Игорь Лебедев (kot_begemott) wrote,
Игорь Лебедев
kot_begemott

Category:

Детское конструирование, золотая рыбка и грехопадение



Ранее (в тексте "Мужской Манифест") утверждалось, что башни, которые строят мальчики, являются частью крепости. Типа, каждый мальчик по природе воин, он строит укрепление в виду возможной войны с себе подобными, и башня нужна, чтобы отслеживать приближение противника.
Затем подумалось, что онтологическая мужская потребность в башне связана с древними аграрными пережитками. Все, что вижу с вершины моей башни - мое. Чем выше башня, с которой я озираю свои земли, тем большую территорию контролирую. Башня - символ моего доминирования над местностью. Узко-Фрейдовское толкование башни отметалось с самого начала.

Однако на последней смысловой глубине башни мальчиков означают нечто иное. Любая башня, построенная из песка или конструктора, в конце концов является прообразом башни Вавилонской.
Грехопадение по разному сказалось на мужской и женской природе. В общем для обоих, оно выразилось в том, что человек стал в амбивалентное отношение к ближайшему начальнику в системе иерархии. Раньше, до грехопадения, человек с удовольствием (чуть не написал - "с чувством глубокого удовлетворения") творил его волю, не имея ничего против тогдашнего своего положения на данной иерархической ступени. Восприятие человека, его деятельность была направлена внутрь. Человек творил, оставаясь на своем месте.

После грехопадения все стало восприниматься иначе. Человек перестал внутренне мириться с иерархическим устройством мира и начал воспринимать начальника как своего противника. Восприятие человека, сфера приложения его сил стали внешними. Сам человек стал жить внешними, материальными ценностями. Это дополнительно подтверждается сотворенными Адамом и Евою опоясаниями - уже в них заложен иной, падший взгляд на мир (концепция нудистов является дальнейшим его продолжением и углублением). Теперь, после грехопадения, человек утратил внутренний взгляд на вещи, на свое место в мире, и на иерархию как таковую: смысл жизни в том, чтобы подняться выше, занять место своего начальника, доказать, что я лучше и успешнее его. Ничто так не доказывает факта грехопадения, как наша любовь к успеху.

Отношение к иерархии стало амбивалентным; начальника теперь не только признают, но и готовы спихнуть с законного его места. Чем он лучше меня? Если иерархия уже не священна, то мне всё позволено. И смысл жизни в новой реальности прежде всего в том, чтобы как можно выше подняться вверх. Отсюда - стремление опередить других, занять более высокое место. В идеале - самое высокое. Ради чего Вавилонская башня и была построена. Она - предел всех человеческих устремлений, модель нашей падшей жизни, мы больны ею с раннего детства.

Герой Достоевского говорил, что его всю жизнь Бог мучил. Не совсем точно - наc мучает Вавилон, собственная наша гордыня, любовь к внешнему, неумение жить внутренним. Мы мучаемся от собственного неумения смириться с очевидным, с благодарностью принять его. Ибо "тот, кто пьет воду сию, возжаждет опять". И идеалом мужской башни является Вавилонская, так как именно Бог - по крайней мере, до грехопадения - был ближайшим и непосредственным начальником мужчины. И если я строю башню до небес, то обозреваю с нее всю Вселенную, как бы становлюсь богом, "ведящим доброе и лукавое".

Совсем не то с девочками. Поскольку ближайшим начальником женщины, более высокой ступенью иерархии является мужчина, то и бунтует женщина прежде всего против него.
Вспомним, что в Эдеме Ева была помощницей мужчины. Иерархия была четкая: Адам служит Богу, Ева - Адаму, и их возможные дети были также подчинены родителям. Ребенок до грехопадения должен был быть прежде всего продолжателем дела мужчины. Существование обоих было подчинено единой цели - служению Богу; Адам должен был передать эстафету этого служения своему потомству. Весь остальной антураж райского бытия - возделанная территория, постройки, прирученные звери, жизненные удовольствия были подчинены главному - служению высшему себя. Они были вторичны от этого служения. Человек Эдема работал и создавал себе удобства, чтобы эффективнее служить Богу, но не работал ради того, чтобы создавать удобства. То же самое касалось и деторождения: оно не должно было быть самоцелью. Четкая и стройная иерархия бытия предполагает четкое мировоззрение и стройную систему ценностей.

После грехопадения взгляды Евы меняются кардинально. Собственно, с ног они становятся на голову. Главным в жизни Евы становится не Адам, и даже не Бог, но ее ребенок - который и появляется сразу же после изгнания из рая. Ребёнок как бы фиксирует, закрепляет в себе происшедшие изменения. И в голове у Евы также всё переворачивается. Все окружающее (а в первую очередь - мужчина) становится условием правильного и приятного существования диполя «женщина-ребёнок». И весь мир нужен для того, чтобы им обоим было хорошо. Ведь смысл жизни – в удовольствии от неё, не правда ли?

Отсюда и иное понимание Евою жизненных удовольствий: они становятся самоцелью, условием и смыслом существования её и потомства. Окружающий мир (а в пределе - и все бытие) Ева рассматривает как призванное служить как ей, так и ребенку. И всё сущее женщина рассматривает теперь под этим углом. Более того: религию падший женский менталитет рассматривает лишь как одну из компонент удобной и приятной жизни, а загробную жизнь - как своего рода продолжение земных удовольствий, поднятие их на новую высоту. Женщина посещает храм, молится, постится не с целью самоограничения, подчинения, служения Богу, а для того, чтобы у неё «всё было хорошо». Дабы иметь всё хорошее в полном, так сказать, комплекте (1). В новой реальности грехопадения женщина даже крестит ребёнка не для того, чтобы мистически (и онтологически) присоединить его к Христовой Церкви, подчинить всю будущую жизнь его Творцу, но чтобы ребёнок был здоровее, поменьше болел, да и вообще, «чтобы всё было сделано хорошо и правильно».

Собственно, это еще полбеды, если таковые падшие взгляды хранят для личного употребления. Однако в случае с Евою всё куда хуже: она начинает навязывать свое мировосприятие Адаму, заставлять его плясать под свою дудку. Так на сцену выходит то самое _б_а_б_с_т_в_о_.
Адам также начинает восприниматься как обслуга подрастающего поколения. Неизвестно, чем он там занимается, но в первую очередь должен думать о семье и детях. Бывшую преданную помощницу более не интересует содержание прежнего (и будущего) Адамова служения. Из помощницы Ева становится госпожой (женские козыри известны); она распространяет новое видение мира, и (падший) Адам с готовностью признает это распределение ролей: мир женщины вообще очень теплый и уютный, а подчиняться куда проще и удобнее, чем быть лидером, нести ответственность, думать и творить. Тем более, что уверенность новой, чудесно преображённой грехопадением Евы в правоте женских своих идеалов столь сильна... Что может противопоставить им Адам? Какие такие высоты духа?
Оказавшись в подчинении у Евы, Адам (и его потомство) утрачивает всякое понимание Бога и своего призвания, и Творец всяческих делает последнюю отчаянную попытку, чтобы вправить всем мозги, вернуть с земли на небо, и напомнить об изначальном призвании и о Себе. Первое пришествие Сына Божьего.

Таково кардинальное различие в понимании Адамом и Евою идеи пост-эдемского "вавилонства". Для Адама башня имеет скорее спортивный интерес, это реализация желания победить конкурента, Бога, захватить Его власть, вытеснить с пьедестала, воссесть самому и наслаждаться победою над более мощным соперником - "смотрите, как я крут! я победил его! я!!" Даже в грехопадении Адам остается бескорыстно-азартным - факт победы, собственное безусловное первенство важнее для него тех материальных благ, которые может она принести. Вспомним старика из пушкинской "Сказки о рыбаке и рыбке". Поймав рыбку, предлагающую ему любые блага, "удивился старик, испугался... отпустил он рыбку золотую..."

Совсем не то у Евы. Старуха из этой же сказки, не довольствуясь чудесно обретённым положением царицы, в конце-концов требует, чтобы стать "владычицей морскою", а рыбка (не что иное, как символ всемогущего творца) оказалась у нее в подчинении. Казалось бы - у человека все есть, она царица, чего же боле?
Женщина не может смириться не только с потенциальной конкуренцией со стороны рыбки (могущей одарить другую богатством подобным, если не бОльшим). Для падшей женской натуры невыносима идея конкуренции как таковой. Соперниц не должно быть в принципе. Мужчина с его соревновательным азартом и потребностью в экстриме постепенно загнулся бы в этом сияющем мире тошного монотонного процветания.

Воможно (хотя и не доказано), что бесконечный мир материальных благ и бесконечное "рыбье могущество" нужен пушкинской старухе, чтобы эффективно продолжать род (нетрудно видеть, что следующим желанием будет здоровье, молодость и неземная красота) - но зададимся вопросом, кого может вырастить наша преобразившаяся старуха? Точно таких же потребительниц, командующих своими мужчинами? Конкуренток себе?

В конечном счете, в пределе своего развития, женщина (она же пушкинская старуха, ставшая бесконечно красивой, здоровой, могущественной и молодой) не нуждается в потомстве, ибо они будут её конкурентами. Что и демонстрирует нам процветающий Запад - обеспеченные западные женщины не слишком торопятся обзаводиться семейством с нормальным количеством детей (то есть не менее трех).

Отношение пушкинских героев к рыбке - ни что иное, как универсальная модель отношения мужчины и женщины к Богу в мире после грехопадения: мужчина вообще не знает, как использовать это всемогущество, женщина же, напротив, знает слишком хорошо. Мир Евы является перевернутым, иерархия в нем направлена в противоположную сторону, в сторону ребенка. И прогресс, воцарившийся после грехопадения, стал иным, перверсивным, извращённым - он прежде всего направлен на достижения максимума удовольствия, услаждения плоти и упокоения духа. О служении Богу речь уже не идёт; более того - в конечном счёте, прогресс "христианского" общества стремится подчинить себе и Бога.

Сартр сказал, что «ад - это другие». В действительности, ад есть мир перевернутый, где высшее безусловно подчинено низшему. Где на последней глубине доминирует женщина, и во главу угла поставлен внешний успех и материальные ценности, а мужчина теперь на побегушках. А в перспективе на побегушках и Творец этого «лучшего из миров» (Voltaire). Кухарка, управляющая государством. Это реальность, в которой Запад уже живет. Часто ли мы задумываемся, почему именно старуха рулит чудотворной пушкинской рыбкой? И уж заодно - почему именно рыбак фигурирует в названии сказки?

Именно так сказалось грехопадение на женщине. У нее изменилась точка отсчета. Если ранее она с готовностью признавала главенство Адама, то теперь либо занимает его место, либо силится занять. Начальной точкою процесса нового этапа грехопадения является классический вопрос нашей современницы: "Чем я хуже мужчины?", ибо сама постановка его переводит взгляд с внутреннего плана бытия на внешний (совершая грехопадение, будучи готовым его совершить, Адам сформулировал бы иначе - "чем я хуже Бога?", ибо получает ответ: "будете яко бози"). В Эдеме людей "брал на понт" мудрейший из зверей; сейчас - простейшая идея (внешнего) развития, либерализма и прав человека. Разрушьте иерархию, создайте равенство, возлюбите более всего успех, прогресс и удовольствия, и сами будете как «пушкинские рыбки».

* * *


...Идеал Творца - создать другого такого же, равного Себе, однако второго "Бога" создать невозможно по определению. И тогда Бог создаёт бесконечную Вселенную, обладающую аналогичными, такими как у Него, способностями. То есть – имеющую бесконечную свободу, способность к развитию, обОжению, и – самое главное - созданию себе подобной. Творец создаёт творческое-иное. Если поразмыслить, то ничего другого Он и _н_е_ _м_о_г_ создать. Богословы считают, что человек является образом и подобием Божиим. Это не совсем точно - скорее, вся Вселенная. Человек - лишь микрокосм, в которой отразился Бог, он является "точкой роста", из которой начинается и реализуется процесс благодатного преобразования. И начался этот процесс с "выделенной точки", которую Библия именует Эдем (2).

Ранее, до грехопадения, Адам хорошо понимал эту свою задачу - творческое преобразование Вселенной, при благодатном участии Творца с конечной целью максимального её, Вселенной, совершенствования. Такого, чтобы Вселенная готова была (в пределе своего развития) не просто преклониться пред Богом, свободно признать Его своим главою, но и - тем самым - как бы оплодотвориться, мистически "зачать", то есть сотворить себе- (и Богу-)подобную, новую Вселенную, вновь развивающуюся из "точки взрыва". И Адам понимал своё место в общем Божием процессе сотворения миров.

Бог творит, и творчество Его является одновременно конечным и бесконечным (в Боге вообще сходятся все антиномии). Конечным потому, что сотворяет единую Вселенную единожды; бесконечным, так как Вселенная должна организовать "выпуск себе подобных". Творец не просто "мечтает" создать иного творца, творца-как-иное по отношению к Себе. Он "мечтает" как бы сблизиться с сотворённым, мистически с ним как бы совокупиться (намеренно употребляю "как бы", и ставлю "мечтает" в кавычки, так как при бесконечных масштабах событий не вполне благоупотребимы конечные наши слова). А потому главная задача (каждой) Вселенной - создать себе подобную, способную к постепенному обожествлению; основная проблема лишь в том, кто мистически "оплодотворит" ее in statu nascendi - Бог или дьявол. Если последний, то Бог навсегда будет отстранен от процесса миротворения, Он станет у дьявола "на побегушках", и всё новые Вселенные будут создаваться уже вывернутыми наизнанку, с порочной и перевернутой иерархической структурой. И борьба эта одновременно конечна и бесконечна (3).

Участие человека во всем этом центральное. Бердяев пишет, что творчество человека - это продолжение миротворения. Адама уже нет, но с его потомков задачу никто не снимал, её должно выполнить теперь человечество, объединившееся _п_о_с_л_е_ пришествия Христа и как бы под Его знамёнами - почему и была последняя молитва Его (на горе Елеонской) о том, чтобы ученики были едины. Единство человечества, преображённого учением и благодатью Христовой - залог и непременное условие успешного выполнения поставленной задачи (4).

Либо осознавшее свои ошибки и призвание человечество двинется в правильном направлении - сотрудничества с Богом, либо идет по пути "мира и безопасности", то есть создает тип прогресса, заточенный под земные удовольствия. В этом случае Бог в конце времен элиминирует неудачную Вселенную, и Сам, в одиночку, без какого-либо нашего участия создаёт новую, которой снова дает точно такой же шанс. В этом случае прежнее человечество не будет соучастником Бога в славе. Каждого осудят в виду участия/неучастия его в общем процессе, да раскидают по разным местам. Горе тому, кто ни капельки не участвовал!

Ева была лишь помощницей Адаму в процессе общего развития, однако - не без активного её участия - происходит грехопадение, меняется духовная структура мира, и теперь Ева незримо становится во главе всех мировых процессов. Она олицетворяет, персонифицирует собою новый тип человеческого бытия - когда удовольствия ставят превыше всего. И понуждает Адама преклонить к ней и Вселенную, а в идеале - и Бога. И в качестве главного козыря она использует ребёнка. Это идол женщины, ее кумир. Как, впрочем, и источник не только всевозможных удовольствий, но и ощущения собственной полноценности. Деторождение, забота о потомстве почти полностью вытесняет у Евы представление о первоначальной задаче (5).

Символом мира женщины является её дом. После грехопадения, это для неё стало главное. Без дома детей не заведешь. Такой уютный, хорошенький домик, размеры и обстановка которого зависят... все знают, от чего они зависят. И мужчина нашего, то есть падшего, мира призван его обслуживать и улучшать. Он должен нести все в дом, все в дом. Ведь он и сам в нем живет. А на что нужен еще мужчина, если он не добытчик?

Еву более не интересует мистическая драма, развернувшаяся на небесах, во времени и вне его. Все женские ценности и устремления сосредоточены теперь в доме. Фаина Раневская говорила, что «для женщины сумка это часть тела». На самом деле, для нее первичен именно дом, и сумка есть уменьшенная его модель. Это домик, который всегда с собой. Этакий микрокосм, в котором отражается весь макрокосм домашнего женского бытия. Ибо, в пределе, женщина хотела бы, чтобы ее дом разросся до размеров Вселенной. Это и будет Вавилонской башней женщины - бесконечные удовольствия в бесконечном доме, огромном, как Вселенная, а Творец у неё на побегушках. Но за невозможностью подойдет и мужчина - все одно, соперничество с Богом конечная его цель. Думаю, душа женщины об этом знает. И строя игрушечный домик, девочка тренирует себя на роль пушкинской старухи. Уже в этой зловещей игре девочка демонстрирует падшее свое мировоззрение - что домик для нее главное, прообраз специфически-женского Вавилона, где само жильё, сама Вселенная и все удовольствия включены в одну, падшую систему ценностей. И если для мужчины Вавилонская башня - это своего рода спорт, то для женщины - способ заставить Бога кормить и ублажать как её, так и ребенка. Идеал мужской жизни после грехопадения победить всех мужчин, а потом и Бога, женщины - заставить всех служить ей и её дому.

Отсюда и одноэтажные домики, которые строят девочки. Ну конечно, не башни. Девочка строит домик, а душа ее символически овладевает всем мирозданием, миром земных радостей и вещей. Невозможно представить себе, чтобы девочки начали строить башни. Но, думаю, в мире, проникнутом ненавистью к истинной Божьей иерархии, и до этого дойдет.

P. S. При написании текста ни одной башни или домика не пострадало.
P.P.S. Чтобы научить мальчиков смириться с иерархией, вовсе не нужно запрещать им строить.


Примечания:

(1) Серафим Роуз прекрасно описал, как современные христиане заезжают на сверкающих лимузинах на воскресную службу - по дороге на шоппинг или в бассейн. Самое центральное Таинство оказалось включено в круг потребления. Подробнее об этом см. моё эссе «Православное христианство и конец света. К постановке проблемы» (http://samlib.ru/k/kot_b/pro_finish.shtml)

(2)"Запуск" "правильного" прогресса начинается с момента, когда Бог (в Эдеме, до грехопадения) приводит к Адаму зверей, чтобы увидеть, как он их наречёт. В своё время я пытался расписать, что достигалось этим самым приведением – сломался, кажется на 9 или 10 пункте. Там было и подчинение себе природы (оставаясь в единстве с нею), и творчество, и формирование новой, "правильной" рациональности (наименование – начало классификации и, стало быть, науки), и многое, многое другое, что не важно для нынешнего изложения. А важно то, что Бог и Адам "работают" здесь совместно: Бог приводит, Адам нарекает. В своей науке, рациональности и творчестве Адам не должен был отрываться от Бога и тем более, противоставлять себя Ему, как это случилось в творчестве, науке и рациональности, начавших (и продолжающих) формироваться после грехопадения.

(3) Библейское Древо Жизни как раз и символизировало этот процесс. Если бы падший Адам отведал плода от него, то стал бы жить вечно, то есть переключил процесс миротворения как на падшего себя, так и на главного организатора грехопадения.

(4) И здесь многое зависит от того, кто его, человечество, объединит, кто его поведёт за собой. Сейчас это делает Запад. Мы все знаем, куда он нас ведёт. Но если вы полагаете, что такую роль способна сыграть Россия, то напрасно обнадёживаетесь. Россию, утратившую истинные ценности и цели, разуверившуюся, перешедшую на гедонистические позиции извращённого прогресса Бог никогда не поставит во главе мировых процессов, и силы ей не даст - что прекрасно демонстрирует новая наша история. С другой стороны, Россия - не последняя сила, противостоящая Западу в сем грешном мире. Последние, пусть даже самые бестолковые, признающие Христа всего лишь за пророка, вполне могут оказаться первыми. "Я малых сих сделал..."

(5) Точно так же, как светлый лик Христов вытеснил то же самое представление у самых верных его последователей. Вселенская, творческая задача первочеловека по усовершенствованию мира, правильный, преображенный благодатью прогресс - все это было с готовностью похерено, уступив место плоской доктрине индивидуального покаяния и спасения с "тонущего корабля". Впрочем, от последовательно падшего разума чего еще ждать.

30 июля 2007г.
Tags: Адам и Ева, М_и_Ж, Пушкин, богословие, философия, христианство
Subscribe
promo kot_begemott december 12, 04:34 121
Buy for 50 tokens
Если можете, помогите хотя бы немного. Номер карты Сбера: 4276 3800 5961 1900. Кошелёк Яндекса: 410011324008123 Счёт Paypal kot_begemot_@list.ru На счёт Яндекс-деньги: Помощь в любую сумму будет принята с благодарностью.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment