Игорь Лебедев (kot_begemott) wrote,
Игорь Лебедев
kot_begemott

Category:

"Страх русских перед будущим". Опровержение тезиса



Расшифровка диктофонной записи. Беседа с Алексеем от 24.12.2018 г.

И: Читаю я всякие диалоги наших "звёзд" обществоведения, именно "звёзд", то есть самых признанных авторов, которых везде приглашают как экспертов, везде публикуют, их мнение спрашивают журналисты, просят прокомментировать то или это, в общем общепринятых авторитетов. Один из них, по-моему Сергей Колесников, утверждает, что у русского человека присутствует страх перед будущим. Отдельных статей я по этому поводу не читал, но это выражение, что у русского человека есть страх перед будущим - оно встречается всё чаще и чаще. Я вообще не понимаю, как может быть такой страх. Имеется ввиду некий бессознательный страх, очевидно. Хотя может быть и доходящий до уровня сознания.

А: Это именно черта русских?

И: Да. Ну, понимаешь здесь как вот "нигде такого в мире нет, как у нас". Я перво-наперво подумал, что если бы страх перед будущим был, то наверно я сам бы боялся. Я бы на это натыкался. Об этом писали бы раньше. Очевидно, что в такой системе категорий осмысляют то, что у нас не идёт прогресс по западному типу. Что русский человек непредприимчив, система неспособна к развитию, и так далее.

Перво-наперво я подумал. Вот как женщины осмысляют то, что мужчина не хочет жениться? "У него страх". Какой страх? "Страх потерять свободу". Но у нас же нет страха потерять свободу! У нас есть другой страх. У нас привязанность к тому что есть. Мне хорошо так как есть, а жениться - значит всё изменить. Любовь к стабильности в данном случае, к привычному образу жизни интерпретируется как страх. Так вообще можно всё назвать страхом. Вот я люблю торты, значит испытываю страх, когда торта нет.

Дальше. Скорее всего, такая дефиниция, что страх перед будущим, перед прогрессом, какая у нас противоположная категория? Регресс, консерватизм, привязанность к стабильности? Так вот такая дефиниция возможна когда мир осмысляют в такой плоской системе координат. Страх, любовь к стабильности, прогресс. Вот ты историк, скажи, какие исторические факты свидетельствуют о том, что русский человек боится будущего? Особенности росписи керамики, особенности узора на одежде, особенности национального танца, танцевальная и музыкальная культура, особенности погребальных обрядов, что свидетельствует что русский человек боится будущего?

А: У меня свидетельств нет.

И: Русский человек на самом деле двойственен. Он очень любит плоды прогресса, но не любит участвовать в прогрессе. Русскому человеку нужно молоко без коровы. Это чисто русская черта. Что вообще такое "русская идея"? Это ничего не делать и чтобы у тебя всё было. Волшебная формула, которая всё запустит. Вспомни Иванушку-дурачка, который ездит на печи. Вот куда он скажет, туда она и везёт, можно не трудиться. Скатерть-самобранка. Щука, с её желаниями, Золотая рыбка. Вековечная мечта русского человека получить сразу всё чтобы не трудиться.

Но русский же готов получать плоды прогресса. Если бы он боялся будущего, то он бы боялся плодов прогресса. Набоков описывает нескольких известных школьников из высшей элиты, гимназистов, которые мгновенно перенимали всё популярное на Западе. То есть вот буквально на Западе нечто в моду входит, и уже через считанные недели в той гимназии в Петербурге этим увлекаются. На Западе входит в моду доска на колёсиках и у нас они сразу появляются, люди начинают этим увлекаться. На Западе появляется моноцикл, у нас они тоже появляются. Если бы русский человек боялся будущего как такового, он бы боялся и плодов прогресса, я так мыслю. Потому что каждый из них персонифицирует в себе будущее, прогресс.

Хорошо, давай возьмём более близкую тему. Традиционную культуру как она есть, какой-нибудь XVI-XVII век, русская деревенская община. Тогда она была ещё не совсем община, но она тогда была в деревне как некая субкультура, сообщество. Допустим какой-то крестьянин хочет резко что-то изменить. Но можно даже и наше время взять. Приезжает богач, строит особняк, говорит: мне не нравится ваша грязища на улицах, я сейчас всё замощу красивой плиткой. И народ относится к этому с подозрением. Почему народу не нравится изменение? Разве они связаны со страхом перед будущим?

Помнишь мы говорили про этот классический пример из Индии, когда было две трубы на кораблях, а стало три? Индийцы не боятся самих трёх труб. Они боятся богов, которые на них обозлятся из-за трёх труб. Три трубы - предвестники чего-то ужасного. Боги обозлятся. Значит индийцы боятся не будущего, а богов. Правильно я мыслю? Они находятся в состоянии определённого духовного взаимодействия с богами, которых всё время ублажают. Ну и русские тоже так делали. Там надо было каждый год поле определённым образом опахивать. Впрягали в плуг девственниц, за плуг ставили священника, надо опахать поле по периметру, чтобы хороший урожай был. Ясно что это некое магическое действие, которое должно обеспечить плодородие. Я думаю что в ещё более древние времена жертвы солнцу приносили, чтобы оно встало. Оно может обидеться и не встать. Богов надо всё время умасливать, чтобы мир проходил так как есть. Чтобы стабильность мира оставалась.

Значит русский человек любит стабильность. Ему не нравятся изменения как таковые. Бессознательно да, мы язычники. Мы чувствуем что-то нехорошее, но мы все верим в судьбу. Судьба может озлиться на нас, если мы предаём стабильность. Но любовь к стабильности это не есть страх перед будущим. Это разные вещи. Страх это страх. Это вполне определённая категория. Так вот что любит русский человек? Русский человек любит стабильность, потому что любые изменения могут принести неприятности. Начальство приедет и накажет. Например пашут все на таких плугах, а некто ввёл новый плуг и у него урожай стал выше. Это плохо. Потому что начальство приедет и заставит всех покупать новые плуги, заставят сдавать больше зерна, увеличит оброк. Тут ведь дело даже не в начальстве, которое отругает. Сама система устроена так, что любые нововведения могут ударить по всем. Вот лучше чтобы всё оставалось так как оно есть. Фраза "а вдруг будет хуже" - это страх перед будущим? Вот 86% держаться за Путина. Они держатся потому что другой придёт и вдруг будет хуже. Это страх перед будущим?

А: Нет, это не перед самим будущим страх.

И: Да. А перед чем?

А: Перед изменениями.

И: Перед ухудшением.

А: Так это нормально, для всех свойственно.

И: Но это же страх перед начальством, перед властью! Мы боимся, что власть что-то выкинет. Но мы не боимся будущего как такового. Мы знаем, что начальство нас насилует, а мы крепчаем. И к этому начальству мы привыкли. А вот вспомни ту историю, которую я выложил из XIX века, когда солдаты добровольно пошли на то, чтобы их пороли палками?

"...При покойной императрице Екатерине II обыкновенно в летнее время полки выходили в лагерь.

П. П., полковник какого-то пехотного полку, в котором по новости не успел еще, так сказать, оглядеться, хотя и очень худо знал службу, но зато был очень строг.

Простояв дни три в лагере, призывает он к себе старшого капитана и делает ему выговор за слабую команду.

— Помилуйте, Ваше Высокоблагородие (так величали еще в то время обер-офицеры господ полковников)! — сказал капитан, — рота моя, кажется, во всем исправна; вы сами изволите видеть ее на ученье.

— Я, сударь, говорю не об ученье, — прервал полковник, — а то, что вы слабый командир. Три дни стою я в лагере; во все это время вы никого еще не наказывали! Все другие господа ротные командиры исправнее вас: я вижу, что они всякий день утром после зари и вечерам перед зарею наказывают людей перед своими палатками; а вы так при мне ни одному человеку не дали даже ни лозона.

— За что же, Ваше Высокоблагородие, буду я бить солдат, когда они у меня исправны?

— Не верю, сударь, не верю: быть не может, чтобы все были исправны. Ежели вы не хотите служить порядочно, то выходите лучше вон из полку. Я не прежний полковник, терпеть не могу баловников. Какой вы капитан! Вы баба!

У бедного капитана навернулись на глазах слезы. Он удалился в свою палатку и не знал, что ему делать: драться он не любил, оставить службы не мог, потому что привык к ней и не имел у себя никакой собственности; а переходить в другой полк было весьма трудно — однако же он решился на последнее.

В самое это время приходит к нему фельдфебель.

— Что ты пришел ко мне? — сказал ему капитан. — Знаешь ли, что полковник разжаловал меня из капитанов в бабы за то, что я не колочу вас, как другие, палками. Прощайте, ребята! Не поминайте лихом; перейду в другой полк и сегодня же подам просьбу. Ступай к порутчику, коли что тебе надобно; а мне теперь нечего приказывать.

Фельдфебель вышел, не сказав ни слова, но через полчаса является опять к доброму своему капитану и говорит ему:

— Ваше Благородие! Сделайте отеческую милость, не оставляйте нас, сирот…

— Да разве вы хотите, — прервал капитан, — чтобы я колотил вас палками?

— Есть охотники, Ваше Благородие! Извольте каждый день наказывать из нас четырех человек и давать всякому по двадцати пяти лозонов. Мы сделали очередь; никому не будет обидно. Извольте начать с первого меня; еще готов каптенармус и два человека из первого капральства. Сегодня наша очередь. Ничего не стоит через 25 дней вытерпеть 25 лозонов: ведь гораздо более достанется нам, ежели будет у нас другой капитан… Ваше Благородие! Заставьте вечно Богу молить, потешьте полковника, прикажите уже перед зарею дать нам четверым по 25 лозонов.

Капитан думал, думал и наконец согласился на представление фельдфебеля или, лучше сказать, всей роты; потешил полковника: дал в тот же вечер по 25 лозонов фельдфебелю, каптенармусу и двум рядовым; на другой день откатал также четверых, и дело пошло своим порядком…"
[Измайлов А. Е. Собр. соч. в 2-х т. СПб., 1849. Ч. 2., с. 295–298.]

Данный начальник - хороший. А другой придёт - что будет? Он будет вообще всех пороть, беспределить! Солдаты боятся не будущего. Они боятся утратить стабильность, предсказуемость жизни. Существуют определённые чёткие, предсказуемые правила, по которым работает этот мир. И все к ним привыкли, как-то приспособились. Все как-то живут. Ну да, за границей живут лучше. Ну вот мы тоже вроде как живём, каждый имеет свой кусочек хлеба. А если придёт другое начальство? Что оно вытворит? Значит мы, с одной стороны боимся скорее уж произвола власти как таковой, а не будущего как такового. И мы любим именно стабильность.

А вот любовь к стабильности - это уже очень интересная вещь. Мы боимся что-либо менять, но когда нам что-то приносят, нам это нравится. Когда оно само приходит. Понимаешь, потребность в стабильности сидит очень глубоко. Ну вот этот вот классический пример, почему у нас не любят выскочек. У нас их тотально не любят.
Почему плохо то, что появился выскочка? А потому что он задаёт слишком высокий уровень. И потом всем придётся за ним тянуться. Русский человек - это баба, пушкинский Сальери. Ему нравится, когда всё постепенно, тихо идёт. А когда появляется Моцарт, то это хреново. Нарушает стабильный, сонный мир. Ну вот просто вспомним как Пётр мучился. Вот он пытался это болото изменить.

И ещё раз возвращаюсь к своему начальному тезису. Если бы русский человек боялся будущего, то он боялся бы плодов будущего, прогресса. Он боялся бы элементов прогресса. Он боялся бы сотовых телефонов, всего этого. У русского человека душа не лежит к созданию нового. У него в глубине закопано, что ничего хорошего от нового не будет. Он создаёт новое, только когда ему даёшь волшебный пендель. Вот возьмём сталинские шарашки, Туполева. Туполев, попал в шарашку (шарашка - волшебный пендель со стороны государства) и все сразу начали работать. Сразу начали новые самолёты создавать. Я думаю что "Катюши" тоже в шарашке создали. Русский человек знает, что в системе, в которой он живёт, за инициативу он будет наказан. Лучше не высовываться.

А теперь смотрим: русский человек приезжает на Запад. Сикорский, Ипатьев. Я не знаю сколько тысяч русских внесли свой вклад в прогресс на Западе, да этот, кто гугл создал, он тоже русский. Ну, там в третьем поколении. Если бы русский человек боялся будущего, и не хотел бы участвовать в прогрессе, то приехав на Запад он бы тоже там сидел и не высовывался. Он бы посуду мыл, таксистом был, швейцаром.... Значит в той-то системе русский человек себя ведёт иначе. Значит, дело в системе.

Ну, и наконец, последнее. А что есть наша система? Раз уж на то пошло. Если русский человек боится начальства, то что не хочет начальство? Почему оно сопротивляется новизне? Вот вспомни советское время, как мучились все рационализаторы и изобретатели. Чтобы хоть что-то внедрить. Хотя изобретения были гениальные. Вся чиновничья пирамида была против. Почему? Потому что изменения могут ударить по власти. А вдруг этот изобретатель займёт моё место? А вдруг какой-то другой чиновник этого изобретателя поддержит и этот чиновник займёт моё место?

Чиновничья пирамида не хочет терять свои места. Вот ему так хорошо, потому что вся система доминируема именно пирамидой. А что скажет вышестоящий начальник, если я поддержу рационализатора? И вот здесь мы открываем новую вещь о русском мире. Чиновничья пирамида - это точно такая же сельская община. Там точно также не любят выскочек. Потому что каждый из них также боится вышестоящего начальства. Одна и та же логика, здесь мы имеем две системы, которые изоморфны. И русская община как единое целое равных людей боится изменений потому что приедет власть и трахнет. Точно также каждый чиновник боится изменений. "Я возьму на себя ответственность, а вдруг меня накажут, а оно мне надо? Чего я с этого имею? Мне и так хорошо".

А вот если начальник что-то с этого имеет, тогда он понимает, зачем ему идти на риск, внедряя новое. Здесь уже ясно ради чего я рискую. А если я ничего с этого не имею, то зачем мне рисковать? Я отсылаю этого самого просителя выше, пусть он сначала получит подпись вышестоящего начальника, а потом я поставлю свою подпись. Здесь все точно также боятся вышестоящего начальства.

Русские люди боятся власти. Боятся высших, боятся начальства, а не будущего. И если мы начинаем мыслить в категориях, что "русский человек боится будущего", то мы уходим в сторону от правильного понимания того, что такое русский человек и "что надо делать". Потому что мы уже поняли "кто виноват".

Что делать с этим, чтобы оно развивалось? Надо для начала поставить власти в такую ситуацию чтобы им было выгодно внедрение нового. Именно власти должны подать пример. А как было в Китае, когда они запустили прогресс? Разве там всё началось с властей? Разве не они каким-то образом подали обществу сигнал "создавайте новое"?

А: Они может быть даже не столько новое, сколько сказали: "ну давайте, давайте начинать".

И: "Давайте мы поддержим, не будем вставлять палки в колёса" - это очень важно. Потому что "давайте" у нас говорят всё время. Медведев сколько говорил "давайте"? Путин сейчас говорит: "рывок", "скачок", "молодёжь неправильно воспитана, она не создаёт новое". То есть каждый чиновник должен быть поставлен в ситуацию, когда ему выгодно поддерживать нововведения. И если общество поймёт, что выгодно, тогда, возможно русский человек ещё и пошевелится. А сейчас если он талантлив, то ему проще на Запад поехать и там свой талант проявить. Его оценят, там система ориентирована на создание нового, на поддержку новизны. Он даже в Китай может поехать.

Но это ещё не всё. Наконец-то вспомним колониальную историю России. Этот колониализм в нас сидит. И начальство к нам относится как колонизатор к колонизируемым. "Их, туземцев, надо дрючить иначе они опухнут и перестанут налог платить." Вот точно также как "старики" в армии всё время говорят что молодых надо дрючить, иначе они опухнут. Дрючить для профилактики. И наши власти дрючат нас для профилактики именно для того, чтобы сохранить господствующее положение. Господствовать. А в этой ситуации, когда нас дрючат, именно дрючат, о создании нового речь уже не идёт. И здесь от единичной воли Его Величества ничего не зависит. Это же система. Ну вот так. Но я не согласен что русский человек боится будущего.

Это подмена. Но дело в том, что взгляд аналитика уходит в сторону и находит в русском человек некое базисное свойство, которое практически невозможно изменить. Но он же боится будущего - всё, это уже архетип. И тогда на русского человека надо махнуть рукой и сказать: "он ни на что не способен в принципе".

А: И делать всё что угодно, только не по уму.

И: Именно так. Это неправильный взгляд, потому что на ставит крест на русском народе, на его будущем.
Если бы русский человек боялся будущего, то вся наша культура была бы проникнута этим страхом. Это бы чувствовалось... как знаешь, перед войной в воздухе запах войны стоит. Вот страх перед будущим точно также стоял бы в воздухе.

И: Одно дело когда мы боимся конкретной вещи. И другой дело когда мы боимся будущего как некой абстракции. Это архетип.

А: Страх перемен - это фактически обычное дело для любых народов и возрастов, это же универсальная вещь. И тут к русским её не привяжешь, потому что она у всех в той или иной степени есть. Кто-то согласен на перемены, кто-то не согласен, тут очень много индивидуального. Так что это всё фигня. От возраста многое зависит кстати. В каком-то возрасте пожалуйста, при каком-то темпераменте пожалуйста - любые перемены. А для кого-то - нет. Так что это всё чушь конечно. Это подмена и такая знаешь, грубая, стрёмная подмена. Так что то что ты раскатал отлично.


Благодарность Алексею К. за набор текста
Tags: Русская Идея, диктофонные записи, проблема развития, русское, феномен власти
Subscribe
promo kot_begemott август 8, 04:34 123
Buy for 50 tokens
Если можете, поддержите хотя бы немного. Номер карты Сбера: 4276 3800 5961 1900. Кошелёк Яндекса: 410011324008123 Счёт Paypal kot_begemot_@list.ru На счёт Яндекс-деньги: Помощь в любую сумму будет принята с благодарностью.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments