Игорь Лебедев (kot_begemott) wrote,
Игорь Лебедев
kot_begemott

Categories:

Невротическая религиозность



"...Моя религиозность носила долгое время невротический характер, и кризис, переживаемый мною - прямое следствие этого.

Сначала я думала положить это дело под "христианский" замок. Но потом передумала. Во-первых, полно людей думает, что ЛЮБАЯ религиозность имеет невротический характер. Специально опровергать этот тезис я не буду, но постараюсь каждый раз обозначить границу между нормальным и невротическим религиозным переживанием. Во-вторых, христиан среди моих читателей больше, чем у меня в "подзамочном" списке, а невротическая религиозность - это очень распротстраненная штука, и людям стоит знать, как она проявляется изнутри и как выглядит снаружи.

Начнем с самого начала. Что такое вообще невроз? С хорнианской точки зрения, невроз - это "базальная тревога", глубинный страх перед миром, который был заложен в человека так глубоко в детстве, что человек не может его отрефлексировать без посторонней помощи. Родители - как правило, сами невротизированные - внушают ребенку неверие в себя и в людей. Впрочем, лучше предоставить слово самой Карин Хорни:
"Но, подведя им итог, мы оказываемся перед фактом, что окружающие ребенка люди слишком глубоко погружены в свои собственные неврозы, чтобы любить ребенка или хотя бы думать о нем, как об отдельной самобытной личности; их установка по отношению к ребенку определяется их собственными невротическими потребностями и реакциями. Проще говоря, они могут быть подавляющими, гиперопекающими, запугивающими, раздражительными, сверхпедантичными, потакающими, неустойчивыми, придирчивыми, равнодушными, могут иметь любимчиков в ущерб другим детям и т.д. Обычно дело не в какой-то одной их черте, – налицо целый букет неблагоприятных факторов, препятствующих росту ребенка.
В результате у ребенка развивается не чувство принадлежности, не чувство "мы", а острое ощущение незащищенности и мрачные предчувствия, для определения которых я использую термин базальная тревога. Это чувство изоляции и беспомощности в мире, представляющемся ребенку потенциально враждебным. Мощное давление базальной тревоги не дает ему относиться к другим людям непосредственно, в соответствии с его подлинными чувствами, и вынуждает искать иные пути обращения с ними. Он вынужден бессознательно вести себя с людьми так, чтобы это не возбуждало (или не повышало), а смягчало его базальную тревогу. Особые установки, проистекающие из подобной бессознательной стратегической необходимости, определяются как темпераментом ребенка, так и характером его окружения. Короче говоря, он может попытаться либо вцепиться в наиболее могущественное лицо из своего окружения, либо возмутиться и вступить в борьбу с окружением, либо захлопнуть перед другими двери своей внутренней жизни и уйти от них эмоционально. В принципе это означает, что он может идти к людям, против людей или прочь от них.
В здоровых человеческих отношениях эти пути не исключают друг друга. Способность принимать и дарить привязанность (раскрываться для нее или уступать своим чувствам), способность бороться и способность оставаться в одиночестве – все это дополняющие друг друга способности, необходимые для хороших отношений с людьми. Но для ребенка, у которого базальная тревога выбивает твердую почву из-под ног, все эти три пути доходят до крайности и становятся жесткими, ригидными. Привязанность, например, становится цеплянием, уступчивость – угодливостью, соглашательством. Точно так же он рвется в бой (или порывается уйти прочь) без всякой связи с тем, что он на самом деле испытывает и безотносительно тому, уместна ли его установка в данной ситуации. Степень его слепоты и жесткости в своих установках прямо пропорциональна интенсивности таящейся в нем базальной тревоги."

Вообще, наверное, нет смысла цитировать какие-то куски, говорящие о создании и работе невротических механизмов защиты: вот нужная глава.

http://psylib.org.ua/books/hornk03/txt01.htm

Мы подошли к первой линии водораздела. Невротик ищет в Церкви первым делом не Бога и не людей, но успокоения своей базальной тревоги, причем, как правило, начинает искать там только поедле того, как отчается найти его у людей.
Я знаю, что многие, начиная с отца психоанализа, объясняют этим любую религиозность вообще. Я не согласна, и вот почему:

1. Невротические защитные механизмы всегда имеют только временный эффект; облегчение, которое они приносят, затем сменяется усугублением кризиса, потому что корни проблемы остаются на месте. Если бы вся религиозность как таковая, носила невротический характер, концом любой религиознй жизни был бы личностный крах. Но история свидетельствует, что это не так.

2. Если бы все религиозные люди был невротизованы, никто из них не был бы способен к трезвому самоанализу. Невротическое поведение воспринималось бы верующими как должное. Но опыт, опять же, свидетельствует о другом: многие священники, монахи и просто верующие способны к качественному самоанализу, а уж зафиксировать невротическое поведение со стороны для многих не составляет труда.

3. Наконец, сама Карен Хорни так не считает. В качестве примера человека, устоявшего перед невротическим искушением "сделки с дьяволом" она приводит Иисуса Христа:

Мне кажется, что наиболее уместный символ для невротического процесса, инициированного погоней за славой, – это идейное содержание истории о сделке с дьяволом. Дьявол, или другое персонифицированное зло, искушает человека, запутавшегося в духовном или материальном плане, предложением неограниченной власти. Но он может получить эту власть, продав свою душу или отправившись в ад. Такое искушение может возникнуть у каждого, богатого или бедного духовно, потому что взывает к двум могущественным страстям – стремлению к бесконечному и желанию найти легкий выход из положения. Согласно религиозной традиции, величайшие духовные вожди человечества, Будда и Христос, испытывали такое искушение. Но поскольку они были твердо укоренены в себе, они распознали это как искушение и смогли его отвергнуть. Более того, условия, оговоренные в сделке, вполне соответствуют цене, которую придется заплатить при невротическом развитии. Говоря символическим языком, легкий путь к бесконечной славе неизбежно оказывается путем во внутренний ад презрения к себе и самоистязания. Выбирая этот путь, человек фактически теряет свою душу – подлинного себя.

Мне в связи с этим вспоминлся отрывок из "Расторжения брака" К. С. Льюиса, вот здесь, разговор с Фрэнком:

http://orth.narod.ru/articles/lewis_brak/4.htm

Антрекот очень не любит эту сцену и считает, что она обличает в Льюисе нехорошего человека. На самом деле она обличает в Льюисе хорошего психолога. "Актер", который роняет патетические реплики - "идеальное Я" Фрэнка, сверкающий доспех невротика; "Карлик" - подлинное "я" Фрэнка, пришедшее к жалкому состоянию. Невротик ВСЕГДА расплачивается за успешное созидание "идеального себя" убийством подлинного себя. Антрекот считает, что это убийство не может быть полным, иначе Бог несправедлив. Я, вслед за Карен Хорни, считаю, что человек свободен и в том, чтобы прикончить себя таким затейливым способом. При жизни это редко кому удается в полной мере, но после смерти дело должно пойти быстрее и губительней, так как исчезает самый крепкий барьер на пути окончательного погружения невротика в "идеальное Я" -
вещная реальность. До Судного Дня и Воскресения невротику предстоит пребывать в полной власти собственных фантазий, в их аду.

Главной приметой невротической религиозности является именно то, что духовной жизнью живет не подлинное, а "идеальное Я", то есть, по сути дела вместо духовной жизни мы имеем дело с чувством разыгранный спектакль "Я живу духовной жизнью". В принципе, это один и тот же спектакль, только разынрываемый в разных деколрациях "Я живу интеллектуальной жизнью", "Я живу Искусством", "я живу общественной жизнью" - выбор лежит сугубо в области вкусов, а подлинный нравственный выбор отсутствует.

Опасность невротической религиозности - в том, что она предлагает иллюзию спасения и успокаивает болевые сигналы, которые при другом раскладе заставили бы человека двигаться. Проявления невротическрой религиозности порой так искусно маскируются под проявления подлинной духовной жизни, что изнутри этого не видно, а смутное ощущение "что-то не так" (крик боли подлинного "я") легко объяснить "дьявольскими искушениями" и на этом основании подавить.

Когда я обнаружила невротический характер своей религиозности, я, естественно, оказалась лоб в лоб с вопросом "что делать". Уходить из Церкви, как Наталья Холмогорова? Но, во-первых, это сам по себе невротический путь. Путь наименьшего сопротивления. Я так уходила много раз - из школ, секций, кружков, из ЧГК... Это не выход, во-первых.

Во-вторых, хотя и бывает невротическая религиозность - не бывает невротического призвания. Скажем так: можно из невротических соображений оказаться в армии, но дезертировать из-за невроза - это все равно дезертирство. Если путь - в обретении собственного "я", то нужно просто его продолжать, по пути минуя невротические ловушки. Невротическая религиозность "опровергает" нормальную не больше, чем невротическая привязанность "опровергает" любовь, а невротическая тяга к уравниловке - нормальную справедливость. Как и в случае с невротической привязанностью, выход - в обретении подлинной любви, а не в постоянном разрыве с партнерами, к которым привязываешься.


(нашёл в Интернете)
Tags: психология, религия, цитаты
Subscribe
promo kot_begemott august 8, 04:34 123
Buy for 50 tokens
Если можете, поддержите хотя бы немного. Номер карты Сбера: 4276 3800 5961 1900. Кошелёк Яндекса: 410011324008123 Счёт Paypal kot_begemot_@list.ru На счёт Яндекс-деньги: Помощь в любую сумму будет принята с благодарностью.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments