Игорь Лебедев (kot_begemott) wrote,
Игорь Лебедев
kot_begemott

Categories:

Русский гений, оставшийся "там"


Мало кто из русских ученых в XX веке удостоился стольких почетных званий и наград, как он. Его открытия легли в основу промышленного органического синтеза, открыли путь к производству пластмасс и полимеров. После Октябрьской революции Ипатьев возглавил всю советскую химическую промышленность. Сам Ленин называл его «главой советской химической промышленности». Но блестящему ученому с мировым именем пришлось окончить свои дни в Америке с клеймом "невозвращенец". На долгие годы его вычеркнули из истории отечественной науки, в то время как в эмиграции Владимир Николаевич стал не только основателем американской нефтехимической отрасли, но и обладателем медали Лавуазье — высшей награды для химиков всего мира. Его крупнейшим открытием стал в 1936 году каталитический крекинг, позволивший намного увеличить выход бензина при переработке нефти. Вторым прославившим его изобретением стал высокооктановый бензин, сыгравший значительную роль в воздушных сражениях во время Второй мировой войны.



Владимир Ипатьев был из числа тех многих, кто едва не сгинул в эпоху сталинских репрессий.

Один из тех русских гениев, которые были попусту растеряны в советское время, и их таланты были подарены другим странам. Ещё в 1890-м году потомственного дворянина Ипатьева приняли в Русское физико-химическое общество, в 1895-ом он защитил диссертацию по химии. Главной сферой его научных интересов стало изучение явлений катализа при высоких давлениях и температурах. С 1899 года Владимир Николаевич — экстраординарный профессор Михайловской артиллерийской академии. Одновременно с признанием научных заслуг шло и повышение офицера-учёного в чинах: к 1910 году Владимир Николаевич дослужился до чина генерал-майора, став первым русским генералом, имевшим степень доктора химических наук. Его заслуги перед Россией были отмечены орденами Святой Анны 3-й и 2-й степеней, Святого Владимира 4-й и 3-й степеней, Святого Станислава 3-й, 2-й и 1-й степеней.



В Первую Мировую войну Ипатьев посвятил себя разработке методов защиты от химоружия — его стараниями к осени 1916 года русская армия была практически неуязвима для «газовых атак», на вооружение поступил противогаз системы Зелинского—Кумманта. Параллельно Владимир Николаевич трудился в качестве главы Химического комитета при Главном Артиллерийском управлении. При нем производство взрывчатых веществ в России возросло с 330 000 пудов до 2 700 000 пудов в год. Именно Ипатьев стал «отцом» русской химической промышленности.



После событий октября 1917 года Владимир Николаевич принял решение остаться в России. Он не разделял революционные идеи, однако и покинуть Родину, будучи горячим патриотом, не мог желал, ибо считал своим долгом служение русскому народу. В итоге он стал сотрудничать с новой советской властью и уже в 1921 году Ипатьев возглавил Главное химическое управление ВСНХ, то есть встал во главе советского химпрома. Под его руководством были основаны Радиевый институт и Государственный институт высоких давлений, начались работы по по производству синтетического каучука, а также на основе его идей создано добровольное общество содействия строительству предприятий химической промышленности (ДОБРОХИМ). Лев Троцкий хоть и считается отцом-основателем ДОБРОХИМа, но замысел создания общественной организации, которая занималась бы химическим просвещением населения, принадлежит именно Владимиру Николаевичу



В 1920–1930-х годах у Ипатьева было немало возможностей остаться на Западе — специфика его работы требовала частых зарубежных командировок. Так в 1927 году в Берлине у него поинтересовались, почему он не покинет СССР. Ипатьев ответил, что, как патриот, останется на Родине до конца жизни и посвятит ей все свои силы. Но судьба распорядилась иначе. В 1928 году был арестован его любимый ученик Г.Г. Годжелло, год спустя — близкий друг у Е.И. Шпитальский - физхимик, профессор МГУ и член-корреспондент АН СССР. Доброжелатели предупредили Ипатьева - на очереди он сам. В итоге ученый всё ж таки принял непростое решение — уехать за границу, переждав там тяжелые времена и террор в отношении учёных.



Вскоре случай представился — в июне 1930-го Владимир Николаевич в сопровождении жены выехал в Берлин на международный энергетический конгресс, а вскоре получил разрешение Академии наук остаться за рубежом для лечения. До 1936 года Ипатьев исправно высылал в СССР отчеты о своей деятельности, но узнав из газет о раскрытии якобы «контрреволюционной вредительской и шпионской организации в военной промышленности СССР», о том, как не выпустили Капицу из СССР и как расстреляли его соратников В.С. Михайлова, В.Л. Дыммана, В.Н. Деханова и Н.Г. Высочанского, Ипатьев отправил единственное письмо: «Я прошу заявить Президиуму Академии наук, что я не оставляю надежды приехать в СССР, но обстоятельства ныне такие, что я не могу этого выполнить».



Через 28 дней его лишили членства в Академии наук СССР, а еще неделю спустя Ипатьева лишили и советского гражданства. Советская «Правда» разразилась о нем гневной статьей, где академика клеймили отщепенцем и изменником, дескать, купившимся на блага буржуазной цивилизации. Для старого ученого, никогда не собиравшегося становиться эмигрантом, эта откровенная ложь была страшным ударом.



Однако без работы в США всемирно известный химик не остался. Научная деятельность и услуги по консалтингу нефтяных компаний сделали Ипатьева богатым человеком. Его вклад в химическую науку оказался огромным, особенно ценными оказались открытия для производства высокооктановых бензинов и авиационного топлива. В 1937 году Ипатьев был признан в США «человеком года», обойдя тысячу претендентов на этот титул, в 1939-м стал академиком Национальной академии наук США.



Счастливым Америка Ипатьева так и не сделала. Он очень тосковал по дому, трижды (в 1941, 1944 и 1951 годах) пытался вернуться в СССР, но получал в посольстве отказ. Он не обзавелся коттеджем и машиной, жил в гостиничном номере. Дочери, жившей в Ленинграде, он писал в декабре 1945 года: «Работая здесь научно, я, однако, никогда не забывал, что всякое новое достижение приносит также пользу и моей Родине. Хотя мы и не испытывали здесь голода и холода во время войны, но должен тебе сказать, что мучительно переживал все начальные неудачи Красной Армии, но, однако, верил, что потенциальная энергия нашего русского народа возьмет свое и он выйдет победителем». И верил не зря. Авиация союзников выиграла у «Люфтваффе» воздушную «Битву за Англию», в том числе и потому, что американские и британские самолеты летали быстрее немецких. Секрет был прост: они заправлялись высокооктановым бензином, изобретенным в США русским эмигрантом Владимиром Ипатьевым.



Умер великий русский ученый, которому было суждено стать основателем нефтехимической промышленности США, вдали от Родины в 1952 году, на 86-м году жизни, и был похоронен на кладбище в Нью-Джерси. На его могильной плите выбиты слова: «Русский гений Владимир Николаевич Ипатьев. Изобретатель октанового бензина». Несомненно жаль, что из-за непростых времен к людям, имевшим отношение к науке, Ипатьеву не суждено было подарить своё изобретение своей стране. Только 22 марта 1990 года Ипатьев был посмертно восстановлен в членстве Академии наук СССР, а четыре года спустя уже Российская Академия Наук учредила премию имени В.Н. Ипатьева за выдающиеся работы в области в области технической химии.



Источник
Tags: Восток - Запад, Запад_как_он_есть, к проблеме русской интеллигенции, русское
Subscribe
promo kot_begemott december 9, 2014 04:34 107
Buy for 50 tokens
Если можете, помогите хотя бы немного. Номер карты Сбера: 4276 3800 5961 1900. Ещё есть карта ВТБ-24: 5278 8300 4920 8709 Кошелёк Яндекса: 410011324008123 Счёт Paypal kot_begemot_@list.ru На счёт Яндекс-деньги: Помощь в любую сумму будет принята с благодарностью.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments