Игорь Лебедев (kot_begemott) wrote,
Игорь Лебедев
kot_begemott

Categories:

"Семантический анализ девичьих игр с прыжками"



Несколько глав из книги С.Б. Борисова «Мир русского девичества» (М., «Ладомир», 2006г., 340 с.)

«Вероятно, историческим предшественником девичьих игр с прыжками выступают все русские (шире — славянские) языческие магические практики, включающие прыжки. Но если функции аграрной и брачной магии, очевидно, в настоящее время полностью утрачены, то визуально-эротический и психоделический компоненты в той или иной степени присутствуют в современных девичьих играх…» .

СЕМАНТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ДЕВИЧЬИХ ИГР С ПРЫЖКАМИ

Рассмотрение вопроса мы намерены начать с выявления семантики прыжковых практик в традиционной культуре. Как показывает изучение этнографической литературы, исторически прыжки включались в различные культурные комплексы, в силу чего обретали различную семантическую нагруженность.

ПРЫЖКИ КАК ЭЛЕМЕНТ АГРАГАРО-ПЛОДОРОДЧЕСКОЙ МАГИИ.

В славянской обрядности прыжки связаны прежде всего с урожайностью льна и конопли. Помимо подпрыгивания непосредственно при севе конопли, принятого у словаков, обряды,способствующие росту высокой и чистой конопли, совершались у славян во время многих календарных праздников, особенно на Рождество, Масленицу , в первую неделю Великого Поста, на Ивана Купалу, в Петров день. Произнося специальные приговоры, участники обряда выполняли магические действия: подпрыгивали (чем выше, тем лучше), перепрыгивали через колоду, лавки, пояса, прыгали с лавок, столов, печей. Известны обычаи подпрыгивать при сажании хлеба в печь. Зажигали костры и прыгали через них — чем выше, тем богаче урожай конопли (жители Славонии полагали, что у тех, кто выше прыгает через костер, будет лучше урожай пшеницы).

Масленичные игры и ритуальные танцы с высокими прыжками и подскоками, «на высокий лен и коноплю», были частью обрядов ряженых. У чехов подскоки считались обязательным элементом постовых танцев. Подпрыгивая, девушки говорили: «Ради льна, ради льна, ради конопельки». У словаков пастухи ходили по домам и подскакивали с вертелом, чтобы у хозяйки уродилась высокая конопля, Маленькие мальчики ходили «скакать на коноплю» — хозяева одаривали того, кто прыгнул выше всех.

У восточных славян зафиксирована девичья забава, проходившая весной, одновременно с качанием на качелях — «девушки прыгали на досках»:

«Доска кладется поперек толстого бревна таким образом, что концы ее, выступающие по сторонам бревна, были уравновешены. Кто-либо из участников садится на середину доски. На концы доски становятся две девушки начинают поочередно подпрыгивать, благодаря чему поднимается то один, то другой конец».

Описавший эту забаву Д.К. Зеленин связывает ее в комментариях с плодородческой магией, а также (на наш взгляд, менее убедительно) с попыткой установить магическое господство над воздухом…

Таким образом, один из семантических слоев прыжков связан с плодородием земли.

ПРЫЖКИ КАК ЭЛЕМЕНТ БРАЧНО-ПРОДУЦИРУЮЩЕЙ ОБРЯДНОСТИ.

Кроме связи с аграрно-продуцирующей семантикой прыжки через костер тесно связаны также с антрополого-продуцирующей семантикой. Так, у белорусов перепрыгивание через костер считалось верным средством от бесплодия.
Прыжки через костер, известные у всех славян, имели также брачную семантику. Перепрыгивающие через костер девушка или парень должны были не задетъ колышка шеста, воткнутого в середину костра; не сбитъ лапоть, привешенный к нему. Молодые люди парами прыгали через огонь, стараясь не разжать рук: предполагалось, что в этом случае их свадьба непременно состоится…

Брачную семантику имел и обряд прыгания девицы в понёву. Вот что сообщал о жителях Тульской губернии путешествовавший в 1823 году по Южной России А. Глаголев:

«Девки ходят здесь до 15 и 16 лег в одних только рубашках <…>; по прошествии этого срока на девку надевают понёву. <…> Обряд <…> совершается в день именин девки, в присутствии всей родни ее. <…> Именинница становится обыкновенно на лавку и начинает ходить из одного угла в другой. Матъ ее, держа в руках открытую понёву, следует за ней подле лавки и приговаривает: «Вскоци, дитетко; вскоци, милое»; а дочь каждый раз на такое приветствие сурово отвечает «Хоцу — вскоцу, хоцу—не вскоцу». Но как вскочитъ в понёву значит объявить себя невестою и дать право женихам за себя свататься, то никакая девка не заставляет долго за собою ухаживать, да и никакая не дает промаху в прыжке»

Приведя это описание, Д.К, Зеленин указывает, что оно является единственным, где обряд «скакания в понёву» выступает как изолированный. Во всех других сообщениях «скакание в понёву» предстает частью свадебного ритуала.

Обряд скакания девочки-подростка или девушки в понёву (сарафан, юбку, рубаху, а также в пояс или рыболовную сеть в виде мешка на обруче) является компонентом восточнославянских пубертатного и свадебного обрядов и отмечен тем самым ритуально-переходнной эротико-брачной семантической маркировкой.

ПРЫЖКИ В КОНТЕКСГЕ КОНЦЕПЦИИ Я.В. ЧЕСНОВА О ДЕВИЧЕСТВЕ КАК «ПОЛЕТЕ К НЕБУ».

<...> Cолнце в народных традициях, как правило, ассоциировано с замужней, родившей женщиной, однако замужняя и беременная женщина лишена доступа к небу. Зато небеса доступны девушкам. Состояние полета — это их естественное качество, которое разнообразно подчеркивается в обрядах и обычаях. <…> К числу ритуалов девичества, архетипически восходящих к полёту в небо, следует отнести следующие: прыганье девушек через огонь, известное у восточнославянских и западноевропейских народов; у балкарцев это тайный обряд «восстановления» целомудрия;
- подбрасывание обуви девушками с гадательной целью (тоже хорошо известно)
- обряды типа прыжков на поле и подбрасывание ложек девушками у русских для заклинания хорошего роста льна;
- вспрыгивание на лавку как один из ритуалов совершеннолетия девицы, рассмотренный Дмитрим Зелениным;
- обряды поднимания невесты женихом на коня (у народов Кавказа), перенос ее в дом на руках (во многих местах), поднимание девушки парями как знак ее совершеннолетия и способности принимать ухаживания (в Бельгии);
- бег невесты как одна из стадий свадебного обряда (известен <..> многим <…> народам).
В сущности, все упомянутые обычаи не свадебно-брачные, а возрастные. Они маркируют переход девушки в совершеннолетие и способность к половой жизни. Удивительно стабилен способ этой маркировки, состоящей в отрыве девушки от земли.
Через девичий «полет в небо» становятся понятны предбрачные обычаи, хорошо известные в науке, но всегда хранимые в дальних углах ее научного архива. Подчеркивание исходного девичества характерно для сути женских танцев. У народов Поволжья, у восточных славян легкие прыжки присущи в танце женской партии, присядка – мужской (Чеснов 1998:305-308).

<...>Исходя из концепции М Вебера, мы полагаем, что как принцип первичности семиотики обряда над кинемой (движением тела), так и принцип первичности социокультурной метафоры над кинемой являются «идеальными типами», то есть исследовательскими моделями. Речь в таком случае не идет о6 «истинности» одной и неистинности другой логики, а о том, насколько эффективно та или иная исследовательская модель связывает воедино те или иные этнографические (культурно-антропологические) данные. Вообще же различные исследовательские логики разумно использовать по принципу дополнительности (комплементарности).

ВИЗУАЛЬНО-ЭРОТИЧЕСКАЯ СЕМАНТИКА ПРЫЖКОВ

Православная церковь как властный институт с самых ранних пор стремилась подавить, вытеснить, элиминировать все проявления язычества, прочно укоренившегося в быту и ментальности русского народа. С точки зрения православия все или почти все поведенческие практики оценивались либо как церковно-лояльные (богоугодные), либо как «языческие»=«бесовские», «богомерзкие», «сатанинские». В этой «бинарно-оппозитарной» системе координат «скакание», подпрыгивание целиком входило в «языческо-бесовский» семантический континуум и исключалось из «православной» системы поведения.
- «Домострой» Сильвестра (середина XVI века) называет «скакание» наряду с плясками делами «богомерзкими», а «Стоглав» 1551 года осуждающе констатирует: «<…> сходятся мужие и жены и «<…> начнут скакати и плясати, и в долони бити. И песни сатанинские пети» (Афанасьев 1982:97; Срезневасий 1989/3: 362).

Но, думается, вряд ли аграрные и брачные обряды сами по себе вызвали 6ы активное противостояние Церкви. Вероятно, неприятие православных иерархов вызывали иные коллективные практики с прыжками, в которых плодородческое начало выступало в непосредственно-антропологическом эротическом обличии.
Об этой окраске прыжков в русской праздничной языческой традиции пишет Н.Л Пушкарева:

«До конца X века на Руси в семейных отношениях были еще распространены языческие традиции. <…> Заключение «брака» осуществлялось <...> на особых празднествах, отмеченных <…> нарушениями всех и всяческих (в том числе и сексуальных) табу. Совершались такие обряды чаще всего у водоемов во время игрищ, поздней весной или ранним летом. <…> Эти игрища (впоследствии решительно выживаемые и мучительно выжигаемые христианской Православной церковью) существовали многие века. В так называемом «Послании игумена Пафнутия» о купальской ночи, относящемся к 17 веку, читаем: «Когда придет самый тот праздник, мало не весь град возьмется в бубны и в сопели <..> и всякими неподобными играми сотонинскими, плесканием и плясанием. Женам же и девкам - <…> всескверные песни, хрептом их вихляние, ногам их скакание и топтание. <…> Тако же и женам мужатым беззаконное осквернение тут же <…>».
<…> Несмотря на запреты, традиции массовых игрищ, предполагавших открытое выражение эротики, продолжали жить, обеспечивая существование народных праздничных ритуалов. Они допускали то, что повседневно запрещалось (например, <…> танцы-скакания, во время которых обнажались традиционно закрытые части тела, скажем, ноги».

О том, что подпрыгивание во время пляски может трактоваться как эротический «прием», призванный привлечь внимание лиц противоположного пола посредством обнажения обычно закрытых от обозрения частей ног, писал и Э. Фукс:

«Большинство, и притом самые излюбленные танцы Ренессанса состояли в диких прыжках, в бешеном кружении и вращении дамы так, чтобы юбки ее поднимались как можно выше. <…> Уже в одной придворной песне говорится; «Она прыгала вверх на несколько клафтеров (единица длины Австрии и Венгрии) и больше!» <...>Генрих фон Миттенвейлер говорит в одном стихотворении: «Девушки бойко прыгали так высоко, что видны были их колени» (Фукс 1993: 474-475).

Кроме того, длительное подпрыгивание порождает измененные состояния сознания, открытые для экстатических переживаний. Неудивительно поэтому, что длительные подпрыгивания включены как в языческие, так и сектантские практики. Так, радения хлыстов и скопцов заключаются в подпрыгиваниях под звуки песен, в результате чего участники доводят себя до состояния изнеможения, экстаза и бреда.

Подытоживая все написанное выше о семантике и психоделике прыжков, мы в качестве гипотезы выскажем следующее суждение. Вероятно, историческим предшественником девичьих игр с прыжками выступают все русские (шире — славянские) языческие магические практики, включающие прыжки. Но если функции аграрной и брачной магии, очевидно, в настоящее время полностью утрачены, то визуально-эротический и психоделический компоненты в той или иной степени присутствуют в современных девичьих играх. <...>

В современных девичьих «прыжковых» играх семантики аграрно-магическая, пубертатационная и брачная присутствуют в лучшем случае на уровне «памяти жанра» (термин М,М. Бахтина). В то же время в современных девичьих «прыжковых играх» от прежних обрядово-игровых практик сохранились психоделический эффект продолжительного однообразного подпрыгивания и визуально-эротический эффект обнажения частей тела, обычно прикрытых платьем…

(книга Борисова в весьма сокращённом варианте есть в Сети: http://proekt-psi.narod.ru/biblio/borisov.htm)
Tags: М_и_Ж, книги, культура, религия, цитаты
Subscribe
promo kot_begemott december 12, 04:34 119
Buy for 50 tokens
Если можете, помогите хотя бы немного. Номер карты Сбера: 4276 3800 5961 1900. Кошелёк Яндекса: 410011324008123 Счёт Paypal kot_begemot_@list.ru На счёт Яндекс-деньги: Помощь в любую сумму будет принята с благодарностью.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments