Игорь Лебедев (kot_begemott) wrote,
Игорь Лебедев
kot_begemott

Category:

Низложение православной идеи спасения. Часть 2


Христианства нет. Оно распалось на две части. Западное, которое просто обслуживает процесс развития и свободы, человеческого гедонизма, и восточное, которое обслуживает человеческий страх перед развитием. Наше христианское учение извратили для того только, чтобы избежать развития, именно поэтому спасение вывели на первый план. А должен был быть целостный процесс, в результате которого, я, например, пеку хлеб, изобретаю новую современную хлебопечку, но одновременно живу нравственно и потом получаю спасение.

А что предлагают у нас? В соответствии с русской логикой сразу перепрыгнуть и оказаться дамках. Ты можешь вообще ничего не делать, только молиться, поститься и потом ты спасёшься.

Вот монашество. С одной стороны да, важный для общества институт. Люди получали у них советы, окормления, утешения, монахи работали как домашние психоаналитики. Но ведь по большому счёту как христиане, они не делали ничего. Они просто постились, молились, а потом спасались. И это был идеал.

В нашей культуре идеал - это когда ты нихрена не делаешь но молишься, постишься и спасаешься.

Идея спасения, выведенная на первый план, совершенно пагубна для Христианства. Потому что она не должна быть на первом плане, она должна быть на десятом плане. Мы должны понимать, для чего Бог сотворил мир, развивающийся мир, и продолжать это развитие. Причём в правильном направлении. Это ещё надо мозгами понять, какое направление правильное. Потому что на Западе таких мозгов уже не может быть. У них просто развитие. Создавай новое, обогащайся. А у нас - нет. У нас развитие в принципе исключено, самое главное - спасение, высшие ценности.

Есть очень важные вещи, которые в нашей культуре христианские авторы не понимают. Они не понимают, что падшая натура человека всё извращает. И если от человека требуют высшие ценности, а человек понимает, что он "не тянет", тогда что он делает?

Вот я читаю воспоминания. В советской армии солдаты были призваны из мусульманских стран. А там к обеду дают кашу. Перловую или гречневую и отдельно бачок с жареной свининой. Так вот в одной части свинина была настолько некрасиво пожарена, да ещё с шерстью, что русские солдаты отказывались её есть. А мусульмане и подавно. Через два дня русские начали жрать. Всё равно в армии без мясного очень тяжело, на одной каше не уедешь. Мусульмане ещё неделю не ели, а потом начали есть эту свинину за обе щёки. Естественно, их спрашивают: "а вам Аллах не запретил?" Угадай что они ответили? "Так мы же под крышей, Аллах не видит". Мы смеёмся, потому что для нас это детский сад. Ну какой он Аллах если он не видит под крышей!

Это просто дешёвая, совершенно детская отмазка. Но дело в том, что мы, православные, сделали то же самое. Если от человека требуют высших ценностей, а он не тянет, то он оставляет формы, ритуалы, а сам живёт, как раньше. Более того, он говорит что ритуал - самое главное. А вон те нечестивцы даже в церковь не ходят и посты не соблюдают, а я соблюдаю, значит спасусь получше чем они. А продолжают жить также, как все. Помнишь купца, который выходит из лавки, крестится на все маковки, а потом избивает мальчишку, прислуживающего в его лавке? Это есть тот самый мусульманин, который говорит что Аллах под крышей не видит.

Лишенный этого центра, этой выделенной точки, вокруг которой происходит развитие, мы начали использовать мошеннические приёмы чтобы доказать самим себе что мы живём правильно. Что наша культура правильна. У нас оказался разрыв между Христианством и реальной жизнью. Именно разрыв. Потому что Христианство от нас требует очень большого, мы достигнуть этого не можем, а живём также как все. А в "середине" у нас пустота, потому что "середина" уехала на Запад в качестве Петруса. И её ничем не заменить. Нет связующего звена между реальной жизнью и Христианством. Нету связки. Ни смысловой, ни логической, ни антологической, ни политической, никакой вообще нет.

Реальная и христианская жизнь оторваны друг от друга. На Западе наоборот - жизнь очень цельная. Христианство просто сбоку припёка. Без него можно обойтись. Всё равно у них будут великолепные автомобили и медицина. Но мы сейчас говорим о нас.

Наша культура оказалась порочна. В "Белой гвардии" Булгакова один герой, который болен сифилисом, говорит другому: "благородной чревоточинки в тебе не хватает". И получается так, что этот конгломерат христианского требования, куда включается спасение, мы просто оттуда выбрали самое удобное что нам нужно. Внешние формы ритуала. И ты отлично знаешь, что Россия всегда ими жила. Вот Путин стоял со свечкой, Медведев стоял со свечкой и чего? Что они для людей после этого? Они христиане, что ли? Свечка - это вообще выражение жертвы Богу. Чем ты пожертвовал Богу? Отказался от четвёртого срока?

Так вот, самое главное и самое поганое в нашем Христианстве - это идея спасения. Потому что она стала главной, а это неправильно. Спасение должно быть результатом не просто праведной жизни, не просто жизни когда формально соблюдают ритуалы, а жизни, когда человек творчески самореализуется по Божьему завету как Бог самореализовался. Самореализация, причём честная, перед самим собой. Перед Богом и людьми. А у нас этого нет. Наша культура полностью исключает эту самореализацию. Целостно исключает. Чиновничья пирамида исключает. Сколько у нас рационализаторов, изобретателей мучились чтобы хоть что-то пробить. Это никому не надо.

А что такое чиновничья пирамида? Это институт. Это идея. Что развитие не главное. Всякая функция стремится обрести свою органику. Если где-то возникает функция, то она обязательно обретёт где-то физический орган, который выражает эту функцию, который удовлетворяет эту функцию, который воплощает её, удовлетворяет. Это закон развития. Так вот наша чиновничья пирамида, наша система - это результат воплощения функции, усечённой формы Христианства, в которой полностью исключено развитие, а на его место стала идея спасения.

Человек - никто. Он не имеет ценности. На место самореализации у нас встала идея спасения. Вся земная жизнь должна быть подчинена спасению. Хотя Христос спасение никогда не считал главной целью человеческой жизни. Самореализация, причём такая, чтобы ты пришёл к спасению, чтобы оно наступило как результат твоей самореализации. Самореализуйся и нравственно и творчески и интеллектуально и как угодно. И как пахарь. Вот ты чинишь автомобили, вот ты чини их честно. И потом Господь тебя спасёт. У нас даже порядочно работать не хотят. Ты же прекрасно это знаешь, русские никогда не были порядочными. Купцы, который обманывали западных партнеров ещё в XIV веке. Все говорят: "не обманешь - не продашь". А на Западе честно. Там вообще сделки совершаются по звонку. "Honesty is the best Рolicy". Они потом бумаги подписывают задним числом. Там просто все друг другу доверяют. У нас культура, где никому нельзя доверять. Помнишь эта песня Высоцкого "что за дом такой"?

И для того, чтобы не видеть эту реальность, в которой мы живём, мы придумали что мы великая цивилизация. Как компенсация. А когда я сказал что я великий, то обмануть кого-то - уже мелочёвка. На это можно уже просто плюнуть. Красивая отмазка, чтобы не совершенствоваться. Зато есть величие. А на фоне величия, подумаешь, дороги плохие, зато мы в космос первые слетали, Великую Отечественную Войну выиграли!

Это всё вместе идёт, в комплексе. Кастрированное Христианство, идея спасения, которая искусственно выдвинута на первый план для того, чтобы ничего не делать. Идея величия, которую вывели на первый план, чтобы ничего не делать и ничего не улучшать. Ведь мы же один из самый говёных народов мировой истории, нас ведь никто не любит.

Белорусов все любят. Почему? Потому что они не считают, что они великие. У них не этого архетипа, они просто труженики. Да, они пороха не выдумали. Но зато они труженики. У них нет отмазки о величии. Спасение - это самая поганая вещь в православии. Это чревоточина православия. Это извращение православия. За счёт всего этого мы и живём такой примитивной жизнью. Потому что какая разница, какие дороги. Какая разница хорошо или плохо ты работаешь на конвейере. Взял мешок картошки и унёс, главное что ты помолился в церкви.

Ещё можно добавить, много раз было отмечено, не только мной, что учение Христово и наша система, которая формировалась не без его влияния, ориентированы не на нормальных людей, а на ангелов. Вот если бы на месте Путина был ангел, совершенный человек, то всё было бы совершенно по-другому. На Западе, кто бы не пришёл к власти, ты там всё равно часть цельного, работающего института. У нас же ты - глава института и можешь вытворить из него что угодно. Ты не часть института, а институт - лошадка, которую ты можешь запрячь и она поедет. Христианство также ориентировано не на людей, а на ангелов.

Когда Христа спросили, "какая самая главная заповедь?", он ответил: "любовь к Богу". Прекрасная заповедь, неправда ли? Но дело в том, что падшая натура человека тут же всё это извращает. Это ангел может любить Бога. А на втором месте - любовь к ближнему. А угадай, как павшая человеческая натура извращает оба эти постулата? "Я люблю Бога, и поэтому я ненавижу ближнего". А потому что он не любит Бога. Он "не наш", не христианин. И я уже смотрю как на больного. У нас любовь к Богу ведёт к ненависти к ближнему. Что, у нас люди любят друг друга? Кирилл, который провозглашает любовь к Богу, да у него на лице написано, что он всех ненавидит. На деле любовь к Богу оборачивается ненавистью к ближнему, который не так сильно любит Бога, или по-другому любит, или вообще не любит и со мной в церковь не ходит. И машина у него лучше, чем у меня. Поэтому я буду его ненавидеть.

Любовь к Богу выражается в том, что на самом деле никто Бога не любит. Потому что это абстракция, как ты будешь Его любить? Как можно любить абстракцию? Христа - да, можно как-то ещё любить. Святителя Николая Угодника можно любить, Божью Матерь можно любить, конкретная женщина, рожала, мучилась - вот их можно любить. И на Руси всегда эти три иконы в Красном углу стояли. И все говорили: это русская троица, Божья Матерь, Николай Угодник и Христос. Всё. А Бог-отец - абстракция, как можно любить абстракцию?

Я иногда иду и думаю: когда Бог создал эту Вселенную, я чувствую Его замысел, я не просто люблю, я фигею как Он это сделал. Такой риск! Она же свободная, она же потом любить тебя не будет! И Он же знал это. Для Него же времени не существует, Он и о распятии Христа знал. Но каждый раз давал шанс человечеству стать другим. Он долготерпит, а потом просто свернёт этот эксперимент в конце концов. Если всё неправильно пойдёт.

Богом я восхищаюсь. Он создал самую великую конструкцию. Как обыватель, который не имеет моего комплекса знание может восхищаться? Чем? Чем он будет восхищаться когда не знает нихрена? Чем он любить будет? Он будет воспроизводить любовь. Внешние формы. Говорить, что любит. Накручивать себя. И ненавидеть ближнего. Любовь Бога для обывателя недостижима. И практически все христианские вещи, которые православии существуют, они для обывателя недостижимы. А нам говорят: "нет, вы к этому стремитесь". Это просто всё на словах делается, как ширма, как крыша, что Аллах нас не видит под крышей. А мы себе создали такую же крышу, ширму в виде походов в церковь. Значит оно как-то там интериоризируется по концепции Введенского. А хрен оно интеоризируется. Падшая природа извратит все христианские постулаты, все христианские ценности. И она будет жить по своим падшим потребностям. Христианство будет использовать как ширму, как прикрытие.

Симеон Афонский описывает случай, как двое убили в лесу человека, нашли у него в котомке сало, один говорит: "давай съедим", а другой отвечает: "нельзя, сегодня пятница". И так и не стали есть. Человека можно убить, а сало есть нельзя. И они идут гордые собой что не стали в пятницу есть сало. Ты бы лучше сало жрал, но не убивал. Вот оно пожалуйста, расхождение реальной жизни и христианских ценностей.

И ещё. Там есть очень интересная фраза: "мы исполняем то, что можем по немощи". Мы немощные, поэтому стараемся делать то, что можем. А на деле это оборачивается тем же самым. Я знаю одного человека. Ему подарили Мерседес, старенький, классический. Он христианин. Он каждый день читает все молитвы, соблюдает посты, ходит в церковь, исповедуется. Когда этот Мерседес начал дымить, он продал его за нереальную цену лохушке, сказав что Мерседес в идеальном состоянии. Он нашёл лохушку, которая ничего не понимает в двигателе, дыма она просто не заметила. Он её надул. Христианство его не остановило. Почему? Зачем он всё это делал? Почему в реальной ситуации, когда он должен был повести себя как христианин, себя повёл как язычник? Да даже язычник бы правду сказал. Вот эти племена, которые мы присоединяли в Сибири, у них же вранья до нас вроде бы вообще не было. Когда их завоевали, они не могли понять как вообще - врать? Это язычники, которые не знают что такое Христианство, никогда не врут! Христианин, которые хрен знает с какой культурой, всегда ходит в церковь и наврал.

Падшая природа, когда ей преподнесли эти высшие ценности, но не включенные в систему где есть точка развития, тот самый камень, Petrus, они тут же оборачиваются наоборот. Есть две цивилизации - одна плюнула на Христианство, а другая прикрывается Христианством. А Христианства нет нигде. Христос напрасно распят.

Благодарность Алексею К. за набор текста
Tags: Восток - Запад, богословие, диктофонные записи, проблема развития, христианство
Subscribe
promo kot_begemott august 8, 04:34 123
Buy for 50 tokens
Если можете, поддержите хотя бы немного. Номер карты Сбера: 4276 3800 5961 1900. Кошелёк Яндекса: 410011324008123 Счёт Paypal kot_begemot_@list.ru На счёт Яндекс-деньги: Помощь в любую сумму будет принята с благодарностью.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments