем фатальный неуспех. Это может пройти и в мирных формах, между прочим. Но необязательно.

Г. Павловский

https://newtimes.ru/articles/detail/160874
Tags: из жизни клоунов, цитаты
Subscribe
promo kot_begemott december 9, 2014 04:34 101
Buy for 50 tokens
Если можете, помогите хотя бы немного. Номер карты Сбера: 4276 3800 5961 1900. Ещё есть карта ВТБ-24: 5278 8300 4920 8709 Кошелёк Яндекса: 410011324008123 Счёт Paypal kot_begemot_@list.ru На счёт Яндекс-деньги: Помощь в любую сумму будет принята с благодарностью.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments