Игорь Лебедев (kot_begemott) wrote,
Игорь Лебедев
kot_begemott

Category:

Об индивидуализме


Всё зло - из города.
(латинская поговорка)

Одною из основных причин, породившем индивидуализм, является городская жизнь.

В деревне сама жизнь не даёт развиться специфической городской гордости. Если сосед в деревне делает нечто неприятное, ведущее к ссоре, то деревенский житель, тем не менее, вынужден мириться с ним, поскольку, в конечном счете, они не могут обходиться друг без друга. Рано или поздно, всё равно придётся обратиться за помощью. Таким образом, чтобы поддержать отношения, деревенские жители зовут соседей на праздники, ходят к ним, всем делятся, прислушиваются к их мнению, и т.д.

В отличие от жизни в деревне, городская жизнь позволяет обходиться без помощи соседей. И вообще не разговаривать с ними. Получается так, что горожанин сначала живет независимо, а потом как бы ищет и находит причину, чтобы не прощать соседа.

Всё по обычной марксистской схеме, старой как мир: бытие определяет сознание. Наш коллективизм, потребность в других, оказались наносными и слабыми - как, впрочем, и всё у нас. В том-то и дело, что мы слабы перед нашим бытием.

Отсюда возникает следующая вещь. Сначала, не имея стимула поддерживать общность, постепенно начинают искать и находить то, что поддерживает между ними различия, создаёт духовную дистанцию. То есть приучаются к индивидуализму. В то время, как в деревне всегда искали и находили повод для общности. Жизнь заставляла. Специфика бытия.

Хорошо помню конец 60-х, когда все (в ту пору немногочисленные) автовладельцы в деревне знали друг друга, постоянно помогали, что-то брали или одалживали (домкрат, насос, всякие хитрые съёмники), регулярно общались на всевозможные автомобильно-ремонтные темы. Гараж одного из них был своеобразным местным клубом. Их объединяла не только принадлежность к клану автолюбителей - сама деревенская жизнь с коллективной её логикой объединяла их.

Вот город стал современным и цивилизованным. Теперь даже соседи по гаражу не знают друг друга, не хотят знать, и даже не здороваются. Можно было бы понадеяться, что одинаковость машин будет способствовать хоть какой-то общности. Однако этого не происходит. (Славный клан владельцев Volvo-240, всегда останавливающихся на трассе, чтобы помочь друг другу и всегда приветствующих собратьев фарами, я, разумеется, не беру в расчёт - это совершенно специфические люди, зачастую не от мира сего. Предпочитающих данную модель отличает, скорее, особый стиль жизни и мировоззрения.)
Остановившиеся на светофоре владельцы двух совершенно одинаковых машин - причём достаточно редких марок - делают вид, что не замечают друг друга. Соседа в очереди супермакета - мужика с бадьёй незамерзайки - уже невозможно спросить, как она пахнет (двадцать лет назад он с радостью бы вам её открыл; тридцать - её нюхала бы вся очередь). Даже в тех вещах, которые, казалось бы, могли объединять, люди теперь стремятся искать различия. Они позабыли о человеческой общности.

Теперь считается обязательным не обращать внимание, искать различий, отстаивать индивидуальность, а не общность. Именно город предполагает это. Так что городская цивилизация будет генерировать индивидуализм со всею неизбежностью.
Если людей делает индивидуалистами наличие какого-либо имущества, то воля ваша, а есть в этом что-то бабское. Уж мужчины-то должны быть выше этого.

Скажут, что всё это связано с прогрессом, мол, общество, состоящее из индивидуальностей, более прогрессивно. В действительности, прогресс является здесь отговоркой. Индивидуализм никак не связан с конкуренцией. Напрямую он связан лишь с гордостью. Самолюбием, самолюбованием и гордостью. Современное либеральное сознание лишь не готово это признать.

Современный городской индивидуализм не является следствием какой-либо теории. Из теории может родиться только теория, не более и не менее того. Он - порождение самой городской жизни.

Городская жизнь, жёсткое разделение на множество профессий, не предполагает добрососедского сотрудничества. Маловероятно, что твой сосед окажется профессиональным автомехаником, электриком или сантехником. В то время, как в деревне каждый сам себе и электрик, и сантехник, и строитель, и садовник, и ещё не знаю, что. Сосед может оказаться менеджером или бандитом, и в обоих случаях у него может не оказаться столь нужных вам плоскогубцев или соли.

Ситуация развивается и дальше. Сначала горожанин не нуждается в большом количестве детей.
Потом - поскольку развитая пенсионная система позволяет в старости обойтись без их помощи - горожанин обходится одним ребёнком, исполняющим функцию, скорее, символическую: вот, родил сына, типа, всё у меня как у людей... В действительности, наличие детей уже является пережитком прошлого - общество, доминируемое бюргерами-гедонистами, лишь не готово это осознать.
Потом горожанин понимает, что без детей вообще можно обойтись, и парочки начинают жить в своё удовольствие, чередуя путешествия, развлечения и шоппинг.
Потом наступает новая ступень развития индивидуализма, когда горожане понимают, что могут прекрасно обойтись без постоянной семьи. Современная городская жизнь создаёт для её создания ровно столько же стимулов, как и для поддержания традиционного коллективизма. Разнообразие половых партнёров куда интереснее, чем утомительное наличие супруга. Перспектива - сходящимся вместе для непродолжительного сожительства парочки. Городская жизнь - разумею, в современном её (гедонистическом) варианте - не предполагает длительного и прочного союза.

Собственно, у семьи как ячейки общества (а значит, и у самого общества), остался последний бастион - консервативная женская натура, когда нуждаются в прочной семье, любящем муже и детях. Но посмотрите на современную городскую женщину, на подчёркнуто-независимую её манеру держаться, и даже на походку - либо по-мужски деловую, либо по-уличному сексапильную. Все женские потребности, казалось бы, такие незыблемые - в скором времени тоже пройдут.

***

Однажды, этим летом, памятуя о невозможности припарковаться у одного магазина в час "пик", я поступил в логике первой половины 90-х: недолго думая, и даже не посмотрев вокруг, загнал свой пятиметровый драндулет на тротуар. Там так иногда делают, да и места для прохода пешеходов оставалось предостаточно. Проходящий мимо мужчина сделал мне замечание: мол, зачем здесь поставил, ведь места на стоянке были. Подавив самую первую реакцию, я сообразил, что он прав, и тут вдруг понял, что я уже отвык. Отвык и от того, что на улице делают правильные замечания, и от того, как когда-то было положено на них правильно реагировать. Пришлось что-то искусственно выстроить в себе, возвращаться в логику 60-х, и отвечать ему в этой, человечной логике.
Уже закупившись (это была кошачья еда; дело происходило у магазина "Бетховен" рядом с м. "Беляево"), я выехал на Профсоюзную, и по дороге домой стал думать. Тому прохожему можно было ответить в логике 90-х - послать его угрожающим голосом. Можно было поступить в логике конца 80-х, когда в моде было Православие, и попросить прощения. Можно было пожать плечами в логике гламурных 2000-х, то есть послать его в игривой форме. А в логике 50-х было вернуться в машину, завести двигатель и переехать в другое, правильное место...
Tags: либерализм
Subscribe
promo kot_begemott august 8, 04:34 123
Buy for 50 tokens
Если можете, поддержите хотя бы немного. Номер карты Сбера: 4276 3800 5961 1900. Кошелёк Яндекса: 410011324008123 Счёт Paypal kot_begemot_@list.ru На счёт Яндекс-деньги: Помощь в любую сумму будет принята с благодарностью.
Comments for this post were disabled by the author