Игорь Лебедев (kot_begemott) wrote,
Игорь Лебедев
kot_begemott

Categories:

Статью Глеба Павловского «Передача власти преемнику невозможна» утащили из под пей-волла


Терпеливо ждал этого момента. Вот самые интересные цитаты:

"...Я уже тогда видел в нем (Путине) гедониста, который не очень любит работать и считает, что дела сами как-то сделаются. Он выглядел типажом среднего класса, буржуа, причем скорее московским, чем петербургским.

Но это его личные особенности внутри Системы, которая и сделала Путина лидером. Кремлевская власть в нулевые долго опережала общество, а тем самым и все попытки борьбы с ней. Система превратилась в генератор путинского лидерства, компенсирующий его и государственные слабости. Я по сей день считаю это очень серьезным изобретением – на ничтожной экономической и рыхлой государственной основе удалось построить мощную глобальную инновацию. Но многие ключевые точки на пути перерождения этой системы мы, как власть и как общество, упускали.

Например, чем был для России мировой кризис 2008 года? Он выглядел катастрофой Запада, грозя утянуть за собой и Россию. Цунами ударило с Запада – и Кремль должен был придумывать, как спасаться. Федрезерв США спасал любые банки, европейские и азиатские, польские и румынские – только не российские! И возникает мысль: «Э, да этот мир аномален, а раз так – попробуем быть аномальны и мы!» Так начался путь, который привел нас к нынешней точке.

...Мы ссылаемся на «советское КГБ» как объяснение всему, что случилось. А оказывается, идентичный режим можно построить на другой основе, демократической и антикоммунистической, и еще быстрей нашего. Народы меняются, лидеры тоже. Я встречался с Виктором Орбаном (премьер-министром Венгрии. – Republic) еще в 1988–1989 годах – тогда он был искренний пламенный либерал; вроде молодого Немцова. Именно Орбан, выступая на миллионном митинге, потребовал торжественного перезахоронения Имре Надя в столице. А недавно памятник Надю демонтировали и убрали от венгерского парламента…

...Каким образом Система справляется с отсутствием компетентного управления, рациональной бюрократии? Чтобы понять ее, надо не упускать из виду, что Система вышла из 1990-х годов. Кремлевские вожди России их ругают, но сами они – блудные дети 1990-х. То время для Системы я бы сравнил с Большим взрывом, Big Bang. Коллапс СССР – это было господство повестки выживания. Чтобы выжить и преуспеть, надо захватить, вырвать, отвоевать. Отсюда и отношение к любой проблеме как к военной.

Кажется, Макс Шелер говорил, что о наличии государства знаешь по тому, что, просыпаясь утром, можно продолжить вчерашние дела. Вот это точно не о Российской Федерации! Система беспокойна, истерична, пуглива. Она опирается на привычно выживающее население. Пока его не подвели к краю, оно готово действовать солидарно с властью – нисколько той не доверяя.

......Пожалуй, из унаследованных от СССР характеристик я выделю одну, о которой говорил мой учитель Михаил Гефтер: советская и российская системы являются вариантами социума власти. Власть в них осуществляется помимо государства. И второе: Система РФ успешна только как мировая система; если бы она попыталась стать национальной, то рухнула бы.

...Россия не умеет быть национальным государством, у нее никогда это не получалось. Мы не создали государственной нации. Отсюда циклические катастрофы, как выбросы гейзера в ожидании будущего взрыва. То, что мы переживаем после Крыма, – это попытка Системы заменить неудачные внутренние экспромты внешней экспансией. Аномальный эксцесс азартного игрока, решившего отбросить правила игры, чтобы рывком занять центральное место. РФ давно уже глобализованная и долларизованная страна – еще в начале 2000-х годов доллары составляли в России 70% стоимости всех денег. Вот сегодня мы якобы воюем с Украиной, а объем торговли с ней растет. Разве так бывает?

Внутренние дела перестали интересовать власть, ими занимается Следственный комитет. Власть правит миром по «глобусу Украины» – в своем воображении, разумеется. Началось это тоже давно, с начала 1990-х, когда казалось, что внешняя политика Козырева (Андрей Козырев, министр иностранных дел РФ в 1990–1996 годах. – Republic) прозападная. Но она столь же была имперской – кстати, именно Козырев изобрел понятие «ближнее Зарубежье». Кремль считал, что Россия, как лучший друг США, получила права надсмотрщика над постсоветским пространством. В опубликованных разговорах (https://republic.ru/posts/91984)Ельцина с Клинтоном хорошо видно, как российский президент постоянно возвращается к этой теме. Но как управлять другими, когда не умеешь управлять собой? Экономика в руинах, суда нет, на улицах цветет преступность – а Кремлю приспичило заниматься Украиной, Казахстаном, Таджикистаном… С момента выхода из холодной войны Российская Федерация искала окно, чтобы туда вернуться.

...Я слышу это 30 лет: бандиты милей, чем кровопийцы, и со временем они станут банкирами, как в Америке. Поиск примеров в чужой истории – наша русская беда. Во времена Дикого Запада в США был независимый суд, причем суд местного населения. Ничего такого у нас не бывало, Россия бессудна. Америка – страна свободы, когда-то дикой. Наши бароны – люди стиля «чего изволите?» На этом строилась их карьера, так они выживали. А когда достигли состояния, где есть что терять, тут же берут под козырек. Это не бароны-разбойники, а бароны-предатели. Такие не построят национального государства.

Навальный снимает о них интересные фильмы, это смотрят – но политически мало мобилизуются. Конечно, от меня, человека, который немало поспособствовал деполитизации в 2000-е годы, странно слышать жалобы на деполитизацию. Но ее глубина стала проблемой. Какие-то лет 15 назад никто бы в оппозиции не сказал, что политическая ситуация безнадежна, что ничего нельзя сделать, надо ждать ухода Путина.

...Оппозиция однажды ушла из парламента на улицу и там потерялась. Все произошло быстро, почти случайно. В 2003 году СПС и «Яблоко» не прошли в Государственную думу. В парламентской жизни это еще не трагедия – готовься к следующим выборам, подтягивай партийную сеть, пересматривай идеологию. У российских либералов была тогда лучшая политическая инфраструктура, общественные ресурсы, даже доступ к законотворческому агрегату (через людей во власти). Были сильные медиа, газеты, и даже на телевидении был немалый ресурс.

Но они споткнулись на случайности и на склонности подражать ложным прецедентам. В 2004 году в Киеве произошла «оранжевая революция». Из Москвы все выглядело так, будто 100 тысяч человек просто вышли на улицу и установили демократию. Безумная мысль, что киевский Майдан можно повторить в Москве, сыграла с российским оппозиционным движением злую шутку. Выйдя на улицу, либералы слились в комичных маршах с НБП – и стали стремительно терять свои политические кадры и позиции в аппарате, в медиа, в НКО, в бизнесе. 15 лет партстроительства были пущены на ветер, и ради чего? Ради утопии «марша миллионов». Якобы на улицу однажды выйдет миллион человек – и режим падет.

Но даже в Киеве все было не так! Людей на площадь выводили политики, уже контролировавшие полпарламента. А еще столичный мэр. А еще часть сотрудников администрации Кучмы… С 2004–2005-го начались годы бесцельных блужданий либералов по улицам и площадям Москвы и утраты интереса к системной политике.

...не стоит проводить прямых параллелей между утопической идеократией СССР и безыдейной Россией.

...В 1986 году я вернулся в Москву из ссылки и сразу понял, что лавина тронулась. Кремль пытался вернуться к раннесоветским ценностям – Советы, гласность, самоуправление граждан. Неформалитет – прогорбачевская интеллигентская и ученая среда – весь бурлил. Я еще не был прописан в Москве, меня искала милиция, а я с друзьями-неформалами требовал от советских властей уступок неформалам. Мы действительно знали, что мы уже власть. Это ощущение нас вело.

– Сегодня невозможно повторить такое движение?

– Боюсь, что нет. Надо представлять густоту тогдашнего образованного класса. Эти люди читали не твиты, а книги. Это был мощный, хоть и политически инфантильный класс – Горбачев на него очень рассчитывал. Но, активизировавшись, образованный класс быстро проиграл – мы ведь совсем ничего не понимали ни в политике, ни в медиа, ни в экономике. А дилетанты в России у власти не удержатся. И мы потеряли власть, а затем стали ее возвращать при помощи политтехнологических средств.

– В недавнем интервью вы говорили: «Не стоит надеяться на операцию “Преемник”, нас ждет перестройка». Почему вы так считаете?

– Но я не имел в виду горбачевскую перестройку. Передача власти преемнику невозможна – кремлевский двор стянул массу полномочий, которыми не может реально распоряжаться. Их нельзя передать. Смотрите, какую тряску в регионах устраивает Москва, – и речь только о губернаторах. Нет механизма, который бы наделил кого-то, кто будет после Путина, такими же полномочиями. Получается, что перегруппировка во власти неизбежна.

Сейчас, впрочем, все это утопичные рассуждения. В данный момент Путин ментально находится в дальней зарубежной командировке, откуда ему трудно вернуться обратно. Он должен потерпеть крупную неудачу, чтобы вернуться к делам России. И боюсь, что сам этой проблемы не осознает – возможно, ему все видится наоборот, что он преуспевает, а телевидение не умеет это показать.

– А вариант, как в Казахстане, невозможен в России?

– Здесь, как и с Украиной, мы видим тягу к ложным прецедентам. После отставки Нурсултана Назарбаева пошли сравнения казахской ситуации с российской – и рассуждения, возможно ли такое у нас. Никто не замечает, что Кремль всегда одержим был мировыми делами, а Казахстан никогда! Казахстан занимался своими внутренними делами, экономикой и политикой. Это авторитарное государство. Но власть Назарбаева опирается на страновую, национальную основу, а власть Путина – нет. Если бы Путин захотел повторить путь Назарбаева, ему надо было бы уйти из мировой политики. Но тогда он сразу оказался бы меньше Назарбаева – этаким Хрущевым на даче. И ждал бы, как его судьбу разыграют его бывшие друзья – для них он ценный актив выживания.

...Главный герой в русской драме – диван. Когда на сцену вынесут диван и на него кто-то ляжет, он так и пролежит до финала. Сегодня говорят: подождем до 2024 года! Надеюсь, что вся эта обломовщина будет как-то преодолена. Ведь реальных опасностей для страны внутри и вовне все больше, а государственность сильней не становится. И кто-то должен задать параметры следующего этапа – кто? Оппозиционеры? Люди вокруг Путина? Теперь опять все уставились на Украину – как же, свободные выборы, москвичам завидно, и они тоже размечтались о «клоуне». Но в нашей политике все клоуны обычно злые.

...Не стоит забывать, что «бархатные революции» 1989-го были даром горбачевского Союза. Светлая, радостная эпоха – время независимости, время свободы от Москвы. Но соглашусь с теорией Ивана Крастева и Стивена Холмса: они пишут, что это была еще и эпоха мимезиса, время имитаций. Восточная Европа имитировала Западную – кто удачно, кто нет. Теперь же встает вопрос, а где Европа сегодня? Она в сложном кризисе самоидентификации, в провале лидерства. Но Европа рано или поздно соберется для нового рывка – и беда, если к тому времени Россия окажется ее врагом. А Кремль уж очень старается.

– Из того, что вы сделали за время работы в Кремле, чем вы гордитесь больше всего?

– Мне нет смысла стыдиться за избрание Путина, я избирал совсем другого человека, но люди меняются. Профессиональные мои успехи – это кампании Ельцина в 1996 году, Путина в 1999–2000 годах. Впрочем, «горжусь» – неподходящее слово; гордыня мне вообще не свойственна. Но есть вещи, которыми я осторожно любуюсь, и это – российская Система. В данном виде она состоялась в путинское двадцатилетие, и в первое десятилетие я тоже внес в нее ряд сильных качеств, впрочем, и вредных немало. Сейчас за нее часто стыдно. И все же эта наша глобальная инновация – Система РФ не слабей интернета.

– Если бы вам нужно было описать сегодняшнюю Россию одним-двумя словами, то какие бы это были слова и почему?

– Свойство России – ее аномальная верткость. Вот где шарнир этой странной системы. Она проворная на добро и во зло. Такой она и останется, сколько будет существовать. Мы верткие, мы живые, мы мировые – как бы пиратски этим системным свойством не злоупотребляли, завтра оно же нас выручит.
Tags: Восток - Запад, из жизни клоунов, история, проблема развития, феномен власти, цитаты
Subscribe
promo kot_begemott august 8, 04:34 123
Buy for 50 tokens
Если можете, поддержите хотя бы немного. Номер карты Сбера: 4276 3800 5961 1900. Кошелёк Яндекса: 410011324008123 Счёт Paypal kot_begemot_@list.ru На счёт Яндекс-деньги: Помощь в любую сумму будет принята с благодарностью.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment